Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Среда, 27.05.2020, 15:31
Главная » 2020 » Январь » 6 » Откровения генерала Вермахта. Часть 7
23:05
Откровения генерала Вермахта. Часть 7


Откровения генерала Вермахта. Часть 7

Видео представляет собой седьмую часть откровений генерала Вермахта Готхарда Хейнрици в отчетах семье и записях дневника. Я сопроводил их соответствующими иллюстрациями и хроникой.
Цитата:
Сегодня меня произвели в генерал-полковники. Я и не мечтал, что когда-то смогу дослужиться до такого чина.
Фельдмаршал фон Клюге сообщил мне о моем повышении, добавив, что он рад, что наконец-то произошло то, на чем он давно настаивал. Также и от некоторых моих подчиненных я получил поздравления с добавкой «Мы этого давно ждали и хотели». — С другой стороны, должен сказать, что то, что меня по сравнению с другими так долго игнорировали, не ослабило моего мужества. Мы в моей армии прошлой зимой исполнили не просто наш долг, а сделали куда больше. Если прошедшее лето не дало нам возможности себя показать и отличиться, то виной тому положение на фронте, противник и решения нашего собственного командования.
Но по-настоящему порадоваться повышению 30 января не удалось, поскольку общее положение и речи первых лиц государства так недвусмысленно продемонстрировали, сколь тяжела обстановка на данный момент. С внутренним беспокойством следили мы за событиями последних недель, особенно волновала нас судьба Сталинграда. У каждого из нас там знакомые и друзья.
Когда я недавно был у фельдмаршала [Клюге], мы говорили о том, что всё сталинградское командование теперь в плену: не слишком завидная судьба. Они были изнурены многомесячными ужасными нагрузками. Вопреки собственным убеждениям, они, выполняя приказ, остались вместе со своей армией в безвыходном положении. При таком исходе битвы с психологической точки зрения было бы лучше всего, если бы с самого верха им был отдан приказ в последний момент сложить оружие, чтобы избежать дальнейшего уже совсем бессмысленного кровопролития. При нынешнем исходе трагедия лишена кульминации. Она требует от ее участников почти нечеловеческих сил34. Факт, что они сделали больше, чем было в человеческих силах, и никто не сможет оценить это, не оказавшись в таком адском котле под артиллерийским огнем, бомбами, при морозе, в снегу, испытывая холод и жажду. Нет, это не слишком хорошее чувство, горькое поражение — оказаться в окружении. Но насколько еще усиливается оно, если ясно, что помощи ждать больше неоткуда.
В отрыве от прочего, местное население вполне может вызвать к себе жалость. Сплошной кавардак. Работоспособные увезены нами с оставленной территории, старые и неработоспособные оставлены. В их распоряжении лишь пара годных для жилья домов, чтобы они нашли себе пристанище, всё остальное сожжено. Население пешими колоннами направляется в тыл, в мешках они тащат с собой свой небогатый скарб, редко у кого встречаются сани или корова. В тылу эти колонны еще раз просеиваются, кого-то направляют в местные деревни, кого-то в Германию, кого-то на строительные работы40. Тем самым разъединяются семьи: один остается, другой копает бункеры и мостит дороги, третий едет в Мюнстер заниматься сельскохозяйственным трудом. Никто из них не знает, куда их забросит в будущем; свои вещи и жалкие владения они потеряли. Но они хотя бы благодарны, что мы заботимся о том, чтоб им было что есть. Чтобы выдержать всё это, нужны русские покорность и способность выдерживать страдания.
Русские теперь внесли меня вместе с генерал-полковником Моделем в список военных преступников и официально объявили об этом по радио с дополнением, что после войны я должен понести наказание. Якобы по моему приказу жестоко истязались и были замучены до смерти тысячи советских граждан: им отрезали носы и уши, отрубали ноги и руки и выкалывали глаза! То есть та же пропаганда ужасов, что и в малой мировой войне. Особенно озлобляет их, конечно, разрушение городов и деревень в ходе нашего маневра отхода.
Когда я на днях ездил на охоту, мне бросилась в глаза та первозданность, которая проявляется во всей жизни этой гигантской страны. Здесь, на голой земле, нет ничего воображаемого или притворного. Здесь властвует еще не прирученная природа. Ее напору могут противостоять лишь здоровые и сильные. Здесь люди еще слиты с ней так, что живут не рядом с природой, а внутри ее. Поэтому понятно, что русский солдат превосходит немецкого во многих практических вещах и в своей закаленности по отношению к явлениям природы. Недавно я спросил одного пленного старшего лейтенанта-танкиста: почему вы считаете зиму лучшим временем года для ведения войны? Почему ваши люди более привычны к ней? Ведь они же с ноября по апрель лежат на печках...
Просмотров: 52 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]