Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Пятница, 23.04.2021, 12:21
Главная » 2017 » Март » 12 » Чисто американское безумие: как начиналась «красная истерия» (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
16:35
Чисто американское безумие: как начиналась «красная истерия» (ПРОДОЛЖЕНИЕ)
ПЕРВЫЙ ВЕК ГОЛЛИВУДА : 1947

Удивительно то, что историки не выделяют показания тогда ещё малоизвестной сценаристки и писательницы Айн Рэнд, приводя их в числе прочих как свидетельство истерии. И вообще не заостряют внимания на этой фигуре. А Рэнд чрезвычайно важна, потому что ровно в то время из неё делали гуру. В 1936 и 1943 годах она опубликовала романы «Мы — живые» и «Источник». Первый был посвящён России как стране, превращённой извергами-большевиками в великое кладбище. А второй проклинал коллективизм и был апологией индивидуализма, «разумного эгоизма». Он конструировал героя нашего времени, свободного человека, живущего для себя и гордо противостоящего тем, кто живёт «во имя».

Автор, чьи романы провалились и были холодно встречены критикой, после войны вдруг стал приобретать популярность. Её «Источник» стал хорошо продаваться. Объяснять это «народной молвой», как это делают авторы справочников, значит, сознательно вводить в заблуждение. Такие проекты не раскручивают сами себя.

Комиссия вызвала Айн Рэнд как антикоммунистку и свидетельницу красного террора в СССР. Она была родом из Петербурга и целых восемь лет прожила при Советах, что обеспечивало её показаниям особую ценность.

Беда была в том, что писательница не могла остановиться и быстро обнаружила, что ею движет ненависть. Начала она хорошо. Рэнд заявила, что снимать фильмы, прославляющие союзника, было нельзя, поскольку нужно всегда говорить только правду. А правда заключается в том, что в Советской России царит абсолютное беззаконие, правительство морит народ голодом, и в результате люди думают только о еде и ни о чём больше. После этого ей нужно было быстренько заложить кого-нибудь и уйти, но она крепко засела у микрофона.

Она заявила, что «Песнь о России» — лживый фильм ещё и потому, что в нём показаны улыбающиеся русские дети. А между тем, русские дети не улыбаются. «Никогда?» — ошеломлённо спросил конгрессмен. «Ну разве что дома, случайно», — ответила свидетельница русского ужаса. «Это меняет моё представление о русских», — произнёс член комиссии.
Инквизиторы хотели поблагодарить дамочку и с благодарностью выставить вон. Но её просто распирало от желания, долбанув по «красным», перейти к главному. И она перешла, указав на врага американизма и корень зла — коллективизм.

Оказалось, что Рэнд не нравятся не только просоветские фильмы. Ей не нравятся, к примеру, «Лучшие годы нашей жизни», где она видит тот же досадный коллективизм, то же подрывное, антиамериканское желание помочь ближнему. После этого её отогнали от микрофона.
Выступление Рэнд красноречиво говорит о том, что зачистка от коммунистов была прелюдией войны с обществом, которое без коллективизма обречено.

Из сорока трёх человек, вызванных на допрос в октябре, девятнадцать отказались давать показания. Они сослались на Первую поправку к Конституции США. Она была частью Билля о правах и гарантировала, что Конгресс никогда не посягнёт на свободу слова.

Правовая ситуация была абсолютно нелепа. Людей допрашивали и пытались осудить за выражение своих взглядов, что было даровано Конституцией, и членство в компартии, которая не была запрещена.
Отвечать на вопросы комиссии отказались десять человек: пять сценаристов (Далтон Трамбо, Ринг Ларднер-младший, Сэм Орнитц, Лестэр Коул и Джон Лоусон), два писателя (Алва Бэсси и Альберт Мальц), два режиссера (Эдвард Дмитрык и Герберт Биберман) и один продюсер (Адриан Скотт).

Поначалу отказался и Бертольд Брехт, в своё время избежавший ареста в Германии, но затем изменил решение. Он сообщил комиссии, что в компартии не состоял, и на следующий день сбежал от греха подальше — во Францию.

Некоторые из членов «голливудской десятки» произносили со свидетельской кафедры пламенные обвинения инквизиторам, растоптавшим Билль о правах. Но им быстренько затыкали рот.

Осудить отказников было, казалось бы, невозможно, но власть такую возможность нашла. Каждого, кто отказывался отвечать на вопросы комиссии, обвиняли в неуважении к Конгрессу. Верховный суд признал, что в этом есть состав преступления. Всех членов «десятки» приговорили к тюремному заключению.

В Голливуде был оперативно создан Комитет по защите Первой поправки, куда вошли Джон Хьюстон, Уильям Уайлер, Хэмфри Богарт, Лорен Бэколл, Джин Келли и другие звёзды кино. Но всё, что он смог сделать, это пройти немногочисленным маршем перед Белым домом и мемориалом отцам-основателям.

В ноябре 1947 года в нью-йоркском отеле «Уолдорф» собрались сорок три киномагната. Они констатировали, что «десятка» причинила огромный вред Голливуду. Было решено, что все её члены увольняются с работы без выплаты компенсаций и заносятся в «чёрные списки», то есть лишаются права работать в кино. И так будет с каждым «красным».

Это было только начало. Вскоре «чёрные списки» пополнят сотни имён. Актёры, режиссёры, продюсеры, композиторы, создававшие отличные фильмы, будут вышвыриваться со студий не только за членство в компартии, а за присутствие на коммунистическом митинге, за сомнительное пожертвование, за подпись под обращением, за фразу в давно забытой статье, за оброненное словцо, в котором осведомитель усмотрел пропаганду. Имена уволенных будут вымарываться из титров. Людям будут ломать жизнь, грамотно доводя до отчаяния и заставляя стать стукачами. Десятки покончат жизнь самоубийством или умрут от инфарктов. Но это будет потом.

Пока же закончился только первый акт представления.

Валерий Рокотов
Просмотров: 216 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]