Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Понедельник, 16.09.2019, 09:23
Главная » 2014 » Август » 17 » Лучи смерти и Гиперболоид инженера Филиппова (роман Толстого Гиперболоид инженера Гарина был основан на реальных событиях)
09:05
Лучи смерти и Гиперболоид инженера Филиппова (роман Толстого Гиперболоид инженера Гарина был основан на реальных событиях)

Лучи смерти и Гиперболоид инженера Филиппова - роман Толстого Гиперболоид инженера Гарина был основан на реальных событиях. Такие вещи было просто невозможно было выдумать...
В ночь с 11 на 12 июня 1903 г. сорокапятилетний петербургский ученый-химик Михаил Михайлович Филиппов был найден мертвым в своей лаборатории, помещавшейся в его же квартире, в доме № 37 по улице Жуковского. Ученый лежал без сюртука на полу ничком. Ссадины на лице свидетельствовали о том, что он упал, будто подкошенный, не успев даже выставить руки.
Полиция, впрочем, отнеслась к происшествию без видимого интереса, как-то спустя рукава. Полицейский врач, наскоро осмотрев покойного, сделал скоропалительный вывод, что смерть наступила из-за перенапряжения организма.
« Апоплексический удар», — безапелляционно заметил эскулап и подмахнул полицейский протокол, в котором, среди прочего, говорилось, что последнее время ученый много работал, случалось, просиживал в своей лаборатории и ночи напролет. Следователь забрал все бумаги ученого, в том числе рукопись книги, которая должна была стать его 301-й публикацией, и позволил похоронить покойного.
Между тем все обстояло далеко не так просто, как хотела показать полиция. Загадочной смертью ученого заинтересовалась пресса. И не только потому, что видела в Михаиле Михайловиче собрата по цеху: кроме всего прочего Филиппов был также основателем, издателем и редактором журнала «Научное обозрение», выходившего с 1894 г., и в котором считали за честь сотрудничать химики Д.И. Менделев и Н.Н. Бекетов, психиатр и психолог В.М. Бехтерев, астроном С.П. Глазенап и другие видные ученые того времени.
Редакция газеты «Санкт-Петербургские ведомости» получила тем временем письмо М.М. Филиппова, датированное 11 июня 1903 г. — то есть оно было написано и отправлено как раз накануне той трагической ночи. Автор его писал, что с юношеских лет раздумывал, как остановить войны, сделать их не-возможными. «Как ни удивительно, — сообщал Филиппов, — но на днях мною сделано открытие, практическая разработка которого фактически упразднит войну. Речь идет об изобретенном мною способе электрической передачи на расстояние волны взрыва, причем, судя по примененному методу, передача эта возможна на расстояние тысяч километров... Но при таком ведении войны на расстояниях, мною указанных, война фактически становится безумием и должна быть упразднена. Подробности я опубликую осенью в мемуарах Академии наук».
Друг Филиппова, профессор А.С. Трачевский, дал интервью «Санкт-Петербургским ведомостям», в котором, в частности, сказал: «Мне, как историку, Михаил Михайлович мог рассказать о своем замысле лишь в общих чертах. Когда я напомнил ему о разнице между теорией и практикой, он твердо сказал: «Проверено. были опыты, и еще сделаю». Сущность секрета Филиппов изложил мне приблизительно, как в письме в редакцию. Он не раз повторил, ударяя рукой по столу: «Это так просто, притом дешево! Удивительно, как до сих пор не догадались». Помнится, Михаил Михайлович прибавил, что к этой проблеме подбирались в Америке, но совсем иным и неудачным способом».
Счел своим долгом выступить в печати и Дмитрий Иванович Менделеев, который отметил, что «идеи М.М. Филиппова вполне могут выдержать научную критику». А в беседе с Трачевским великий химик выразился и еще более определенно: «В основной идее Филиппова нет ничего фантастического: волна взрыва доступна передаче, как волна света и звука».
За пределами Российской империи пионером лучевого оружия принято считать сербского изобретателя Николу Тесла, работавшего в Соединенных Штатах. Он в 1899 году занялся разработкой беспроволочной передачи энергии на большие расстояния, но результат работ был выдающимся только по производимому внешнему эффекту. Построенная по его проекту башня извергала искусственные молнии, сопровождавшиеся страшным громом, и электризовала все на многие мили вокруг.
По мнению некоторых исследователей, интерес военных к "лучам смерти" резко обострился после того, как в сентябре 1905 года, несколько дней спустя после завершения Русско-японской войны, в порту Сасебо затонул флагман японского флота броненосец "Микаса". В его пороховом погребе без видимых причин вспыхнул порох, что привело к взрыву и гибели 256 моряков. На пирсе видели человека с каким-то непонятным ящиком, из чего многие тогда заключили, что порох был подожжен таинственными "лучами смерти". Другие историки утверждают, что генералитет обратил внимание на всепроникающие лучи после похожей истории со взрывом военного корабля, но в 1907 году и во Франции. Хронологически все эти события случились после смерти Михаила Михайловича Филиппова, поэтому злые языки говорили, что взрывы в Японии и Франции были как раз проверкой оставшегося от него аппарата, что и послужило по-видимому фактурой для романа Алексея Николаевича Толстого Гиперболоид инженера Гарина, который он закончил в 1927 году.
Настоящая гонка лучевых вооружений началась уже после окончания мировой войны. Ее главным героем оказался англичанин Гарри Гринделл Мэтьюс, опытами которого восхищались все газеты и журналы:
"На одном конце большой комнаты устанавливался прибор в виде маленького прожектора, на другом — небольшой работающий мотор. Прожектор наводился на мотор, который под действием невидимых лучей прожектора мгновенно начинал давать перебои, а затем и совершенно останавливался вследствие короткого замыкания тока в магнето. Затем в маленькую чашку, укрепленную на лабораторном штативе, насыпали немного пороха. Мэтьюс направлял на чашку свой прожектор, и из невидимого луча выскакивало синее пламя, подобное молнии, и сразу воспламеняло порох".
Кроме того, "дьявольские лучи Мэтьюса", как называл их сам изобретатель, могли убить мышь и нанесли немалый ущерб здоровью его ассистентов. Но обещал Мэтьюс куда больше: "Я могу вывести корабли из строя, разрушающе действуя на жизненно важные узлы оборудования, а также временно выводить из строя экипажи, приводя их в шоковое состояние". Правда, скептики отмечали, что Мэтьюс не может направлять свои лучи точно на объект, но на это практически никто не обращал внимания. Свой вклад внес и знаменитый изобретатель Гульельмо Маркони, утверждавший, что тоже может парализовывать систему зажигания двигателей самолетов и автомобилей.
Не оставались в стороне и немцы. Европейская пресса утверждала, что связанные по рукам и ногам Версальским мирным договором немцы ведут эксперименты с "лучами смерти" в России и якобы большевики уже закупили грандиозные установки для защиты своих воздушных границ. А кроме того, русские инженеры ведут работы в этом направлении и сами. Вот только в обширном списке совместных работ Красной армии и рейхсвера таких работ замечено не было. А единственным реальным свидетельством интереса советских руководителей к экстравагантным видам оружия многие годы были воспоминания Крупской, в которых она рассказывала о некоем изобретателе, долго беседовавшем с Лениным о вооружениях, способных уничтожать массы вражеских солдат, находящихся на большом расстоянии. Самый человечный человек пришел в восторг от такой возможности. Но дальше разговоров дело не пошло. В практическую плоскость дело перешло лишь после кончины Ленина.
Человеком, пожелавшим вооружить Красную армию смертельными лучами, был живущий в Англии изобретатель по фамилии Грилович. 19 января 1925 года сотрудник советской военной разведки, работавший под крышей "Аркоса", англо-советской торговой компании, зарегистрированной в Лондоне, составил отчет "Касательно предлагаемых гр. Гриловичем способов получения 'Лучей смерти'":
"Из слов гр. Гриловича видно, что при своих опытах, производимых в развитие способов Мэтьюса получения 'Лучей смерти', изобретатель наткнулся на более мощный агент ионизации воздуха для посылки электромагнитного луча, чем употребляемые Матьюсом рентгеновские лучи.
Агентом этим являются лучи 4596 и 4556 из спектра Цезия. Факт этот является безусловным открытием, так как до этого времени никем обнаружен не был, но, конечно, требует предварительной принципиальной проверки.
Ввиду того что указанное открытие представляет громадную ценность в случае своей действительности, с одной стороны, а с другой стороны, не является абсурдным или маловероятным, считал бы необходимым отнестись к заявлению изобретателя весьма внимательно и проверить его в пределах имеющихся возможностей, экспериментальным путем исследовав действие лучей 4556 и 4596 на расстояниях до 16 метров (коридоры помещения Аркоса) при разных напряжениях.
Стоимость этих испытаний составит около 35 фунтов стерлингов. Не касаясь возможных применений этих лучей, что могут дать только данные опыта, считаю своим долгом указать, что применение их сразу превратит 'лучи смерти' из предмета лабораторных опытов — правда, большого масштаба — в мощное и страшное орудие войны, дав 'лучам смерти' все то, что им недостает:
1. Дальность действия;
2. Наводку на определенные предметы;
3. Возможность уничтожать предметы, не соединенные с землей;
4. Простоту конструкций;
5. Безопасность для обслуживающего персонала.
Способ, прилагаемый изобретателем для получения лучей, заключается в следующем.
Лучи электрического прожектора, в сердечники углей которого впрессованы какие-нибудь соли Цезия, концентрируются в тонкий пучок, преломляются трехгранной призмой, из получающегося спектра выделяются лучи 4596 и 4556 и направляются на объект действия, проходя по дороге мимо одного из полюсов высоковольтного трансформатора, второй полюс которого либо заземлен, либо заряжает второй поток лучей 4596 и 4556.
Таким образом, идущий голубой луч является как бы проводником, заряженным до высокого потенциала, даваемого трансформатором, и при встрече с каким-либо проводником или полупроводником, соединенным с землей либо подвергнутым действию второго пучка, разряжается через него с соответствующими последствиями (смерть и т. п.).
Схема, применяемая Матьюсом, отличается от прилагаемой, как уже упоминалось, только тем, что вместо голубых лучей он употребляет рентгеновские лучи со всеми вытекающими последствиями...
Докладывая обо всем вышеизложенном, прошу Вашего распоряжения о производстве испытания и отпуске необходимых денег".
В Москву также доложили дополнительные детали об изобретении Гриловича:
"По его заявлению опыты (правда, не на далеком расстоянии) уже в первичной стадии дали вполне положительные результаты. Так, например, ему удавалось расплавить металл, убивать птиц и пр. Поскольку изобретение по своей идее кажется несомненно новым и, возможно, практически применимым для вполне реальных целей, более удачным, чем лучи Матьюса, мы решили произвести тут соответствующие проверочные опыты на наш страх и риск.
Если таковые дадут положительные результаты, то, конечно, гр. Гриловича нужно будет отправить в Россию для детальной проработки в соответствующих лабораториях данного изобретения на месте, так как оно может сыграть у нас колоссальную роль. За ним тут уже охотятся агенты Военного Министерства, стремясь выудить его идею".
Но лондонские товарищи не учли тихоходность советского бюрократического аппарата. К начальнику снабжения Красной армии Иосифу Уншлихту доклад попал только 11 февраля 1925 года, а решение по нему — о срочном отпуске £35 — было принято еще неделей позже. Необходимые для опытов детали смогли заказать только в середине марта, но провести их не удалось. В мае 1925 года Уншлихту сообщили, что изобретатель Грилович бесследно исчез.
Скорее всего, его нашли агенты британской контрразведки. В "Аркосе" работало немало специалистов из "бывших", которые отказались возвращаться в СССР и, перейдя на службу в различные английские ведомства, сделали работу советских организаций в Лондоне просто невыносимой. Кто-то из них мог проинформировать британцев о переговорах с Гриловичем.
Но история все-таки имела продолжение. В том же 1925 году в Москве сняли художественный фильм "Луч смерти". Правда, его сюжет был совсем иной. Там агенты вражеской разведки выкрадывают аппарат, изобретенный советским инженером Подобедом. Но социалистическая "фабрика грез" не могла обойтись без счастливого завершения фильма — зарубежные пролетарии захватывают аппарат и уничтожают буржуазные бомбардировщики.
Фильмом завершилась и работа Мэтьюса. Он не смог достичь результатов, устраивавших военных в Англии, и переехал во Францию. Но не добившись результатов и там, перебрался за океан. Правда, развернуться в полную силу ему не удалось. Известный французский физик Поль Ланжевен назвал его "рецидивистом-мошенником", хотя и не вполне обоснованно. Что двигало Ланжевеном — любовь к истине или, возможно, просьба из СССР, большим другом которого он был многие годы, теперь навсегда останется неизвестным. Так что последним делом Мэтьюса стал снятый в Голливуде фильм. Умер он, как и положено главным героям таинственных историй, скоропостижно и и при странных обстоятельствах.
В 1930-х годах работы над "лучами смерти" стали идти на спад. Этому немало способствовали откровенные мошенники вроде поляка Дуниковского, который рекламировал лучи, с помощью которых можно делать золото. Сидя во французской тюрьме, он решил, что его лучи могут иметь военное применение:
"Мною изобретены атомные лучи, при помощи которых можно направить в атмосферу токи очень высокого напряжения. 'Луч смерти', о котором так много говорят и который до сих пор никто не создал, открыт мною. Самолет, пролетающий через невидимую линию лучей, вспыхнул бы как спичка, а экипаж был бы немедленно убит. Мое изобретение вполне применимо для целей обороны. Неприятельский воздушный флот был бы уничтожен, как только пересек бы невидимую линию лучей, а армия была бы истреблена абсолютно невидимыми и неслышными выстрелами. Этот подарок я сделаю Франции, если она пересмотрит мой процесс и реабилитирует меня". Но ему уже никто не поверил.
Немцы и американцы, правда, продолжали экспериментировать со сверхвысокочастотным излучением, надеясь использовать его в качестве оружия.
"Родиной 'поражающего' луча,— говорилось в советском обзоре 1940 года,— считается г. Иена, где профессор Эзау впервые произвел опыты с новыми генераторами ультракоротких волн над животными, насекомыми и растениями.
Профессор Эзау пропускал луч ультракоротких волн между медными пластинками конденсатора. Мухи, попадавшие в поле конденсатора, немедленно падали замертво. Мыши и крысы умирали по истечении нескольких секунд.
По сообщению иностранной печати, американцы в 1930 г. повторили этот эксперимент с собакой, быком и человекоподобной обезьяной. Бык оказал 'поражающему' лучу наибольшее сопротивление: смерть наступила лишь по истечении 92 секунд".
Фактически подопытное животное помещали в СВЧ-печь. Но ведь существовали более простые и экономичные способы убийства. А попытки убивать высокочастотным излучением на более или менее приличном расстоянии не давали результата. В том же отчете говорилось:
"В последние годы делались попытки концентрации энергии ультракоротких волн на большие расстояния. Первые же опыты японских военных инженеров дали в основном отрицательные результаты. Опытная японская установка представляла собой плот с кроликами, находившийся в море (соленая вода — хороший электролит), на который издали направляли ультракороткие волны. На кроликов эти волны не подействовали, и они остались живы, но на поверхности моря оказались оглушенные и убитые рыбы. При этом приводились явно преувеличенные сведения, что два инженера, проводившие эти опыты, вскоре после этого заболели и через 21 день умерли при явлениях загноения десен, выпадения волос и судорог".
Не более успешными были и последующие военные эксперименты с "лучами смерти". Маркони создал и продемонстрировал Муссолини устройство для отключения двигателей автомобилей. Но его нужно было закапывать на пути следования вражеских машин, и оставалось непонятным, в чем же его преимущество перед обычной миной.
А вот побочные результаты "лучевой лихорадки" были куда внушительнее. Были созданы системы дистанционного радиоуправления для танков и самолетов, ультракоротковолновая связь. Эта гонка в немалой степени способствовала и созданию лазеров. А в СССР Термен сделал системы подслушивания с использованием СВЧ-излучения. На этом фоне о потере Гриловича и его изобретения забыли, как и осталась неразгаданной тайна Филлипова.
Стоит отметить, что все работы по лучам смерти вели в основном радиоинженеры, а Филлипов был химиком. Так что создается впечатление, что исследователи работали совсем не в той области - не там копали, а убийцы М.М. Филлипова послав всех по ложному следу, наслаждались своей гениальностью...
Просмотров: 1191 | Добавил: Constantin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]