Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Среда, 20.11.2019, 12:32
Главная » 2012 » Июнь » 24 » Геноцид русских - Белая Книга памяти. Часть 3.
19:47
Геноцид русских - Белая Книга памяти. Часть 3.


Гражданская война, а точнее - бойня, разгорелась на территории СССР с конца 80-х. Истребляли в основном - славян и других ариев (русов-русских, русов-украинцев, беларусов, немцев и т.д.). Нынешние Правители, прямые Наследники тех прежних Правителей - скрывают эту горькую Правду от своего народа до сих пор, руки то у них тоже запачканы в славянской крови...
Лишь самые малые выдержки из хроники геноцида славян:

Молдавия - Приднестровье.

В Бендерах, еще с 1990 года действовали несколько террористических групп. Их формированию активно содействовал Народный Фронт Молдовы. Одна из таких групп - «Бужор”, организованная при поддержке спецслужб Молдовы «энэфовцем” Илашку, зверски расправилась с депутатом от Приднестровья Н. И. Остапенко и зампредседателем ОСТК Слободзейского района А. Д. Гусаром. Последнего националисты сожгли заживо.
Банды действовали как в городе, так и в его пригородах. Жители Бендер практически ежедневно хоронили замученных террористами людей, в разное время участвовавших в протестах против политики Молдовы. Настоящая бандеровщина в приднестровском варианте... Затем начались ночные обстрелы города из автоматического оружия. Днем – обычный распорядок: дети в школу, взрослые на роботу. Но как только наступала ночь, начинали стрелять. И так день за днем.

Приднестровско-молдавский конфликт, развивавшийся с момента отделения ПМР от провозгласившей свою независимость Молдовы, тянулся с 90-го года и достиг своего апогея летом 92-го, приведя к многочисленным жертвам. Молдавская сторона не останавливалась перед провокациями и откровенным террором, как против военных, так и против мирных граждан. Так в один из дней войны боевики обстреляли «Скорую помощь», убив роженицу и ребёнка. Самая страшная трагедия произошла в июне 1992 года в городе Бендеры. 19 июня по Кишиневской и Каушанской трассам в Бендеры вошли молдавские колонны бронетранспортеров, артиллерии, танков Т-55. В течение нескольких часов город был занят. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия привела к огромному количеству жертв среди мирного населения. Части РМ наносили удары по зданию горисполкома, казармам гвардейцев, горотделу милиции.

В своей статье «Памяти Бендерской трагедии» Андрей Самарский пишет: «На рассвете 20 июня части армии Молдовы захватили вокзал Бендеры-1, жилсоцбанк. Огонь вели танки, САУ, БТРы; из села Липканы шел минометный обстрел города. Одна из мин попала в склад ГСМ в/ч 48414 14-й армии России, что привело к гибели российских солдат. Днем части армии Молдовы предприняли штурм Бендерской крепости, где располагалась ракетная бригада 14-й армии. При отражении атаки с российской стороны были убитые. Но приказ Ельцина «не поддаваться на провокации» никто не смел нарушить.

На «позаимствованной» у 14 армии технике гвардейцы, казаки и ополченцы из Тирасполя двинулись к Бендерам, смяв обе батареи артиллерии Молдовы на мосту, пробились к осажденному зданию горисполкома. Эти танки прорвали кольцо осады. Войска РМ стали беспорядочно отступать.


К утру 21 июня они контролировали лишь два микрорайона Бендер и пригородное село Варница. В воскресенье 21 июня бои за город продолжались. Около 12.00 начался минометный обстрел Ленинского микрорайона; город переполняли молдавские снайперы, стрелявшие по любой движущейся цели.

22 июня бои в Бендерах не прекратились. Жестокому артобстрелу подверглось болгарское село Парканы, с расквартированными в нем семьями российских офицеров. Командование 14 армией постоянно слало сводки в Москву о происходящем в Бендерах, но ответы главнокомандующего Б. Ельцина были такие: «Техники не давать, в конфликте не участвовать».
Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».

С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев: «...И тут же, за Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».

С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев: «...И тут же, за Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».

С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев: «...И тут же, за Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».

С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев: «...И тут же, за столом, страшные, до сих пор страшные рассказы о трупах взятых в плен раненых казаков, с вырванными ногтями, отрезанными языками, выколотыми глазами (резали — заживо), в заключение распиленными повдоль циркулярной пилой, так что женщинам, прежде чем уложить в гроб, приходилось сшивать обезображенные трупы. А девочки, девочки, зверски изнасилованные и убитые в тех же Бендерах! (Ворвавшиеся в город, омоновцы захватили два класса старшеклассников, собравшихся на выпускной бал. «Мальчикам отрезали члены, а девочек снасиловали и поубивали — все мертвые, в рефрижераторе их сюда привезли. Ждали комиссию, чтобы установить преступление...»)…»

В Бендерах, впервые за всю историю войн, снайперы стреляли по мирным жителям. Позже стало известно, что в их числе были женщины-спортсменки по пулевой стрельбе из Прибалтики.

- Был случай, после окончания почти боевых действий в Бендерах, после наведения так называемого конституционного порядка, Кишинев выделил три машины с хлебом для населения. Так вот, один из этих водителей был уничтожен снайпером со стороны Молдовы. Не разобрался, что за машины идут... - рассказывал Сергей Мишин, майор погранвойск ПМР корреспонденту телеканала «Интер» Константину Стогнию.

- Когда лечился у нас в лечгородке, мне представилась возможность побеседовать с женщиной снайпером, которую казаки захватили непосредственно в Бендерах, - свидетельствовал Виталий Украинский, командир мотоманевренной группы погранвойск ПМР. - Да, ее лечили. Только лечили ее от того, что местный житель, молдаванин по национальности, отрубил ей кисти рук. Казаки, кто ее снимал, понятно, снайперов в плен не берут, хотели ее расстрелять, но военные, которые прибыли к месту этих событий, не дали ее расстрелять, убить. А когда местный житель, взял и отрубил ей руки, там просто никто не мог ничего сделать. В принципе там местные жители ее разорвали бы просто. Так вот с этой женщиной я беседовал в лечгородке. Конечно, она забилась, ее наши же охраняли. Потому что ее там тоже бы разорвали. Она просто приехала заработать денег. У них был выход на позиции 25 долларов. Каждый убитый - 50 долларов...

«С крыши этого дома прямо напротив моста через Днестр стреляла другая женщина-снайпер, - пишет К. Стогний. - Погибшие на мосту и на улицах - дело её рук. По словам очевидцев, под одним из крестов лежит и она сама. Рядом со своими жертвами. Прибалтийку поймали и сбросили с крыши. После этого из её винтовки ликвидировали других снайперов.

- Были случаи, когда расстреливали скорую помощь, и оружие мы будем применять только в случае защиты раненых, потому что то, что добивали раненых, ни для кого не секрет, масса случаев издевательства, - дополнял картину хирург Сергей Макаров.

- Кто добивал раненых?

- Молдавская сторона. Я сразу понял, что здесь не приднепровские сепаратисты, а люди, которые борются за правое дело. Потому, что они воюют, как воюют военные, а та сторона воюет, как воюют бандиты.

Город был завален телами. При летней жаре трупы очень быстро разлагались, но убрать их не давали снайперы. Возникла серьезна опасность эпидемии. Люди, рискуя быть убитыми хоронили прямо в своих дворах, но это не спасало положения. Один житель, Никифор Северин, привязав белую тряпку с нашитым на нее красным крестом к трактору, на свой страх и риск стал ездить по городу и собирать трупы и увозил на кладбище хоронить. Где уже было невозможно, хоронил прямо на месте. Этот трактор называли «Ладья Харона». Сначала Кишиневский ОПОН стрелял по трактору. А когда полицейские поняли, что Никифор собирает убитых с обеих сторон, прекратили стрелять».

Особенную роль в эти героические и страшные дни сыграл легендарный Женский Забастовочный Комитет (ЖЗК) во главе с Галиной Андреевой. Это они встали тогда грудью на защиту своей родины, в течение месяца блокировали железную дорогу, осаждали штаб 14-й армии, требуя оружия и едва ли не готовясь сами вытаптывать мины, заложенные перед военными складами по приказу российских властей, запретивших армии вмешиваться в конфликт. Их деятельность не осталась без внимания противника. Активисткам ЖЗК приходили во множестве письма с угрозами. Галина Андреева вспоминала: «Подбрасывали в день по 10-15 писем с проклятиями и угрозами семьям, нередко они были написаны одной рукой. Рисовали унижающие человеческое достоинство карикатуры. Вот «цитаты» из открытки, присланной якобы из Бельц в мой адрес: «Красная кровавая бандитка! Мы тебя задушим капроновым чулком. Молимся за твою погибель. Умрёшь в страшных муках»». Однако угрозы не сломили женщин, и они продолжали борьбу.

За время летних военных действий в Бендерах со стороны приднестровцев погибли больше 500 человек, 80 пропали без вести /военные потери/. Молдавская сторона число жертв своих военных не раскрывает и по сей день. Более 1600 квартир были уничтожены. Некоторые кварталы были полностью сравнены с землей вместе с их жителями. Была разрушена почти вся инфраструктура города.

"Вспоминали, как сидели на матрацах, прикрываясь кусками целлофана, под стеной военного городка 14-й армии, требуя оружия и защиты, а тем было приказано из Москвы не поддерживать и не вооружать приднестровцев, дабы Косташ со Снегуром и их трусливое воинство могли, наконец, справиться с безоружными упрямцами, могли исполнить строгий приказ, полученный молдавскими и московскими холуями от своих заокеанских господ...!

Господи! Да просвети же, наконец, земляков моих, да встаньте, братья, сбросьте эту дерьмократическую сволочь, по которой давно веревка плачет! Врозь мы не спасемся, врозь мы погибнем все! И спастись можем также только все вместе, соборно! Поймите то, что давно понял Лукашенко в Белоруссии, где предатели Родины, ничтожные численно, однако “жадною толпой стоящие у трона”, подняли против него едва ли не вооруженную борьбу. Да уезжайте вы, гады, в свой Израиль или в свою Америку, в свою Румынию, ищите себе землю и народ, который вы не будете оплевывать и который вы станете защищать!

Идет крупная игра. Международные шулера тасуют карты, сдавая на кону целые государства, взрезая ножом тайной дипломатии тело Великой России, и костью в горле, острой сориной в глазу стоит у них исчезающий маленький кусочек земли - Приднестровье, где за столом из шести душ собираются пять национальностей, где кто-то из начальства — болгарин, а кто-то — венгр, где генерал румын, а в те грозовые годы возглавил приднестровскую армию, борющуюся против румынизации, а процент молдаван в республиканской армии Приднестровья был чуть не вдвое выше, чем в молдавской армии Снегура, на три четверти состоящей из наемников, уголовников, полицаев.

Здесь устали от обещаний. Приезжал вице-президент Руцкой, с трибуны обещал защиту. Многие плакали, его чуть ли не понесли на руках. Уехав, поговорил на съезде, но обо всех своих обещаниях защитить республику — позабыл. А демократка Старовойтова, на том же съезде, исходя из того, что “гои не люди”, объявила, что приднестровцы не могут считаться русскими, ибо у них нет удостоверяющих это бумажек — клейма на скотину не поставили!... Но эгоизм всегда близорук. Отдать друзей, отдать своих граждан на поток и разорение — это значит завтра погибнуть самому. Погибнуть гнусно, бесславно, сопровождаемому проклятьями преданных тобою людей и народов.
" Дмитрий Балашов. СЛОВО О ПРЕДНЕСТРОВЬЕ ( из дневника писателя )
Просмотров: 1149 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]