Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Пятница, 09.12.2016, 16:33
Главная » 2016 » Август » 6 » Анна Ревельская – легенда русской разведки
21:19
Анна Ревельская – легенда русской разведки
В связи с тем, что архивы российской военно-морской разведслужбы времён Первой мировой войны во время хаоса революционных событий сильно пострадали, установить подлинное имя и подробности биографии выдающегося агента разведки Балтийского флота Анны Ревельской, сыгравшей немалую роль в нанесении серьёзного урона германским военно-морским силам, теперь вряд ли представляется возможным. Тем не менее её история столь интересна, что, несомненно, заслуживает рассказа.

Отнюдь не плод писательской фантазии

В историю Первой мировой войны она вошла под именем Анны Ревельской. В занятой немцами в 1915 году Либаве (сегодня латвийский город Лиепая), который стал на время основным местом деятельности разведчицы, её знали под именем Клары Изельгоф (Clara Izelgof). Образ патриотки знаком тем, кто читал роман Валентина Пикуля «Моонзунд». Известно, что писатель в работе над романом широко использовал документальные источники и мемуары. Иначе говоря, Пикуль не придумал свою героиню, он лишь украсил некоторыми характерными для художественного произведения живописными подробностями реальные события её жизни. Например, безусловным вымыслом автора была любовная линия книги – роман русской разведчицы и главного героя, офицера Балтийского флота. Историку и литератору Владимиру Шигину удалось выяснить в Российском государственном архиве военно-морского флота, что в годы Первой мировой войны в штате разведки Балтийского флота действительно была некая Анна Ревельская, которая являлась агентом-нелегалом. «Однако, – пишет он, – это не настоящее имя и фамилия разведчицы, а всего лишь один из её служебных псевдонимов. Как на самом деле звали Анну Ревельскую, мы не знаем».
Все авторы, писавшие когда-либо об Анне Ревельской, единодушны в том, что она происходила из обеспеченной русской семьи, владевшей несколькими имениями в Прибалтике, окончила гимназию, знала иностранные языки, в том числе немецкий. Её описывают как грациозную и обворожительную даму, эффективно использовавшую свою привлекательность и обаяние для работы.

Официантка кафе в Либаве

О начале разведывательной деятельности Анны Ревельской ничего не известно, однако ясно, что она специализировалась на сборе информации о германском военно-морском флоте.
В Либаве Анна появилась ещё до её оккупации германскими войсками. Это позволило ей вжиться в окружающую обстановку, не вызывая особого интереса к своей персоне, и ждать возможного прихода немцев.
Российская военно-морская разведка, предвидя возможность успешного германского наступления вдоль побережья Балтийского моря, создавала агентурные точки в портовых городах, которые могли оказаться захваченными противником.
Весной 1915 года по разработанной легенде под именем Клары Изельгоф она устроилась работать официанткой в портовой кондитерской, часто посещаемой моряками. Спустя некоторое время германские войска заняли Либаву.
Основным и самым достоверным источником, освещающим деятельность российской разведчицы в латвийском городе, в настоящее время является книга английского журналиста и писателя Гектора Байуотера (Hector Charles Bywater) «Морская разведка и шпионаж: Эпизоды из мировой войны», переведённая на русский язык и опубликованная в 1939 году. Автор имел доступ к конкретным германским документам, а его книга была издана вскоре после окончания Первой мировой войны, когда были ещё живы участники описываемых событий. Всё это позволяет относиться к приведённым фактам с определённым доверием. Байуотер весьма подробно освещает ход операции по передаче германскому военно-морскому командованию на Балтике фальшивой карты минных заграждений.
Байуотер сообщает, что среди германских унтер-офицеров Балтийской эскадры был некто Курт Бремерман (Kurt Bremermann) – весьма привлекательный мужчина, служивший на одном из германских кораблей. Он познакомился с Ревельской в портовом кафе, где она работала. Внешность девушки покорила германского офицера, и он влюбился. Однажды Ревельская рассказала германскому моряку следующую историю. В начале войны она якобы была увлечена находившимся в Либаве русским офицером, который служил в береговой обороне. Однако он её обманул. Через некоторое время, после того как русский офицер её покинул, она обнаружила забытый им в спешке портфель. В нём находились какие-то бумаги. Курт, разумеется, заинтересовался. Сопровождая свою речь нелицеприятными эпитетами в адрес «подлого русского моряка», она вручила Курту портфель. Находившиеся в нём документы были на русском языке и, без сомнения, являлись официальными, ибо бланки были украшены двуглавым орлом. Среди бумаг были географические и навигационные карты, значение которых было ясно и без перевода. Была полностью показана оборона Рижского и Финского заливов: форты, минные заграждения и другие препятствия.
Бремерман с разрешения Анны взял бумаги с собой. Они были переведены и тщательно исследованы офицерами германского флота. На картах были обозначены не только схемы минных полей, охранявших заливы, но и безопасные проходы, используемые российскими военно-морскими силами.
Как раз в то время, осенью 1916 года, немцы планировали крупное наступление германского военно-морского флота с целью прорыва в Финский залив. Для его подготовки предполагалось протралить безопасные проходы в русских минных полях. Теперь, когда проходы стали известны, необходимость в длительных и опасных операциях Балтийской эскадры по тралению отпала. Германское командование не скрывало своей радости. Однако подкинутые через Ревельскую карты со схемами минных заграждений оказались умело подстроенной ловушкой. Отдельные факты, касающиеся подготовки этой операции по дезинформации германского флота на Балтике, приводятся в дневниках начальника разведотделения штаба Балтийского флота, капитана 1-го ранга И. Ренгартена, частично опубликованные в научно-историческом журнале «Красный архив» (том 32, 1929 год). Кроме того, как отмечает В. Шигин, «судя по всему, в Либаве действовал не агент-одиночка, а целая группа российских агентов, во главе которой и стояла Анна, которая и являлась местным резидентом».

Чёрная ночь германского флота

О том, что произошло в устье Финского залива в ночь с 28 на 29 октября (10−11 ноября) 1916 года, можно судить по воспоминаниям командира 10-й флотилии, капитана 1-го ранга Франца Виттинга (Franz Witting), опубликованным в вышедшей в 1921 году в Мюнхене книге «На море непобедимы». Ничего странного в названии нет, так как гибель 10-й флотилии – только один из эпизодов действий германского флота на Балтике.
Впервые перевод воспоминаний германского офицера на русский язык был изложен в журнале ВМФ России «Морской сборник» в номерах 8−9 за 1922 год.
Для начала несколько слов о самой флотилии минных сил германского флота. Она была сформирована уже в ходе начавшейся войны и состояла из 11 новейших эскадренных миноносцев, по скорости и вооружениям относящихся к высокому классу минных крейсеров. На 1916 год эта флотилия считалась лучшей в кайзеровском флоте. Главной её задачей являлась охрана и оборона в море линейных кораблей. В операции в Финском заливе её целью было обнаружить и атаковать лёгкие российские морские силы, защищавшие вход в залив, а также забросать минами фарватеры залива. Для проверки надёжности маршрута на разведку были высланы два эсминца. Благополучно миновав все ловушки, они вернулись назад. Безопасность проходов подтвердили и рейды в этот район германских подводных лодок. Последние сомнения отпали.
Под покровом темноты флотилия покинула Либаву. Море было спокойное. Низкая облачность, закрывавшая луну, способствовала скрытному продвижению. Когда все одиннадцать кораблей втянулись в обозначенный на русских схемах «безопасный проход», произошло то, чего германские моряки никак не ожидали: два корабля подорвались на минах. Капитан Виттинг, отправив в Либаву один из крейсеров с подобранными из воды экипажами, всё-таки решил продолжить рейд, списав подрыв на случайность. Эскадре удалось войти в Финский залив. Более двух часов продолжались безуспешные поиски русских судов. Не обнаружив их и желая чем-нибудь себя проявить, корабли эскадры решили обстрелять прибрежный город Балтийский Порт (сегодня эстонский город Палдиски). Вскоре стало очевидно, что так называемый «безопасный проход» весь забросан минами. Эскадра очутилась в минной «паутине». Один за другим рвались германские эсминцы. При таких обстоятельствах нечего было и думать о продолжении рейда. Корабли резко повернули назад. Некоторые миноносцы после спасения команды топили своими же торпедами, чтобы упростить отход.
Так перестала существовать 10-я флотилия германского военно-морского флота, потерявшая за одну ночь семь эсминцев – почти шестую часть всех миноносцев, погибших за годы войны. Германская контрразведка бросилась искать Клару Изельгоф. Но безуспешно: русской разведчицы и след простыл. В публикациях об Анне Ревельской говорится, что по одним (ничем не подтверждённым) данным, она скрылась на территории Германии, по другим (также не подтверждённым), в ту ночь её неподалёку от Либавы забрала и эвакуировала на русскую базу российская подводная лодка «Пантера».

Анна Ревельская в Швеции

Чем занималась Анна Ревельская в последующие месяцы, как она отнеслась к Февральской революции, неизвестно. Известно лишь, что через некоторое время разведчица оказалась в нейтральной Швеции. Интересы военно-морского флота России в этой стране в годы Первой мировой войны представлял капитан 1-го ранга В. Сташевский. Основным для него был вопрос, сохранит ли Швеция в войне нейтралитет. Дело в том, что в разработках российского Генерального штаба это государство считалось потенциальным союзником Германии в балтийском регионе. Возможно, поэтому после завершения операции в Либаве А. Ревельская появилась именно в Швеции. Но в связи с тем, что военного столкновения между Россией и Швецией не произошло, об этом периоде разведдеятельности Анны практически ничего не известно.
В конце сентября 1917 года, оставшись, по всей видимости, без связи, разведчица пришла в российское посольство в Стокгольме и сообщила В. Сташевскому о подготовке германского флота к крупной операции в районе архипелага Моонзундских островов и о дате её начала. Эта информация была немедленно передана в штаб Балтийского флота России. Силам Балтфлота, несмотря на оставление ими Моонзундского архипелага, которым немцы овладели с большим трудом, удалось не допустить прорыва превосходящих сил противника в Финский залив и сорвать планы германского командования.
А затем к власти пришли большевики, которые в марте 1918 года заключили с Германией сепаратный Брестский мир. Можно предположить, что это событие стало потрясением для Ревельской. Получалось, что вся её патриотическая деятельность в годы войны во благо родины оказалась напрасной! В Россию Анна не возвратилась, и её следы потерялись на много лет…

Последнее дело разведчицы

Последнее дело Ревельской связано с датой 17 июня 1941 года. О нём рассказал впоследствии военно-морской атташе посольства СССР в Германии, капитан 1-го ранга М. Воронцов, к которому она пришла в этот день.
В разговоре с Воронцовым Ревельская сообщила ему, что 22 июня 1941 года в 3 часа ночи германские войска вторгнутся в Советскую Россию (так она назвала Советский Союз). Источник имеющихся у неё сведений она раскрыть отказалась. После некоторых раздумий Воронцов в обезличенном виде – «другие источники» – включил сообщение А. Ревельской в шифротелеграмму на имя наркома ВМФ СССР Н. Кузнецова.
Из воспоминаний адмирала Кузнецова: «В те дни, когда сведения о приготовлении фашистской Германии к войне поступали из самых различных источников, я получил телеграмму военно-морского атташе в Берлине М. Воронцова… По существующему тогда порядку подобные донесения автоматически направлялись в несколько адресов. Я приказал проверить, получил ли телеграмму Сталин. Мне доложили: да, получил».
Сегодня хорошо известно о скептическом отношении высших кругов руководства СССР и лично Сталина в отношении поступающей из различных источников информации о нападении нацистской Германии на Советский Союз 22 июня. Однако к Анне Ревельской это уже не имеет никакого отношения. Её действия говорят о том, что она по-прежнему оставалась патриоткой России, независимо от её социально-политического строя. Смелый поступок А. Ревельской вполне объясним, принимая во внимание исключительную важность информации, которой она обладала. Конечно, она понимала, что ей, женщине с улицы, вряд ли поверят. Однако она могла полагать, что кто-то из сотрудников наркомата ВМФ обязательно должен был если не знать, то хотя бы слышать о проделанной ею работе в Либаве в 1916 году по дезинформации руководства германского флота. Этим может объясняться и тот факт, что она обратилась именно к военно-морскому атташе.
После визита в советское посольство в Берлине Анна Ревельская исчезла навсегда.

Забытая легенда

Даже той информации о деятельности Анны Ревельской, которая есть на сегодняшний день, достаточно, чтобы понять: она была необыкновенным человеком, ярким патриотом России. Надо полагать, за ней числились и другие операции, данные о которых затерялись в архивах или были уничтожены. Как бы то ни было, но сегодня о разведчице, к сожалению, знают немногие, да и то лишь благодаря роману В. Пикуля «Моонзунд» и одноимённому фильму.

Фильм можно посмотреть в следующем материале.
Просмотров: 91 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]