Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Пятница, 22.11.2019, 02:34
Главная » 2013 » Сентябрь » 17 » Обман населения и трудящихся масс
11:19
Обман населения и трудящихся масс


На днях внимание публики привлекла тяжба воронежского жителя с банком Олега Тинькова, известного предпринимателя (известного в том числе и скандально). Воронежец, получив по почте от банка в виде не запрошенного им предложения кредита проект кредитного договора, внес в него изменения, в той части, которая была напечатана нечитаемо мелким шрифтом (то есть содержала самое главное), сам распечатал, подписал и отослал обратно.

В банке не глядя подписали. А спустя несколько лет, когда банк предъявил претензии (исходя из своего первоначального текста – то есть не читая имевшуюся у него копию договора: вот как замечательно работают там!), воронежец подал на банк в суд, представив текст на самом деле подписанного банком договора. Писали, что банк рисковал выплатой товарищу 24 млн рублей. Так или нет, но дело кончилось мировым соглашением. Что, несомненно, свидетельствует о безнадежности его судебной перспективы для банка. Но занимает меня не сама эта вполне скандальная история (бесстыжий наглец Тиньков по ходу дела еще и обвинил публично воронежца в мошенничестве!), а вообще мошеннический способ общения компаний с нами, покупателями их товаров и услуг.

Не секрет ни для кого, что компании постоянно придумывают и используют всякие ухищрения, чтобы содрать с нас куда больше, чем мы изначально были согласны платить. Иными словами, вводят в заблуждение, или, говоря прямо, обманывают. И единственная их забота – чтобы этот обман не противоречил законам, то есть не мог бы привести к судебным решениям не в их пользу. Скажем, практически все компании используют пресловутый нечитаемо-мелкий шрифт для положений договоров, заключающих избыточные издержки для покупателя. Или придумывают особые термины, чтобы затемнить суть дела. Наиболее известным таким термином является пресловутая «скважинная жидкость» ЮКОСа (так именовали нефть, чтобы не платить налоги на нее).

В автокредитном договоре, который беззастенчиво впарил презренный Райффайзен банк моей жене лет пять назад, часть процентной ставки была названа «страховым платежом» – и в итоге вместо рекламированных и указанных в договоре 9% мы платили 12,73% годовых (жена моя не финансист, а художник). Десятки тысяч клиентов Райффайзен банка так и не узнали, что платили больше, чем думали, чуть не в полтора раза! А ваш покорный слуга, выйдя в отпуск, посчитал на досуге собственную доходность платежей по кредиту – IRR. Посчитал бы и раньше, но был в отъезде на время подписания договора. (Однако подавляющее большинство получателей кредитов не имеет понятия об IRR и не умеет правильно подсчитывать действующую полную ставку процента по кредиту.) Принял все меры, чтобы погасить кредит как можно скорее и никогда не знать больше жуликов из «Райффазена» – и никому не советую иметь с ними дело. Пусть разорятся, жалкие обманщики, если не умеют зарабатывать честно.

Разумеется, и прочие банки не отстают: если один жульничает (не имею в виду нарушение криво прописанных законов – а просто когда не по совести поступают), и всем прочим приходится действовать так же. Впрочем, это не противоречит их устремлениям к наибольшей прибыли любой ценой, а потому оправданием не является.

Дело не сводится к введению покупателя в заблуждение или к злоупотреблению его юридической и финансовой безграмотностью: используются и прочие приемы, в том числе психологические. Скажем, в ходе поиска автокредита нам ни разу – ни в одном банке! – не удалось получить сразу предполагаемые условия кредита: сначала требовали предоставить им все документы и только потом, потянув сколько можно время (несколько недель), выдавали проект кредитного договора. Почему именно так? Очень просто: добиваются, чтобы человек, желающий приобрести автомобиль, потерял терпение и подмахнул в раздражении даже невыгодные условия (так и вышло в итоге с нами). Кроме того, это затрудняет возможность положить перед собой условия десятка-другого банков и выбрать наилучшие для себя. (На напрашивающееся возражение, что банку надо оценить заемщика, отвечу: могли дать условия от худших до лучших, рамочные, этого довольно для начала).

Или вот компания «Мегафон». За последний месяц заплатил им несколько тысяч: не ставя в известность, считали мне интернет по цене роуминга. Хотя сам я был убежден, что вношу деньги на пополнение льготного роумингового пакета «Гигабайт в дорогу». Оказалось, что пакет каждый раз надо «заказывать» заново: вносимые деньги не перечисляются на его пополнение сами собой, а идут на «общий» счет – откуда и списываются по обычным завышенным ставкам. Разумеется, это выглядит для покупателя странно – и потому уловка срабатывает. Добавлю, что никак не мог туда дозвониться целыми днями: «все операторы заняты». И кнопку включения льготного тарифа в личном кабинете на сайте убрали, хотя раньше она была. Видимо, в тех же видах: пока пользователь дозванивается сутками, чтобы включить дешевый тариф, списывать с него побольше. Как говаривал дедушка Ленин, с виду законно, а по существу – издевательство.

Год назад отказался как инвестор от предложения инвестировать в инновационную систему выдачи микрокредитов. Это чрезвычайно выгодное дело: там доходность достигает многих десятков процентов годовых. Однако дело, нравственно нечистое: такие кредиты используют самые бедные покупатели, ростовщики спекулируют на их неспособности устоять перед искушением купить что-то немедленно, хотя бы и на грабительских условиях. При этом, что бывает очень редко, команда проекта была на редкость хорошая в чисто деловом отношении: все – студенты (теперь уже выпускники) московской школы управления «Сколково» с опытом работы и в России, и в США.

Почему же отказался от выгодных инвестиций? Если люди готовы заниматься бесстыдным ростовщичеством, хотя бы и упакованным в «инновационные» одежды мобильного интернета, на чем может основываться уверенность инвестора, что подобный склад ума и совести при случае не обратится против него самого? Да и просто общаться с молодыми беззастенчивыми «гобсеками» – прямо скажем, не мечта всей жизни. Гнильца, увы, была заметна – хотя, возможно, лишь моему, старческому, циническому и пристрелявшемуся, глазу.

Уверен, подобных случаев читатели могли бы рассказать немало – а еще больше знают те, кто все эти ухищрения придумывает. Однако дело не в самих ухищрениях и случаях, а в принципе. Принцип же в том, что заработок компаний на обмане покупателей не имеет никакого отношения к тому, что принято называть экономическим развитием и/или техническим прогрессом – вещами, которые служат некоторым философам оправданием рынка и капитализма как общественной системы. Напротив, чем больше подобного обмана, тем меньше прибыль компаний зависит от производства и его совершенствования. Иными словами, тем ниже интерес компаний к повышению производительности.

Стало быть, вопрос не только в выгоде/убытках граждан, но и в соответствии поведения компаний общественной выгоде (эффективности). Это весьма важное соображение, почему в данных вопросах необходимо воздействие на рынок со стороны государства. В том числе и путем принятия соответствующих общественному и покупательскому интересу законов и правил.

На мой вкус, следовало бы ввести в законодательство самое общее положение: что незаконны все и любые способы, которыми покупатель мог бы быть введен в заблуждение относительно цен и условий покупки (создание и использование «асимметрии информации»). И мелкий шрифт, и отказ предоставить полные сведения об условиях покупки/кредита до того, как покупателя изнасилуют предоставлением всех справок и бумаг, и сокрытие дополнительных расходов под двусмысленно звучащими терминами вроде того же «страхового платежа» и так далее. А если таковые способы в каком-то случае усматриваются, все те штрафы, пени, повышенные проценты, и прочее в этом роде, которые компания-продавец договором предполагала возложить на покупателя, взыскиваются с нее в пользу последнего. Это умерило бы пыл по части заработка на «штрафах»: чтобы не заплатить чрезмерные суммы самим, величину и условия применения штрафов пришлось бы свести к разумным пределам.

Еще одним требованием закона могло бы быть равновесие затрат, выгод и рисков продавца и покупателя: если продавец не справился со своими обязательствами, он должен покупателю столько же, сколько хочет получить с покупателя сам в подобном случае. Неплохо бы прописать в законе, что компания, если у нее имеется выбор, всегда действует в интересах снижения затрат покупателя (тогда «Мегафон» сам «догадался» бы зачислить мои платежи в счет льготного роуминга). А банки надо обязать сделать публичными не только условия выдачи кредитов, но и сам порядок оценки кредитоспособности заемщиков: сколько мы слышим убедительных историй о необоснованных отказах!

Разумеется, история с воронежским победителем Тинькова не получит никакого развития и сама по себе не окажет влияния на рынок в пользу граждан. Банки просто станут работать внимательнее и придумывать еще более хитроумные схемы обмана. И вообще – один в поле не воин. Именно поэтому защита экономических прав граждан как потребителей – дело государственное. Уверен: силы гласных Государственной думы, расточаемые порой без видимой цели и смысла, найдут себе самое замечательное применение, если окажутся направлены на преодоление обмана населения и трудящихся масс алчными бесстыжими компаниями.

Владимир Громковский
Просмотров: 556 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]