Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Вторник, 19.11.2019, 23:59
Главная » 2012 » Октябрь » 20 » "Нельзя исключать отделение Калининграда от России"
20:11
"Нельзя исключать отделение Калининграда от России"


Скандал с планами оппозиции захватить власть в Калининграде озвученными в фильме НТВ «Анатомия протеста-2», побудил экспертов портала «Военно-политическое обозрение» провести мозговой штурм на тему - «Какими силами и средствами возможно отделение Калининградской области от России». Экспертный совет состоял из военных учёных и офицеров запаса белорусских Вооружённых Сил, в том числе проходивших военную службу на должностях оперативного и оперативно-стратегического уровней. Руководитель «Военно-политическое обозрения» полковник запаса Игорь Синяков представил «NewsBalt» итоги обсуждения.

Большинство наших современников твёрдо убеждены: территория, некогда называвшаяся Восточной Пруссией, равно как и её центр – город Кёнигсберг – исторически принадлежат Германии. Мол, только после её поражения во Второй мировой войне восточно-прусские земли были поделены между Советским Союзом и Польской Народной Республикой.

В советское время историческое прошлое Восточной Пруссии характеризовалось такими оценками как «цитадель тевтонов», «логово псов-рыцарей», «гнездо германского милитаризма» и т.п. Действительно, длительное время так и было, но «длительное время» не означает «всегда».

По утверждению ряда историков, до IХ века н.э. территорию вдоль Балтийского моря (часть современной Литвы, Польши и Калининградской области) населяли славянские племена венедов и лютичей. «Имя пруссов-славян, означавшее Перуновы Русы, другое самоназвание – Венеды… сохранялось в самоназвании территории, ими занимаемой». Что касается лютичей, то они известны также под именем полабских славян.

К VII веку н.э. земли этих славянских племен стали предметом экспансии германцев, которые в IX-X веках сумели уничтожить большинство венедов и лютичей и захватить их земли. Иными словами, земли Восточной Пруссии до вторжения германских племен принадлежали славянам.

Более того, Кёнигсберг первоначально даже назывался иначе. На картах времен Российской империи существовало два названия города: Кёнигсберг и Королевец (Кролевец). Город был основан как замок чешским королем Оттокаром Пржемыслом II вместе с немецкими рыцарями Тевтонского ордена на месте прусского городища Туангсте (Твангсте) в январе 1255 года. Замок был назван «Королевской горой». Королевец – изначальное славянское название города, названного так в честь чешского короля, бывшего в тот период союзником рыцарей.

Официально имя Кёнигсберг город получил лишь в 1724 году, после объединения трёх отдельных городов – Альтштадта, Кнайпхофа и Лебенихта. Не случайно с 1724 по 1809 год глава Кёнигсберга носил титул «бургомистр трёх объединённых городов».

Наша задача, однако, состоит не в исторических экскурсах, при всей их безусловной важности. Кёнигсберг с 1946 года называется Калининградом, и наша речь – о нынешнем российском регионе, называющемся Калининградская область.

После распада СССР область оказалась отрезана от основной территории Российской Федерации. В силу данного обстоятельства почти сразу же российский эксклав стал привлекать внимание некоторых европейских стран. Откуда-то с Запада пришла идея объединения Литвы, Латвии, Эстонии и Калининградской области в «Ганзейский район Прибалтики». В 1997 году председатель литовского сейма Витаутас Ландсбергис заявил: «Калининград, по правде говоря, не является суверенной территорией России. И никогда не был... Сейчас это – настоящая колония, которую завоевали Советы, Россия от имени Советского Союза».

Заявили о себе и некоторые польские политики, поднявшие вопрос о включении калининградского региона частично или полностью в состав Польши.

В 2004 году фракция ХДС/ХСС в германском бундестаге инициировала дискуссии о возможности формирования «литовско-российско-польского Еврорегиона под названием Пруссия, который бы соответствовал географической и исторической облаcти Восточная Пруссия». Несколько ранее депутаты подали в правительство запрос «О будущем Кёнигсбергской области». Заметьте, именно Кёнигсбергской, а не Калининградской области. В ответ на официальные протесты российской стороны немецкие власти высказались в том смысле, что не подвергают сомнению принадлежность области Российской Федерации. Казалось бы, инцидент исчерпан. Но, по всей видимости, желание некоторых политических сил в Германии изменить статус области отнюдь не исчерпано.

Свои планы в отношении Калининградской области имеются и у небезызвестной немецкой организации «Союз изгнанных», требующей реституции (возвращения бывшим владельцам имущества и земельных участков на территории региона).

По мнению многих экспертов, всё это свидетельствует о том, что самый западный российский регион представляет собой узел переплетения сложных международных проблем и зону столкновения интересов ряда государств. Конечно, на официальном уровне территориальные претензии к России не предъявляются. Напротив, нередко звучат уверения в нерушимости границ. Однако многие аналитики приходят к выводу: вопреки заявлениям, некоторые страны стремятся создать в обозримой перспективе условия для «мирного» отторжения области от Российской Федерации или же, как минимум, ограничения суверенитета России в этом регионе.

Есть и те, кто говорит об абсурдности подобных предположений. Мол, никто не отменял положения Заключительного акта Хельсинского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.). Действительно, в Заключительном акте совещания сформулирован принцип нерушимости послевоенных границ: «Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, так и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы. Они будут соответственно воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника».

Заключительный акт, подписанный 33 европейскими государствами, а также США и Канадой, формально действует и по сей день. Однако русская поговорка гласит: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить».

Много воды утекло со дня подписания Заключительного акта, и многое в мире стало иным: Советский Союз исчез с политических карт, в то время как Соединённые Штаты, напротив, приобрели беспрецедентное влияние в мире. Оставшись единственной сверхдержавой, «цитадель мировой демократии» в полной мере стала действовать в соответствии с лозунгом древних завоевателей «Сильным принадлежит весь мир!», превратив его в руководство для своей международной политики.

В такой ситуации многие подписанты предпочитают не вспоминать о Заключительном акте. Более того, принцип нерушимости границ беспардонно нарушается, когда это выгодно сильным мира сего. Вот лишь один из последних примеров: в 2008 году территория Косово, являвшаяся частью государства Сербия, была в одностороннем порядке объявлена независимым государством. Исходя из собственных интересов, новый статус края очень быстро признали многие страны, в том числе, 22 из 27 стран Европейского Союза.

Как будто и не было совещания по безопасности и сотрудничеству и его Заключительного акта! Не случайно в России поддержку односторонней декларации Косово о независимости назвали аморальным и незаконным действием, «страшным прецедентом, взламывающим всю систему международных отношений».

Говоря иначе, мы живём в мире, в котором принцип нерушимости послевоенных границ изрядно подорван. Поэтому пышные фразы о том, что на страже интересов России стоит международное право и калининградскому региону России ничто не угрожает, вряд ли можно принимать всерьёз. Тем более, что, кроме присутствия в Европе политических сил, отнюдь не страдающих отсутствием «геополитического аппетита», в регионе действуют факторы, способствующие в той или иной степени реализации их замыслов.

Ограничение свободы передвижения как в Россию, так и Европу

Во-первых, объективно существует географическая обособленность Калининградской области от России территориями других стран. После вступления в ЕС Литвы и Польши в 2004 году для калининградцев и других россиян, желающих перемещаться по территории новых стран ЕС, в соответствии с правилами Евросоюза был введён визовый режим с необходимостью загранпаспорта и визового оформления. Предложение России об особых визовых транзитных коридорах по территории Литвы и Польши Евросоюз не принял.

С января 2005 года, после присоединения Польши и Литвы к Шенгенскому соглашению, область оказалась во многом изолированной от России. Возникла проблема серьёзного ограничения свободы передвижения для жителей эксклава, в том числе, для совершения поездок на остальную территорию Российской Федерации и обратно. Калининградцы вынуждены оформлять загранпаспорт и каждый гражданин должен иметь такой документ для пересечения границ области по суше вне зависимости от цели поездки. Проблема свободы передвижения особенно остро проявляется для населения российского эксклава в случаях необходимости экстренного въезда на основную территорию России или выезда оттуда.

Свободу передвижения ограничивает и высокая стоимость авиа- и железнодорожных билетов. Цены на них особенно выросли после банкротства авиакомпании «КД авиа» в 2009 году и отказа федерального правительства от субсидий пассажирских авиаперевозок. Свою лепту в ограничение свободы передвижения внесла также отмена с августа 2010 года паромного сообщения Петербург – Калининград и Петербург – Балтийск (запущенный в июле 2010 года железнодорожный паром Усть-Луга – Балтийск гораздо менее удобен). Правда, с 15 мая 2012 года для жителей области стали продавать льготные авиабилеты до Москвы и Санкт-Петербурга по сниженным ценам, но их число ограничено, и приобрести билеты очень сложно.

Иными словами, добраться до большей части России её гражданам, проживающим в Калининградской области, совсем непросто (равно как и добраться до области из других российских регионов).

Выезд для калининградцев в сопредельные страны также затруднен. Перспектива безвизового режима между Евросоюзом и Россией обсуждается с 1999 года. Но, несмотря на то, что диалог длится не один год и определённые шаги в сторону положительного решения вопроса сделаны с обеих сторон, в целом вопрос пока не решен. Позицию ЕС в целом можно охарактеризовать скорее как перспективное намерение. Неготовность Евросоюза к введению безвизового режима с Россией объясняется, прежде всего, различием в подходах к этому вопросу стран-участниц ЕС. Так, против безвизового режима выступают Латвия, Эстония, Нидерланды, Австрия, Швеция и ряд других государств.

С конца лета 2012 года польское консульство начало приём анкет для получения калининградцами разрешений на местное приграничное передвижение по территории своих северных воеводств без виз, на основании долгосрочного разрешения. Литва пока медлит, кроме того, литовская сторона не желает открывать для жителей соседнего российского региона больше 50 км своей приграничной зоны. В то же время, для своих граждан Вильнюс добивается разрешения посещать без виз всю территорию Калининградской области.

Угроза асимметричного развития по отношению к европейскому окружению

Во-вторых, непростые экономические проблемы в области, которые, в свою очередь, порождают негативные социально-экономические явления. В 1991 – 2005 гг. Калининградская область, будучи важной площадкой в выстраивании отношений между Россией и ЕС, имела как финансовую и техническую помощь со стороны Евросоюза, так и российские налоговые, тарифные и таможенные преференции. Несмотря на это, экономический спад 1990-х годов оказался в Калининградской области в 1,5 раза более глубоким, чем в среднем по России. В первой половине 2000-х годов валовый региональный продукт (ВРП) на душу населения составлял лишь 65 % от среднего уровня по стране.

В этот же период ВВП на душу населения в Калининградской области был в 2 раза меньше, чем в Литве, Латвии, Эстонии и Польше, и в 6–7 раз меньше, чем в развитых странах ЕС.

Калининградская область - особая экономическая зона (ОЭЗ), ей предоставлены монопольные преимущества на ведение свободной торговли (чего нет у других российских регионов). Резиденты ОЭЗ получают налоговые и таможенные преференции, право беспошлинного ввоза импортной продукции для производственных нужд (подобное положение будет существовать до 1 апреля 2016 года). Казалось бы, парадокс, но это привело к негативным последствиям. В огромных размерах возросла теневая деятельность (60–90 % ВРП на фоне 25–50 % по России в целом).

Кроме того, действие режима ОЭЗ «развернуло» калининградскую экономику не в сторону развития экспортных производств, а в противоположном направлении – в сторону импортной экспансии и импортоориентированного типа роста. Калининград стал наращивать беспошлинные импортные закупки в несравненно больших объёмах, чем это требуется для целей внутреннего потребления и специализироваться на продвижении этого импорта на остальную территорию России. Причём, вразрез с мировой зональной практикой область импортирует не столько сырьё, полуфабрикаты и оборудование производственного назначения, сколько готовую потребительскую продукцию, в основном – продовольственную.

К позитивным моментам можно отнести то, что, благодаря ОЭЗ, было создано около 11 тыс. новых рабочих мест, появились отрасли промышленности, которых ранее здесь не было: мебельная промышленность, иностранные предприятия по сборке автомобилей и бытовой электротехники, переработке пищевого сырья. Но в то же время ранее традиционные отрасли – рыбохозяйственный комплекс, предприятия военно-промышленного комплекса – пришли в упадок.

Так, рыбная промышленность к настоящему времени имеет массу проблем и требует модернизации: средний возраст судна 19 лет; 68% рыболовецкого флота выработало свой ресурс; 97% вновь поступивших с начала 2000-х годов рыболовам судов – импортного производства. Число работников отрасли сократилось с начала 1990-х годов в два раза, до 11,5 тыс. человек (2011 г.); инвестиции в отрасль составляют лишь 25% от объёма 1990-х годов (2011 г).

Сильное негативное влияние на экономику области оказал кризис 2008 – 2009 гг. В частности, промышленное производство в регионе в 2009 году упало на 10,5% по сравнению в 2008 годом. Только с 2011 года ситуация стала несколько улучшаться. Экономические проблемы оказали серьёзное влияние на уровень жизни населения, который на всём протяжении постсоветского периода находится ниже среднероссийских показателей. Так, средняя заработная плата жителя области была меньше, чем в среднем по стране: в 2005 году – на 20,7%, в 2007 – на 6,2%, в 2009 – 2010 годах – на 13,5%.

По данным местных властей, в 2011 г. средняя зарплата в Калининградской области составляла 18339 рублей, по России в целом – 20669 рублей. При этом по заявлению официальных лиц г. Калининграда реальная среднемесячная зарплата «у нас сейчас не увеличивается, а уменьшается». Вдобавок отметим, что граждане на различных сайтах заявляют о том, что средняя зарплата у работающих граждан составляет не более 9 тыс. рублей. Например, в г. Советске она составляет от 5 до 10 тыс. рублей, в Гвардейском районе – 6-7тыс. рублей.

Уровень жизни в целом в Калининградской области также заметно снизился: если в 2006 г. область занимала 14 место в рейтинге качества жизни в регионах РФ, то к 2010 г. она опустилась в рейтинге на 11 позиций, заняв 25-е место.

И это при том, что росли налоговые отчисления и коммунальные тарифы (хотя уровень износа коммунальной инфраструктуры в 2010 году достиг 61,5%), увеличивалась безработица, закрывались крупные предприятия, росла плата за грузовой транзит.

Таким образом, очевидно нарастание разрыва в уровне жизни жителей области по сравнению с сопредельными государствами ЕС и даже основной частью России. В этой связи многие специалисты высказывают мнение о том, что подобная ситуация может автоматически создать вокруг области линию изоляции, но отнюдь не по причине введения виз, а в силу её нарастающего экономического отставания от единой Европы. То есть, создаётся угроза асимметричного развития области по отношению к европейскому окружению.

Сепаратистские настроения среди определённой части жителей

В-третьих, в Калининградской области среди определённой части жителей существуют сепаратистские настроения. По мнению ряда российских и западных наблюдателей, у части проживающих здесь граждан сформировалась особая психология. По их мнению, особенность местных жителей состоит в том, что многие из них считают себя особым народом, а не русскими. Как отмечает один местных жителей, «не бывает ни одной конференции по Калининграду, на которой раньше или позже не поднимался бы этот вопрос: «Кто такие калининградцы? «Нормальные» русские или особый народ? И какую роль в ответе на этот вопрос играет немецкое прошлое?».

В самом Калининграде с 2011 года стал выходить журнал о психологии калининградцев, называющийся «Про нас». Как отмечает один из основателей журнала «мы, калининградцы, особенные. Мы живём на русском острове, со всех сторон окружённом Европой… Мы, калининградцы, особенные, и, конечно, мы сознаём свою исключительность и немного свысока смотрим на не-калининградцев».

Американская газета The New York Times утверждает, что местные жители стремятся в Европу, и приводит слова местного блогера и политического активиста, который пишет: «Я хотел бы вернуть Кёнигсберг в Европу. Кремля в моей голове нет». В качестве подтверждения массовости подобных настроений газета приводит состоявшиеся в Калининграде в 2010 году одни из самых крупных в России антиправительственных демонстраций за последние годы.

Некоторые местные СМИ ведут сепаратистскую, по сути, пропаганду. Так, на двух телеканалах, принадлежащих компании НТРК «Каскад», часто проходят материалы типа «Калининградцы не чувствуют себя россиянами, они чувствуют себя европейцами!». Дело доходит до того, что один из лидеров местных сепаратистов Сергей Пасько утверждает, будто в регионе живут уже не россияне, а некая «балтийская нация».

По утверждениям некоторых СМИ, когда калининградцы говорят о России, они часто подразумевают не собственную область, а некую другую страну на востоке. Многие, особенно молодёжь, бывали в «большой России» лишь один-два раза, многие не бывали вовсе. Заметим, что расстояние от Калининграда до крупных российских городов гораздо больше, чем до столиц европейских государств. Так, расстояние от Калининграда до Варшавы составляет 400 км, до Берлина – 600 км, в то время как до ближайшего российского областного центра – Пскова – 800 км, а до Москвы – 1289 км.

Не прекращаются выступления местных жителей за возвращение Калининграду его прежнего немецкого названия – Кёнигсберг. Проводилась даже многолетняя акция под названием «За Кёнигсберг». Интересно то, что подобные начинания поддерживают не только местные сепаратисты, но и некоторые высокопоставленные городские чиновники.

Ещё в 1993 году в области была создана Балтийская республиканская партия (БРП), главной целью которой провозглашалось достижение автономии в рамках Российской Федерации или превращение Калининградской области в независимое государство (!), под названием Балтия. В достижении этих целей сепаратисты уповают на помощь НАТО. В интервью лидера партии, напечатанном в одной из местных газет, тот откровенно высказался за вывод российской армии и флота с территории Калининградской области и размещения здесь баз НАТО на постоянной основе. Неудивительно, другие сепаратисты – чеченские – выступили в поддержку БРП на своем сайте «Кавказ-Центр».

В июне 2003 года решением Калининградского областного суда, оставленным без изменения Верховным судом РФ, БРП была ликвидирована. Но сепаратисты не растерялись: лишившись статуса юридического лица, БРП изменила статус в феврале 2005 года и превратилась в Калининградское региональное общественное движение «Республика». Главным требованием движения стало создание Балтийской республики, ассоциированного члена одновременно Российской Федерации и Евросоюза (!).

Кроме того, по некоторым данным, БРП продолжает свою работу неофициально и участвует в политической жизни региона. Осенью 2010 года в Калининградской области стало нарастать движение за упрощение визового режима с ЕС, и Балтийская республиканская партия под лозунгом «Калининград – узник Европы» поочерёдно провела пикеты, у стен всех иностранных консульств, размещённых в Калининграде.

Идеи отделения от России в том или ином виде высказывали и местные чиновники высокого ранга. Так, с предложением придать эксклаву статус «заграничной территории РФ» в 2004 выступил вице-спикер Калининградской областной думы Сергей Козлов, призывая «признать де-юре то, что уже существует де-факто». Как ни странно, в этом экзотическом предложении г-на Козлова поддержал тогдашний полпред президента России по Северо-Западному федеральному округу Илья Клебанов, посчитав необходимой выдачу калининградцам спецпаспортов, дающих право на безвизовое посещение стран Евросоюза. Но, к их сожалению, МИД РФ отреагировал на это заявлением о неконституционности «идеи».

В последнее время наиболее популярной среди некоторых региональных политиков и определённой части населения области является идея о придании Калининградской области специального конституционного статуса отдельного федерального округа, федеральной земли, федеральной территории. Этот статус должен быть подкреплён такими положениями, как особые условия взаимодействия ЕС и Калининградской области, а также придание губернатору статуса уровня вице-премьера РФ и спецпредставителя России по переговорам с ЕС.

К приезду президента Российской Федерации Дмитрия Медведева в августе 2011 года представители области подготовили проект закона о своём новом особом статусе, предложив придать губернатору ранг заместителя главы администрации президента РФ и в одностороннем порядке отменить визы для граждан государств Евросоюза.

Ряд экспертов считает, что эта идея, наряду с лоббированием оппозицией безвизового въезда жителей ЕС в Калининградскую область стимулирует сепаратизм. Таким же образом эксперты оценивают вводимый ныне безвизовый режим в Литву и Польшу для жителей Калининградской области. С чего бы это такая любезность со стороны обычно несговорчивого Запада? Уж не потому ли, что в тайне лелеются планы отделения области от России?

Свои требования сепаратисты «оправдывают» тем, что они, мол, направлены не против федерального центра и территориальной целостности России, а против бюрократизма и недопонимания геополитических и экономических особенностей Калининградской области. Как отметил один из местных политических блогеров, «недопонимание» может стать причиной появления такого вида сепаратизма, который основан на переходе от антибюрократических к антифедеральным настроениям. По его мнению, это чётко проявилось в ходе массовых протестных митингов, состоявшихся в Калининграде в конце декабря 2009 – январе 2010 гг. Митинги вначале проходили под экономическими, а затем и под политическими лозунгами. В числе прочего, на митингах звучало недовольство тем, что «федеральный центр не замечает особенностей нашего региона, «стрижёт область «под одну гребёнку» с другими субъектами федерации». По мнению митингующих, из-за этого растут автономистские настроения (по данным местных политиков с обычных 5-6% до 20-22%). Недовольство политикой федерального центра и местных властей было столь велико, что осенью 2010 г. ушёл в отставку губернатор Георгий Боос.

С 2011 года социально-экономическая ситуация в регионе стала несколько улучшаться, однако это не означает, что проблема сепаратизма в калининградском регионе исчезла. Сторонники «самостийного» развития области наращивают обвинения в адрес Москвы и заявляют: кроме роста социальной поляризации и нарастания разрыва в уровне жизни по сравнению с сопредельными государствами есть ещё ряд факторов, которые будут способствовать росту сепаратизма. В числе прочего, они называют «колониальные методы руководства регионом со стороны столичных назначенцев». Ни больше и не меньше…

Конечно, далеко не все жители региона привержены идеям сепаратизма: многие стоят на позициях государственников-патриотов, другие по инерции выступают за нахождение области в составе РФ, кто-то вообще политикой не интересуется.

Сами сепаратисты не представляют собой единого целого. Не случайно в «Манифесте калининградской оппозиции» отмечается: «Главная проблема калининградской оппозиции – в неспособности договариваться между собой и объединяться». Следует также иметь в виду, что местный сепаратизм проявляется в разных формах и преследует неодинаковые цели. Одни стремятся к выходу из состава России с целью создания независимого государства, другие склонны к ирредентизму (в данном случае – стремление объединиться с Литвой, Польшей или Германией). Третьи добиваются широкой автономии, но в рамках Российской Федерации. Существуют также разногласия по поводу методов борьбы с властями: по оценке одного из местных активистов, «среди оппозиционных лидеров продолжается перманентный спор: стоять ли на позициях конструктивного оппонирования, либо уходить в подполье маргинально-кухонного радикализма».

Однако не следует недооценивать потенциал оппозиционеров. У них достаточно широкая социальная база: представители малого и среднего бизнеса, часть научной и творческой интеллигенции, собственники земли и т.д. Отметим, что значительная часть жителей области занимаются именно малым и средним бизнесом. По имеющимся данным, два-три года назад в области насчитывалось 22 тыс. «малых» и «средних» предприятий и более 32 тыс. индивидуальных предпринимателей (при числе жителей менее 1 млн. чел.).

Лидеры оппозиции понимают, в каком направлении надо совершенствовать стратегию действий. В уже упоминавшемся «Манифесте…» говорится: «Без склеивания серьёзных политических групп власть не завоевать… Понятно, что власть не отдают. Её берут. Нужно создать теневое правительство как реально действующую альтернативу правительству (области. – «Newsbalt»)… с подобной структурой профильных министерств. Его основные задачи: анализ предлагаемых управленческих решений, законопроектов, выдвижение своих обоснованных решений. Их следует проводить, насколько это возможно, через СМИ и общественное мнение. Это позволит влиять на политическую жизнь в регионе и привлекать в оппозицию разумных, активных калининградцев. Требуется постоянно обучать актив оппозиции. Необходим механизм выявления и включения в работу новых лиц – потенциальных лидеров оппозиции. В избирательных кампаниях потребуется институт доверенных лиц, состоящий из граждан, которые пользуются влиянием и авторитетом».

Два варианта развития событий

Теперь, когда принято решение о безвизовом сообщении между Польшей и Калининградской областью, у стран ЕС и НАТО будет гораздо больше возможностей оказывать влияние на ситуацию в регионе. Например, приезжие активисты зарубежных НКО смогут оказывать разнообразную «помощь» местным сторонникам отделения от России.

Анализ сложившейся в регионе ситуации со всей очевидностью показывает возможность двух вариантов развития событий: либо будущее области будет неразрывно связано, как и прежде, с Российской Федерацией, либо (в той или иной форме) отдельно от неё.

Представляется, что в настоящее время главную роль в развитии обстановки в Калининградской области и вокруг неё играют не военно-стратегические, а экономические и социально-политические факторы. К сожалению, действие этих факторов во многом негативно, чему способствует целый ряд неразрешенных проблем, как общероссийского, так и локального масштаба.

По нашему мнению, главную опасность для территориальной целостности Российской Федерации, в том числе в случае с Калининградской областью, представляют внутренние факторы. «Калининградский сепаратизм» паразитирует, прежде всего, на социально-экономических проблемах. Динамичное повышение уровня жизни людей могло бы «излечить» громадное большинство тех, кого называют сепаратистами. Если же социально-экономическая, а также социально-политическая ситуация не будет улучшаться, то желание «уйти» туда, где живут лучше и богаче, может стать доминирующим у подавляющей части граждан. Учитывая географическое положение и геополитическое значение области (экономический и оборонный форпост России), можно предположить, что внешние силы начнут оказывать помощь сепаратистам. Не исключено, что рано или поздно это приведёт к утрате суверенитета России в регионе.

Между тем, сохранение области в общероссийском геополитическом, экономическом и военном пространстве имеет чрезвычайное значение. Не меньшую роль сохранение статус-кво имеет для обеспечения внутриполитической стабильности в стране. Иными словами, безопасность калининградского региона во многом предопределяет национальную безопасность Российской Федерации в целом.

Анализ обстановки вокруг России показывает, что угрозы её национальной безопасности эволюционируют, становятся многофакторными, концентрируются в различных российских регионах, приобретают комплексный характер и потому требуют системного подхода для их локализации и нейтрализации. В Калининградском регионе большинство проблем обеспечения национальной безопасности Российской Федерации обусловлено разнообразными процессами, развертывающимися в России в целом, на территории самой области и вокруг неё, а также содержанием внутренних процессов в Германии, Польше, странах Балтии.

Всё это необходимо учитывать, ибо внешние угрозы национальной безопасности России ныне реализуются путем проведения антироссийских действий через приграничные государства и различные антироссийские силы на территории самой России.

Дальнейшая судьба Калининградской области во многом будет зависеть от того, насколько будут учитываться особенности её социально-экономического и геополитического положения, а также тенденции развития политических процессов в регионе и сопредельных государствах. Только в таком случае история не повторится и Калининград не станет антироссийским Кёнигсбергом, со всеми вытекающими последствиями.

Подводим итоги. В современных условиях, основываясь, прежде всего, на опыте антиправительственных выступлений в Северной Африке и на Ближнем Востоке, на начальном этапе не столько действия группировок войск будут обеспечивать падение Калининградского особого района, сколько совокупность внутренних факторов, в первую очередь сепаратистские настроения в самой области, подстегиваемые определёнными политическими силами соседних государств. Именно эти тенденции, по нашему мнению, в настоящее время являются главной угрозой для самооторжения российского анклава.

Безусловно, нельзя исключать и другой сценарий – силовой, наглядно разыгранный в Ливии. Данный вариант руководство НАТО держит как запасной, но, в то же время, не забывает отрабатывать соответствующие вопросы уже сейчас в мирное время, в условиях ежегодного наращивания военной активности Альянса на польском и балтийском плацдармах, в первую очередь увеличения количества мероприятий оперативной и боевой подготовки Объединённых вооружённых сил по единому замыслу и плану. Здесь реально отрабатывается стратегическая наступательная операция НАТО в восточном направлении.

В пользу данного вывода говорят и другие обстоятельства: предоставление Польше и странам Балтии дополнительных планов обороны «от угрозы с Востока» (как будто и нет пятой статьи устава НАТО), развёртывание ЕвроПРО без учёта интересов России, совершенствование местной инфраструктуры (портов, дорог, аэродромов) под стандарты Альянса в интересах приёма и размещения крупных контингентов войск, освоение лётчиками НАТО потенциального ТВД, в том числе и в рамках бессрочного продления миссии по охране воздушного пространства стран Балтии, возможность скрытого накопления военной техники в балтийских странах ввиду неприсоединения их к международным договорам в области контроля над вооружениями, требование руководства НАТО к молодым членам об увеличении расходов на военные нужды до двух процентов от ВВП, размещение американских подразделений (истребители F-16, военно-транспортные самолеты С-130 «Геркулес», ЗРК «Пэтриот») на ротационной основе в непосредственной близости от белорусских и российских границ, неясность с дальнейшим пребыванием тактического ядерного оружия США в Европе и иные факты.

«Сигналом» для реализации данного сценария, конечно же, могут послужить: «отсутствие» демократических прав и свобод в России и Белоруссии, неприятие принципиальной российской позиции в будущей дележке Арктического шельфа, «ущемления» коренного населения в Пыталовском районе Псковской области (латыши) и западных и северо-западных областях Белоруссии (поляки, литовцы), а также захлебнувшаяся «бархатная» революция в Калининградской области.

Безусловно, будут предприняты меры по локализации (блокаде) российского анклава и уничтожению Балтийского флота (минно-тральная операция).

Надеемся, что ни первый, ни тем более второй сценарии не претворятся в жизнь на территории Калининградской области, а страны региона Балтийского моря поддержат российские инициативы по созданию новой системы Европейской безопасности, отражающей интересы, прежде всего, Европы, а не заокеанских геополитических устремлений.
Игорь Синяков
Просмотров: 1101 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]