Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Вторник, 15.10.2019, 03:02
Главная » 2017 » Март » 3 » ЧАСТЬ 3. С молотка и по дешевке уйдут стратегические активы: над страной нависла угроза уничтожения
14:14
ЧАСТЬ 3. С молотка и по дешевке уйдут стратегические активы: над страной нависла угроза уничтожения
В декабре 2016 года Минфин предложил не держаться за 50% акций при приватизации государственного имущества. «Минфин считает возможным в рамках программы приватизации снизить до блокирующей госдолю в ряде промышленных компаний. Есть компании, которые являются торгуемыми, в которых теоретически можно было бы оставить не 50% плюс одна акция, а 25% плюс одна. Это принесет дополнительный доход в федеральный бюджет, позволит сократить расходы резервного фонда и будет способствовать более эффективному управлению предприятиями, когда они попадут в частные руки. Вопрос не только фискальный, но и структурный», – сообщил заместитель министра финансов Алексей Моисеев. «Речь в заявлении Алексея Моисеева идет об официальной позиции ведомства. Она при этом явно шире, чем вопрос о том, как именно Минфин видит прогнозный план приватизации на 2017 год», – отмечает «Коммерсантъ».

В целом к приватизационной стратегии правительства остается масса вопросов. Например, ряд экспертов считает, что цены на российские активы в настоящий момент ощутимо занижены.

Однако, что же сулит России и народам ее населяющим «большая» приватизация? Передадим слово компетентным экономистам, настоящим специалистам своего дела:

«Еще 17 января (2017) министр экономического развития Максим Орешкин в интервью Financial Times говорил о приватизации очень правильные вещи, – отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. – Он говорил, что усиление конкуренции в отдельных секторах экономики куда важнее для развития, чем приватизация государственных предприятий...

“Если мы просто приватизируем крупные государственные компании, которые доминируют в определенных секторах, то конкурентная ситуация не улучшится, и не окажет серьезного влияния на общий рост”, – доказывал министр, и под каждым его словом я был готов подписаться.

Но прошло всего две недели – и оказалось, что правительство все-таки готовит продажу предприятий, которые “доминируют в определенных секторах”. Хотя, как и объяснял Орешкин, такие продажи не сказываются на общем росте экономики, и даже ухудшают конкуренцию. Когда власти делают частными естественные монополии, они почти всегда меняют их хозяйственную деятельность в сторону, противоречащую интересам общества. Это негативно сказывается на смежных секторах, а далее на секторах, смежных с уже пострадавшими. В результате так называемые вторичные эффекты расходятся по экономике, как круги по воде.

Так происходило в британской экономике во времена премьерства Маргарет Тэтчер, так случалось в экономике США. За работы по изучению влияния на экономику вторичных эффектов присужден ряд Нобелевских премий. Тут даже не о чем спорить, но экономический блок российского правительства эти знания почему-то игнорирует. Его навязчивая идея – лучшие российские государственные активы надо непременно продавать.

Я могу объяснить нынешнюю приватизацию лишь наличием умысла. На мой взгляд, кому-то это удобно и выгодно. Потому что продажа лучших кусков госсобственности, которые еще остались, – дело что ни есть выгодное для кармана чиновника...

Я считаю, путь, который избрал экономический блок правительства — тупиковый. И упорство, с которым этот блок действует, вызывает удивление. В результате приватизации государственное имущество в России полностью вышло из-под контроля общества. И в этом заключается огромная системная проблема. Как-то незаметно распоряжение государственной собственностью стало текущей деятельностью не просто правительства, а чиновников средней руки...

По уму, прежде чем решаться на продажу государственных активов, надо подсчитать: сколько эти активы могут стоить в будущем, и какие потери понесет народнохозяйственный комплекс от передачи их в частные руки. С учетом всех факторов вполне может получиться, что на продаже актива казна получит $ 1 млрд., а суммарные потери в экономике составят при этом все $ 10 млрд.

Но кто, спрашивается, в нашем правительстве делал такие расчеты, разве эти расчеты представлены на обсуждение общества? Разумеется, нет. Насколько я понимаю, экономический блок правительства поступает приблизительно так. Раз нужно заткнуть дыру в бюджете, привлекается иностранный инвестиционный банк – допустим, JPMorgan Chase или Goldman Sachs, – который и говорит: такой-то актив можно продать за такие-то деньги. И на этом все расчеты заканчиваются...

Такого не было нигде и никогда, не было прецедентов в мире! Фактически, это сценарий ликвидации государства!»

А вот что говорил еще год назад Валентин Юрьевич Катасонов: «Министерство экономического развития, господин Улюкаев и прочие “эффективные менеджеры” ничего создавать не умеют, кроме как создавать видимость некоего экономического благополучия за счет распродажи того, что было создано в предыдущие десятилетия, в основном еще в советский период. Думаю, что они действуют в каком-то смысле «вслепую», потому что сейчас курс рубля по отношению к основным резервным валютам очень упал, и сейчас очень выгодный момент, чтобы производить скупку российских активов.

Поэтому с точки зрения бюджетных проблем, это совершенно неправильный способ. Этих денег хватит на несколько месяцев в лучшем случае, так что это обычная распродажа, которая, безусловно, приведет к еще большему ослаблению нашей экономики...

Они обычно говорят, что контрольный пакет акций останется за государством, но я, честно говоря, боюсь, что государство все-таки может утратить контрольный пакет. В какой-то момент времени просто это будет сделано без особого афиширования, да и в тех отраслях и тех компаниях, которые мы называем стратегически значимыми, присутствие негосударственных инвесторов, негосударственных акционеров, а тем более нерезидентов – мягко говоря, нежелательно. А иногда оно просто является угрозой национальной безопасности, потому что любой миноритарный акционер имеет право требовать всю информацию о компании, включая не только финансовую часть, но и техническую, и коммерческую.

Даже сам Президент заявлял, что мы будем проводить приватизацию, но таким образом, чтобы в покупке акций участвовали российские резиденты. Но никаких четких механизмов отсева резидентов от нерезидентов я не вижу, они не представлены. Тем более, надо иметь в виду, что сегодня граница между резидентами и нерезидентами достаточно размытая, потому что та же самая оффшорная аристократия, с моей точки зрения, бывает гораздо опаснее, чем обычный нерезидент, который приходит в Россию только для того, чтобы получить какой-то кусок.

В результате государство просто потеряет контроль, и фактически это будет уже не российская экономика, а какая-то колониальная экономика, хотя если посмотреть даже статистику Росстата, то мы увидим, что во многих отраслях доля иностранного капитала уже превышает 50%. Создан такой мощный насос, через который перекачиваются деньги.

Наши чиновники высокого ранга в основном озвучивают какие-то глупости, которые либо они получили в процессе обучения за границей, либо, может быть, в результате тесного общения с некоторыми западными консультантами. Поэтому аргумент, что мы «затыкаем бюджетные дыры», мне кажется, как раз не их мысли, а это то, что им внушили...

“Приватизация”, “бюджетные доходы”, “эффективность” – это язык предателей, а не страны и народа, который чувствует себя суверенным. Мы должны говорить о том, что Россия – независимое государство, которое находится в противостоянии с Западом, и которому необходима мобилизационная экономика. Мы должны говорить об усилении роли государства в экономике, о разрастании госсектора. Уже сейчас целый ряд частных компаний находится под контролем наших геополитических противников. Я не буду их называть, но вы знаете, сколько активов управляются через офшоры. Там нет наших друзей...»

«На самом деле смысл приватизации заключается в том, чтобы передать контроль над активами, которыми хотя бы формально сегодня управляет государство, в руки глобального бизнеса, который ведёт против этого государства войну на уничтожение. Это не просто грабёж. Это действительно агрессия, направленная на уничтожение страны, – подчеркивает Михаил Делягин. – И если приватизация всё-таки пройдёт, то тогда вопрос пересмотра итогов приватизации и возвращения народу в виде общенародной собственности того, что у него было украдено, и того, что у него было изъято российскими либеральными реформаторами, будет вопросом уже не социальной справедливости, не восстановления нормального развития, а вопросом физического выживания нашей страны, нашего общества и нашей цивилизации. Если в России будет происходить то, что происходит в Ливии, в Сирии, то, что начинает только происходить на Украине, то большинство из нас либо погибнет, либо станет вынужденными беженцами...

Западное государство, Америка – это просто исполнительные органы глобального бизнеса. Войну на уничтожение против нас ведут не страны, которые ввели против нас санкции, а глобальный бизнес, который увидел, что мы слишком слабы для того, чтобы владеть теми ресурсами, которыми владеем.

Поэтому нас нужно уничтожить и взять ресурсы, а население выбросить. И приватизация, которая поможет глобальному бизнесу уничтожить наше государство и поможет либералам в России уничтожить государство, – эта приватизация абсолютно недопустима и является угрозой для существования каждого из нас. Это не ограбление, как в прошлые годы. Это именно угроза уничтожения. Это угроза нового холокоста. Это серьёзно».

Валерий Павлович Филимонов, русский писатель
Просмотров: 190 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]