Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Понедельник, 22.07.2019, 03:03
Главная » 2014 » Ноябрь » 15 » Мультирасовая пропаганда — источник разрушения нравственности общества
16:34
Мультирасовая пропаганда — источник разрушения нравственности общества
Как начинали накачивать, антинародной разрушительной идеологией, последствия чего мы можем наблюдать воочию сейчас, как явление, получившее в просторечии название «чернильницы».

В сталинские годы вышло два заказных «культовых» кинофильма, которые задавали особые паттерны в межрасовой межполовой (а значит и сексуальной) культуре. Это фильмы «Цирк» (1936) и «Свинарка и пастух» (1941). Первый из них рассказывал историю американской циркачки Мэрион Диксон, приехавшей в СССР со своим цирком на гастроли. У Мэрион была тайна, она родила от негра сына-мулата и осталась матерью-одиночкой. Её недруг, карикатурный «расист немец Франц фон Кнейшиц» пытается шантажировать её и опозорить перед публикой, но «советская прогрессивная общественность» с радостью принимает этот факт и американка остается жить в СССР где «царствует дружба народов», а её сына готова усыновить каждая советская семья. Интересно, что в этом же фильме был как бы изюминкой куплет на еврейском языке идиш, который пел Соломон Михоэлс, будущий глава «Еврейского антифашистского комитета», чья организация намного позже была объявлена вредительской и готовившей покушение на Сталина. Автором сценария был тот же коллектив, что написал советские бестселлеры «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» (еврей Илья «Ильф» Файнзильберг и русский Евгений «Петров» Катаев).

Фильм «Свинарка и пастух» рассказывает другую историю «межрасовой любви», в которой действующими лицами становятся русская крестьянка Глаша и дагестанец Мусаиб, спустившийся с гор пастух-чабан из аула. Глаша и её друг Кузьма приезжают на сельскохозяйственную выставку в Москву из своего вологодского колхоза, перенимать новейший опыт свиноводства. Там русский крестьянин Кузьма представляется неотесанным и ветреным простаком, который совсем не думает о деле, и занимается пустыми развлечениями. В это время сознательная Глаша изучает новинки свиноводства и одновременно знакомится с Мусаибом. Между ними возникает влюбленность и перед отъездом с выставки они договариваются снова встретится. На малой родине свинарка внедряет новые технологии, в то время как карикатурный русак Кузьма только ходит по деревне с баяном и надоедает Глаше. Для контраста с недотепой Кузьмой показываются кадры битвы горца Мусаиба с волками, которые нападают на его отару овец. Когда в колхоз приходят письма от Мусаиба адресованные Глаше, подлый Кузьма подделывает их содержание, якобы Мусаиб женится и просит Глашу его забыть. Глаша после этого соглашается выйти за Кузьму замуж. Но в последний момент в колхоз приезжает Мусаиб, расстраивает русскую свадьбу, и Глаша всё таки выходит замуж за дагестанца. Примечательно, что роль «дагестанца» доверили сыграть не этническому горцу, а еврею Владимиру Зельдину.

Печальные плоды этой государственной пропаганды дали свои яркие плоды в 1957 году, когда в Москве прошел VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, ознаменовав собой наступление начавшейся «Оттепели» в советском государстве («оттепель» — термин, внедренный писателем Ильей Эренбургом, также автором известного военного памфлета «Убей немца!»). На этот фестиваль со всего мира съехались представители левых молодежных организаций. В первую очередь выделялись делегаты из стран с цветным населением. Приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами и москвичками, это не преследовалось. Для свободного посещения были открыты Московский Кремль и парк Горького. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий. Но самое «интересное» начиналось тогда, когда на город опускалась ночь. Жертвы советской мультирасовой пропаганды из числа советских женщин устремлялись к иностранцам, желая примерить на себя роль любимой актрисы Любови Орловой, сыгравшей Мэрион Диксон из фильма «Цирк».

«Было очень много иностранных людей, которых в России никто до этого не видел. Я имею в виду в первую очередь негров, да и просто других национальностей. Наши девочки прямо с ума сходили», как утверждали очевидцы тех событий в документальной передаче НТВ «Дружба народов, проверенная годами». Телекритик Ирина Петровская пишет в «Известиях» о фестивальных днях, что тогда «любовь между советскими комсомолками и посланцами всех стран и континентов вспыхивала сама по себе, ни у кого не спрашивая разрешения». Музыкант Алексей Козлов в своих мемуарах вдается в пикантные подробности:

«…События развивались с максимальной скоростью. Никаких ухаживаний, никакого ложного кокетства. Только что образовавшиеся парочки скорее удалялись подальше от зданий, в темноту, в поля, в кусты, точно зная, чем они немедленно займутся. Особенно далеко они не отходили, поэтому пространство вокруг гостиниц было заполнено довольно плотно, парочки располагались не так уж далеко друг от друга, но в темноте это не имело значения. Образ загадочной, стеснительной и целомудренной русской девушки-комсомолки не то чтобы рухнул, а скорее обогатился какой-то новой, неожиданной чертой — безрассудным, отчаянным распутством. Вот уж, действительно «в тихом омуте…»

После этих стихийных «сексуальных революций» и «актов международной любви» в кустах, приехавшие с теплым визитом негры и латиносы разъехались, а страна советов узнала впервые такое явление как Дети Фестиваля. Огромное количество москвичек стало рожать мулатов и прочих цветных детей. Наверно, еще больше было сделано абортов. Но это ничему не научило новое поколение. Как же! Мы рады всем, у нас нет расизма, как пели в фильме «Цирк» и о чем кричали все плакаты вокруг. Ситуация начала повторятся с завидной регулярностью, и также появились цветные дети студентов РУДН и Дети Олимпиады. Спортивная московская комсомолка оказалась всего лишь натренированной игрушкой для межрасового секса. В это же самое время процветал и спрос на приезжающих все в большем количестве Мусаибов. Сексуальные союзы и браки с кавказцами, освященные фильмом про свинарку и пастуха, прочно вошли в обиход советских женщин.

Что стоит отметить в последнюю очередь, так это пост-советское отношение к тем реалиям. Вышедший не так давно в российский прокат фильм 2008 года режиссера Валерия Тодоровского показал другую сторону медали, изобразив общество молодых хипстеров-антисоветчиков, известных под именем «Стиляги» и живших в тех же 50-х годах. Одна из героинь фильма «баруха» Полина, находящаяся в оппозиции к «серому» миру комсомольцев, встречает на улицах Москвы негра, и незамедлительно тащит его в кровать, чтобы не упустить подвернувшуюся возможность заняться «буги-вуги» личным примером. Дальше она беременеет и рожает цветного ребенка, и как аллюзия на фильм «Цирк» её жених стиляга Мэлс Бирюков и его семья, вместо остракизма, решают принять и усыновить мулата. Тем самым еврейский коллектив авторов фильма (режиссер Валерий Тодоровский, продюсер Леонид Ермольник и автор сценария Юрий Марксович (!) Коротков) как бы говорит новому поколению русских девушек: «Кем бы вы ни были, но переспать с негром вы обязаны в любом случае, либо из общественной миссии по борьбе с расизмом и угнетением чернокожих, как это делали советские комсомолки, либо из гедонистических и либеральных , чтобы «нарушить запреты», «избавиться от предрассудков» и эпатажно «плюнуть в лицо обществу».

В качестве заключения, скажем, что все явления жизни настоящий национал-социалист рассматривает досконально и через призму идеологии, которая ставит вопрос национальный на первое место. Какую пользу или вред несет это явление нашей нации? Какой национальности участники и инициаторы? Ложные обобщения и попытка судить чисто символически всегда приводят в тупик и к опасным заблуждениям, избавлять от которых себя и окружающих не личное дело каждого, а прямой наш долг.
Просмотров: 422 | Добавил: владимир | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]