Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Вторник, 12.11.2019, 14:14
Главная » 2013 » Декабрь » 20 » Пресс-конференция Владимира Путина ( продолжение часть 3)
08:00
Пресс-конференция Владимира Путина ( продолжение часть 3)
ВОПРОС: Александр Юнашев, «Лайф ньюс».

Владимир Владимирович, здравствуйте!

Отвечая на один из вопросов, Вы сказали, что в целом оцениваете деятельность Правительства удовлетворительно, то есть на «троечку». И также рассказали, что и зарплату чиновникам повышаете…

В.ПУТИН: У нас есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». У нас нет пяти-, семи-, десятибалльной системы, есть «удовлетворительно» и «неудовлетворительно». Я оцениваю как «удовлетворительно».

А.ЮНАШЕВ: Но заметили, что и зарплату чиновникам повышаете, для того чтобы профессионалов с рынка можно было брать.

Любая критика в сторону министров сразу же порождает слухи об отставке Правительства. Министрам что, пора уже собирать вещи? Или кто-то ещё может остаться поработать?

И раз уж Вы не ответили на вопрос Гамова о преемнике, у Медведева вообще шансов нет тогда, простите?

В.ПУТИН: У Вас какое издание? «Лайф ньюс»?

А.ЮНАШЕВ: Да.

В.ПУТИН: Вы мне задаёте провокационный вопрос, в стиле Вашего издания.

Я же сказал, что оцениваю работу Правительства как удовлетворительную. И вообще полагаю, что самое плохое, что может быть, это кадровая чехарда. Разумеется, в рамках этой работы есть какие-то вещи, которые можно и нужно было бы, на мой взгляд, делать энергичнее, более эффективно, своевременно. Некоторые вещи затягиваются. Но я же дал характеристику того, что такое работать в Правительстве. Это сложная работа. И потенциал действующего Правительства далеко ещё не реализован.

ВОПРОС: Илона Руднева, РИА «Новости».

Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, в последнее время российские предложения по ряду мировых проблем востребованы. Речь идёт, в частности, о сирийском химическом оружии и иранской ядерной проблематике. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, в 2014 году положительная тенденция продолжится? Может быть, у России есть ещё какие-нибудь интересные инициативы? Если есть, то какие?

Спасибо.

В.ПУТИН: Мы действительно, считаю, внесли существенный вклад в решение острых и многолетних проблем, связанных с Сирией, с иранской ядерной программой. Но мы и далеко не единственные, в результате работы которых международное сообщество продвинулось в решении этих задач. Без нашей совместной работы с американцами, с европейцами, с нашими китайскими друзьями добиться этих результатов было бы невозможно.

Конечно, мы с вами находимся в России, мы с вами российские граждане и можем гордиться тем, что и как мы делаем на международной арене. Я считаю, что мы вполне можем гордиться нашей принципиальной позицией по всем этим вопросам. Мы не дёргались, что называется, не прыгали из стороны в сторону, у нас принципиальный подход к этим проблемам, основанный на базовых принципах международного права. Но, повторяю ещё раз, без совместной работы с нашими партнёрами этих результатов добиться бы не удалось.

Поэтому мы благодарны нашим коллегам из Госдепартамента США, из Еврокомиссии, как я сказал, из Министерства иностранных дел Китайской Народной Республики и благодарны их политическому руководству за совместную работу. Понимаете, если по-честному, где-то мы предлагали нечто такое, что легло в основу этих решений, что-то предлагали американцы, китайцы, европейцы. Это всё результат совместной работы, и по-другому к этому нельзя относиться.

Но мы будем и дальше вместе с нашими партнёрами работать так же, надеюсь, напряжённо. Как вы знаете, в следующем году мы принимаем «восьмёрку». Наша работа в «восьмёрке» будет строиться на основе преемственности предыдущей страны, принимавшей этот форум, и повестка дня будет вырабатываться совместно. Это традиция, которая сложилась в работе «восьмёрки», да и «двадцатки». На экспертном уровне шерпы совместно ищут наиболее важные и острые темы и вместе вырабатывают приемлемые для всех стран формулировки.

Именно так, имея в виду ключевую роль Организации Объединённых Наций, авторитет которой, на мой взгляд, в результате совместной работы и выхода на состоявшееся решение самым серьёзным образом возрос, мы и будем строить свою работу в 2014 году.

В.ПУТИН: Телеканал «Дождь».

ВОПРОС: Владимир Владимирович, здравствуйте. Антон Желнов, телеканал «Дождь». Про Украину.

Если многонедельный и несанкционированный, что важно подчеркнуть, «майдан» случится на Соборной площади в Москве или на Красной, как Вы будете реагировать? Какое политическое решение будете в связи с этим принимать?

И потом второе уточнение.

В.ПУТИН: Я не буду принимать никаких политических решений, буду действовать в соответствии с законодательством Российской Федерации. Каждый гражданин либо политическая партия, объединение имеют право выражать своё мнение в отношении тех или иных принимаемых в стране решений, в том числе и с помощью массовых уличных мероприятий, но любые действия подобного рода должны оставаться в рамках закона. Если кто-либо выходит за эти рамки, то государство обязано – я хочу это подчеркнуть, это не какая-то воля политическая, а обязательство органов власти – наводить порядок, потому что иначе такое развитие событий может привести к хаосу, что самым негативным образом отразится на экономике, на социальной сфере и на политическом состоянии всего государства.

А.ЖЕЛНОВ: И ещё одно уточнение. Вы много говорили, понятно, про братский народ. Но если сейчас поехать в Киев, то в адрес России, особенно среди молодых людей, которые собираются на том же Майдане, довольно много негативных слов и нелюбви к нашей с Вами стране. Как Вы относитесь к эмоциональной стороне того, что происходит там?

Спасибо.

В.ПУТИН: Я думаю, что вопрос в информированности. Есть, конечно, наверное, есть и у нас люди, настроенные националистически, и таких, если по головам посчитать, тоже покажется немало, которые могут вполне бойко излагать свою точку зрения по отношению к Украине, но подавляющее большинство российских граждан относится к Украине позитивно. Это стопроцентно, к бабке ходить не нужно, спрашивать.

То же самое, я думаю, и на Украине. Но всегда среди 45-миллионного населения можно найти людей, которые изначально, по определению просто относятся плохо. Это их право. Но думаю, что вопрос в значительной степени связан с недостаточной информированностью, в том числе касающейся европроцесса на Украине.

Кто-то говорит, что у украинского народа украли «европейскую мечту». Во-первых, мы к этому не имеем никакого отношения. Это выбор самого украинского народа и легитимных властей – вступать в какой-то союз или не вступать, подписывать какие-то документы или не подписывать, я об этом говорил много раз. И это наша принципиальная позиция. Мы не имеем к этому никакого отношения.

Второе. Когда я говорю о недостаточной информированности, имею в виду, что нужно почитать документы. Ведь почему оппозиция, которая борется с действующей властью, постоянно обращается к евротематике? Очень легко спекулировать на этих вопросах. «Хотите жить как в Париже?» – «Хотим!» – «Давайте подписывать!» А кто бы сказал: «Давайте почитаем!»?

Вы читали, что там написано? Нет. А здесь вот коллеги, женщина или мужчина, поднимали плакат «Украина», я хочу спросить: вы читали эту бумагу? Нет. Никто же ни фига не читает! Вы читать умеете? Посмотрите, что там написано: рынки открыть, денег нет, нормы торговые и технические регламенты ввести европейские. Значит, промышленность надо закрыть, сельское хозяйство развиваться не будет. Я уже сказал, это абсолютно явный крен туда – становиться сельхозпридатком еврозоны, но это выбор кого-то. Хорошо, пожалуйста, их выбор.

Но у нас ведь, смотрите, что происходит. Ведь мы Украину никуда не тащим, у нас с Украиной есть зона свободной торговли. Мы же не говорим о том, что будем дискриминировать украинские товары. Наоборот, мы говорим, что если Украина подпишет этот документ, то мы вынуждены будем сделать только что? – преференции снять. Мы для себя не можем их сохранить, это подорвёт нашу собственную экономику. Но украинские товары будут, и я уже об этом говорил, пользоваться режимом страны наибольшего благоприятствования. Льгот только не будет. Кто нас может заставить льготы предоставлять? Это совсем уже запредельные требования. Если всё это посчитать, взвесить, то тогда и молодые люди вполне могут разобраться в этом и сказать: «Да, мы хотим европейских стандартов, но давайте это сделаем таким образом, чтобы машиностроительные предприятия завтра не закрылись, чтобы судостроение осталось на плаву, чтобы авиация не померла, чтобы космическая отрасль не сдохла, машиностроение в целом осталось живым». Все эти рынки и кооперация – в России.

Я привёл пример с вертолётной техникой, с двигателями. Не смогли добиться. Мы второй завод уже заложили в Петербурге. А у нас там ещё много чего есть, где мы можем совместно поработать. КБ «Антонов» в хорошем состоянии, и мы можем дальше кооперацию развивать. В судостроении можем многое наладить, в космической и ракетной технике многое можно совместно сделать, в атомной промышленности.

Взяли, загрузили в своё время американское топливо в атомные электростанции на Украине. Там же все стержни «пошли». Вы понимаете, в чём дело? Это же серьёзные вещи. И потом нашим специалистам пришлось вернуться и решать сложные технические задачи, вытаскивать это всё и загружать опять российское топливо. Под российское топливо было сделано изначально.

И у меня ещё такой вопрос возникает. Вы сказали, что плохо относятся некоторые к России. Но подумать надо вот о чём. Ведь те, кто сегодня активно продвигает идеи, связанные с подписанием документов с Евросоюзом, – это в основном те люди, которые у власти были совсем недавно. Господин Яценюк, по-моему, был чуть ли не министром иностранных дел, Раду возглавлял. Тимошенко была главой правительства. Ющенко тоже придерживается таких же взглядов, был Президентом. Почему же они не подписали тогда, когда были у власти, документов, связанных с присоединением к Евросоюзу? Почему же они этого не сделали тогда? У власти были, никто не мешал, взяли бы, подписали все бумаги, и вопросов бы не было сегодня. Почему этого не сделали? У меня возникает законное подозрение, что связано это дело совсем не с присоединением к Евросоюзу. Это внутриполитическая борьба, поводом для обострения является линия подписания этого документа с Евросоюзом, но только поводом. Мы исходим из того, что кто бы ни победил в этой политической борьбе, как бы дальше ещё ни сложилось, мы будем с Украиной работать, сотрудничать в том формате и в том объёме, который будет наиболее интересен, приемлем для самого украинского народа.

ВОПРОС: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Николай Зусик, «12-й канал», Омск.

Я очень внимательно смотрел Ваше Послание Федеральному Собранию, Вы говорили о неких зонах в Сибири, которые будут усиленно развиваться. Я точную формулировку не помню, но был назван Красноярск.

В.ПУТИН: Зоны опережающего развития.

Н.ЗУСИК: Зоны опережающего развития, спасибо. Вы говорите про Красноярский край, про Дальний Восток, про Хакасию, если мне память не изменяет, но Сибирь-то – она большая, а про Западную Сибирь ничего не сказали. Я думаю, может быть, невнимательно слушал, либо Вы не сказали просто об этом, либо у Вас на Западную Сибирь какие-то другие планы.

Пользуясь случаем, хотел бы Вас пригласить на празднование 300-летия города Омска, хотя ещё три года до этого.

В.ПУТИН: Надо готовиться, конечно.

Н.ЗУСИК: Да, Вы, пожалуйста, пометьте себе. В прошлом году нам пообещали метро, у нас очень большие проблемы с транспортом.

В.ПУТИН: А кто обещал?

Н.ЗУСИК: Сегодня мы говорили, помните, про рейтинг чиновников. Он был среди них. Пообещали, что надо давать. В итоге всё-таки дела у нас не очень хорошо с этим двигаются. На этом месте, видимо, я должен денег попросить, но я не буду. То есть власть областная это делает. Собственно говоря, приезжайте к нам – посмотрим.

В.ПУТИН: А денег нет.

Н.ЗУСИК: А денег нет, да. Приезжайте к нам. Я думаю, будет прекрасное празднование. И заодно пообщаемся на многие другие темы.

Д.ПЕСКОВ: Коллеги, если можно, давайте уважать друг друга и формулировать вопросы чётко.

Н.ЗУСИК: Про Сибирь меня интересует вопрос.

В.ПУТИН: Вы знаете, почему я не говорил про Западную Сибирь? Западная Сибирь – технологически достаточно высокоразвитый регион и инфраструктурно развитый. То есть, конечно, нет предела совершенству, и там ещё очень много чего нужно сделать, в том числе и по городам-миллионникам. В таком шикарном, я считаю, очень хорошем сибирском городе, как Омск, конечно, надо подумать над развитием инфраструктуры, не только подумать, но и поработать как следует.

Что касается того, почему я сказал именно о Дальнем Востоке, о Красноярске, вот почему: потому что мы приняли ряд решений о льготировании работы, экономической деятельности на Дальнем Востоке и не распространили это льготирование, прежде всего это касается налога на прибыль, на землю, на ряд регионов Восточной Сибири, в том числе Красноярск и Республику Хакассия.

Не сделали это по настоянию некоторых правительственных ведомств, исходя из того, что, скажем, Красноярский край сам является достаточно развитым и в бюджетном отношении устойчивым. Но когда я сказал «развитым», прежде всего я имел в виду вторую составляющую: в бюджетном смысле это достаточно устойчивый регион. Вместе с тем это: а) очень большой регион, и б) значительная часть его благополучия основана буквально на нескольких предприятиях, которые можно перечислить, загибая пальцы одной руки: это «Норильский никель», это алюминиевые предприятия и некоторые другие. Но для такого огромного края этого совершенно недостаточно. В том числе и Хакасия должна развиваться более высокими темпами.

Именно поэтому мы приняли решение распространить эти льготы, которые предусмотрели ранее для Дальнего Востока, и на всю Восточную Сибирь включая Красноярский край и Хакасию. Вот в чём была новация. Собственно говоря, вот и всё.

Но это совсем не значит, что мы забыли про Западную Сибирь. Повторяю ещё раз, вопрос только в том, что по сравнению с Восточной она, конечно, в более выигрышном положении находится. Она, во-первых, ближе к Европейской части совсем, и инфраструктурно легче там работать, и стоимость перевозок там совсем другая.

Поэтому, конечно, и Западная Сибирь будет развиваться. Но в числе наших приоритетов, имея в виду сложности экономического характера на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири, мы поэтому и обратили на это наибольшее внимание. Когда я говорю «мы», имею в виду не себя, «Мы, Николай Второй», а имею в виду команду и правительственную, и команду Администрации [Президента], с которой мы вместе формулировали все предложения, изложенные в Послании.

Что касается Восточной Сибири и Дальнего Востока, то по Дальнему Востоку, как вы знаете, у нас есть специальная программа. Я уже не помню, сколько – по-моему, 300 с лишним миллиардов живых денег предусмотрено на ближайшее время.

Но Западная Сибирь – на неё вполне могут и должны быть распространены другие предложения, изложенные в этом же Послании, а именно предложения, касающиеся создания территорий опережающего развития, создания индустриальных парков, свободных зон.

И новация заключается в том, что мы предлагаем вернуть деньги, которые регионы будут тратить на создание инфраструктуры этих зон, из федерального бюджета в виде трансфертов назад в регионы Российской Федерации, которые уделяют развитию производства такое приоритетное внимание. И я уверен, что мы это сделаем. Безусловно, это отразится и на Западной Сибири.

В.ПУТИН: Извините, пожалуйста, там девушка с мишкой. Это что такое? Мишка больно интересный.

РЕПЛИКА: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Это не мишка, это снежный человек, йети, туристический талисман Кузбасса. У нас очень хорошо сейчас развивается туризм. Я просто, если позволите, хотела его вручить Вам.

В.ПУТИН: Мне? Спасибо большое.

РЕПЛИКА: Да. Но пока он посидит у меня, я потом отдам представителям вашей Администрации.

В.ПУТИН: Правильно.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, мой вопрос связан с основной отраслью нашей экономики региона, он связан с угольной промышленностью.

Вы неоднократно приезжали в наш регион и проводили поистине исторические совещания, которые давали новый импульс развитию этой отрасли. В этом году мы добудем 203 миллиона тонн угля. Но сейчас сложилась такая ситуация, которая не зависит от нас, такая проблема, которая требует Вашего личного вмешательства.

На складах угольных предприятий Кузбасса лежит 16 миллионов тонн угля. Это тройной норматив. Во-первых, это очень опасно: он самовозгорается. Во-вторых, он теряет свои качества, он выветривается. И самое главное, что это негативно психологически влияет на горняков, которые работают в тяжелейших условиях и которые видят, что их труд никому не нужен.

Причина в том, что у «РЖД» нет возможности вывозить весь уголь, есть проблемы с пропускной способностью, и порой эти угольные составы, для того чтобы пробиться к портам, стоят брошенные на Забайкальской дороге Транссиба. То есть проблема в восточном направлении.

Подскажите, как Вы видите сейчас решение этой проблемы? Дело в том, что сейчас цены на уголь упали на 40 процентов, и даже по таким бросовым ценам мы его не можем продать, потому что он стоит на подходах в портах.

Спасибо. Ольга Фролова, ГТРК.

В.ПУТИН: Мы практически в первой части нашей встречи сегодня говорили, я не помню, кто-то из коллег задавал вопрос по ФНБ. И я тогда рассказывал о том, что один из приоритетов средств, которые мы собираемся направить из Фонда национального благосостояния и Резервного фонда Правительства, из ФНБ точнее, – как раз на расшивку возможностей Транссиба и БАМа, в восточном, прежде всего, направлении. И без этого мы, конечно, не можем рассчитывать на подъём восточных регионов страны, именно поэтому туда направляем средства. С этим и связано: с недостаточностью инфраструктуры, которая является естественным ограничителем экономического роста.

Вторая проблема, Вы сами тоже её назвали, – это рынки припали, есть проблемы с реализацией, потому что в значительной части производимый нашими горняками продукт продаётся на внешних рынках. И как только спрос сокращается, это сразу отражается на производстве.

Что же касается возможных технических проблем, конечно, я обращу на это внимание Минтранса и «РЖД». Есть много своих внутренних вопросов, в том числе это связано с тем, что очень медленно принимаются решения об обновлении вагонного парка. И старые вагоны, хоть формально их и ремонтируют, но всё-таки они забивают пути, создают определённые технологические проблемы. Наверное, есть и другие. Я Вам обещаю, что мы обязательно это пообсуждаем – саму проблему, связанную с перевозкой.

Что касается продаж, в том числе на внешнем рынке, как понимаете, это объективный фактор, и на это даже с правительственного российского уровня повлиять практически невозможно. Но сделаем всё для того, чтобы горнякам помочь.

Горняки – это особая каста, но не закрытая каста, и люди, конечно, открытые, а каста в том смысле, что это люди с особым характером – я, действительно, там много очень бывал, неоднократно, – заслуживающие всяческого уважения и поддержки. Подумаем, что можно сделать дополнительно в этой ситуации.

ВОПРОС: Телекомпания «РЕН ТВ», Александр Жестков.

Я бы хотел обратиться к теме прошедших выборов мэра Москвы. У меня в руках интервью Сергея Собянина, в котором он признал то, что советовался с Вами по поводу участия в этих выборах Алексея Навального. И Ваша реакция была положительной.

Если это действительно так, дело ли Президента решать, кому участвовать в выборах, а кому не участвовать? Вообще, почему проводились такие консультации, например, по Навальному? Он представляет угрозу для власти?

В.ПУТИН: Если бы представлял угрозу, на выборы не пустили бы. И не пустили бы не каким-то административным способом, а законнымм и политическим. И дело совершенно не в конкретных фамилиях. Он по конкретным фамилиям, я не знаю, как в интервью написано, со мной не советовался.

То, что мэр столицы обсуждает политические вопросы с Президентом, мне кажется, это абсолютно нормальная вещь, ничего здесь экстренного нет. Но я действительно исходил из того, что все, кто имеют хоть какие-то шансы реально побороться за пост мэра, должны это сделать, и им нужно помочь.

Конечно, людям, которые малоизвестны на муниципальном уровне, пройти этот фильтр непросто. И связано это совершенно не с тем, что там власть критикуют или не критикуют, а просто муниципалы, здесь мы разговаривали о муниципальном уровне власти, ближе всего к народу. Они понимают, что человек может сделать, а что не может, чего он в состоянии добиться реально, а чего нет. И когда оценивают, тогда они свой вердикт выносят – поддержать такого человека или не поддержать.

Но я исходил из того, что если у кого-то есть хоть какие-то реальные шансы, то надо помочь этим людям себя проявить, себя заявить. Может быть, это будет способствовать решению нескольких задач.

Во-первых, люди, когда выходят на такой серьёзный уровень, начинают понимать всё-таки реалии нашей жизни, где мы живём и куда нужно идти, чего конкретно надо добиваться – не просто так: «Караул, держи вора!» Как правило, так кричат те, кто сами чего-то спёрли, извините. Понятно, да? Но почувствовать требования, реальные требования людей, реальные задачи, перед которыми стоит тот или иной субъект Федерации, либо в данном случае Москва.

И в целом, на мой взгляд, это полезно для самих этих людей, полезно, чтобы они становились более серьёзными, основательными, это с одной стороны. А с другой – чтобы и люди тоже посмотрели, а что же, собственно, кандидат предлагает реально, кроме того что ругается на действующую власть, а что он сам реально предлагает и как он хочет добиться того, что предлагает, – это вообще серьёзное предложение или нет?

Так что и для кандидатов, и для избирателей, на мой взгляд, это процесс положительный. Но когда мы говорим «фильтр муниципальный» – да, фильтр, согласен, но всё-таки это не пустой инструмент отсечки неугодных властям, с этим я никогда не соглашусь. Это такой фильтр, который заставляет кандидата подумать о реальных потребностях того населённого пункта или страны, где он собирается баллотироваться. На мой взгляд, это правильная вещь, во всяком случае сегодня.

(Обращаясь к журналистке в зале.) «Вова и Маша». Я помню нашу дискуссию. Меня мама так только называла в своё время, мне было очень приятно это услышать.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович!

Екатерина Выскребенцева, «ТВ-Центр».

Россия в этом году вошла в «топ-100», рейтинг стран по ведению бизнеса. Одна из Ваших задач, целей, которые Вы поставили, – чтобы к 2018 году Россия оказалась в двадцатке этого рейтинга. В общем, на бумаге кажется, что всё гладко, в частности, недавно Агентство стратегических инициатив отчитывалось, что, по-моему, около половины всех мероприятий из «дорожных карт» уже реализованы. Но когда я и мои коллеги приезжаем в регионы и беседуем с предпринимателями, то там говорят, что не то что какие-то «дорожные карты», а, что называется, «бездорожье» полное.

Как Вы считаете, какие меры нужно принять, чтобы эти инициативы не остались на бумаге, а были реализованы в жизни?

В.ПУТИН: Во-первых, хочу вам сказать, что мы все всегда чем-то недовольны. И я всегда чем-то недоволен из того, что я сам делаю и что делают мои коллеги. Думаю, что вполне естественно, что и предпринимательское сообщество чем-то остаётся недовольным, потому что хочется всё и сразу. Это вещи долгосрочного, долгоиграющего действия. И резко очень сложно что-то сделать. Можно, но эффект иногда бывает отрицательным. Хотя мне тоже очень хочется, чтобы все эти процессы проходили быстрее, чтобы конкурентоспособность наша росла быстрее, чтобы производительность труда росла быстрее. Я уже говорил, мы в несколько раз, в два-три раза, отстаём от ведущих экономик по производительности труда, а это связано напрямую с производительностью труда.

Вместе с тем хочу обратить ваше внимание, что те «карты» по улучшению предпринимательского климата, о которых Вы сказали, сделаны-то самим предпринимательским сообществом, это же не мы придумали, мы только их поддержали. Агентство стратегических инициатив, которое собирало предложения из бизнес-сообщества по этой тематике, их только обобщило и предложило Правительству, а Правительство с этим практически целиком согласилось.

Нельзя сказать, что совсем ничего не происходило. Всё-таки происходит, и происходят положительные изменения. Когда я говорил, что считаю работу Правительства удовлетворительной, я имел в виду как раз и эти изменения. И дело не только в рейтингах, что на самом деле важно, но не является принципиальным и важнейшим показателем.

Вот этот «Doing Business» – в принципе серьёзный рейтинг, но нам нужно создавать свои собственные. Именно поэтому в 81 субъекте Федерации мы сейчас это будем делать, в том числе и в вашем, с приглашением предпринимательского сообщества из вашего региона, чтобы они на месте прямо смотрели, что нужно. Но, понимаете, ещё важна другая часть – что возможно.

Когда люди начинают серьёзно подходить, когда они видят, что, условно говоря, здесь сто лет не было дороги, сказать: «Давайте построим завтра дорогу!» – можно сказать, конечно. У нас, вы знаете, не было, вообще никогда не было дороги, которая связывает Дальний Восток и европейскую часть, не было такой дороги вообще у Российской Федерации никогда. Начали её строить в 1962 году, потом бросили, потом возобновили и опять бросили. Мы взялись и за три-четыре года построили. Также и у Вас, и в любом другом субъекте. Надо всегда сопоставлять то, что нужно, и то, что возможно. И в ходе совместной работы административных структур и бизнеса вырабатываются естественным образом сформулированные требования, исполнимые. Я надеюсь, что так будет и в Вашем случае.

Спасибо.

Вот здесь мишка. Говорят, что я там ошибся, а здесь мишка точно. Уж не ошибешься – точно мишка. Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, Владимир Владимирович!

Газета «Собеседник», Елена Мильчановска.

«Собеседник» – общероссийская еженедельная газета, цветная газета Советского Союза, первый номер которой, к сожалению, вышел чёрно-белым, потому что в этот день умер Андропов – так сложилось.

Я Вас прежде всего поздравляю с наступающим Новым годом, желаю Вам счастья, здоровья, исполнения всех Ваших желаний и чтобы мы Олимпиаду и Паралимпиаду в Сочи провели так, чтобы поразить весь мир с хорошей стороны, чтобы у нас всё получилось в этом плане. И мишка тоже присоединяется к поздравлениям.

У меня вопрос новогодний. Вы в начале декабря сказали, что скидываться было бы неплохо работникам бюджетных организаций на корпоративы. И очень многих это напугало, даже как-то люди стали отменять корпоративы. К сожалению, сейчас отмена корпоратива, если уже заказаны ресторан, артисты дорогие, зачастую стоит столько же, сколько проведение. И вообще людям трудно найти деньги. Вы сказали, что в КГБ…

В.ПУТИН: В добрый час.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Можно проводить, да?

В.ПУТИН: Не злоупотребляйте только.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Спасибо.

И ещё такой вопрос.

К сожалению, газетам и журналам, хотя это коммерческие организации в основном, очень трудно найти деньги на корпоративы. (Смех в зале.)

В.ПУТИН: Сколько надо?

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Владимир Владимирович, приходите к нам просто на юбилей. «Собеседнику» в следующем году 30 лет. Это, кстати, я с Вами на обложке здесь. Помните нашу майскую встречу?

В.ПУТИН: Конечно.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: У меня после неё наладилась личная жизнь, вышла замуж наконец-то.

В.ПУТИН: Давайте поподробнее, объясните всем, что происходит.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: Но не за Вас, за своего мужа, не поймите неправильно. Я Вас люблю платонически.

Владимир Владимирович, раз уж Вы так сами заговорили, приглашаю Вас на корпоратив «Собеседника» 6 марта в «Президент-отеле» – так случайно выбрали.

В.ПУТИН: Спасибо большое.

Е.МИЛЬЧАНОВСКА: И, смотрите, нас, нашу печатную отрасль, заботит вопрос, что глава государства уделяет внимание телевидению, даёт интервью ежегодно, есть такая традиция, а печатным СМИ... Вы, кстати, мне пообещали интервью дать на досуге, я всё жду, надеюсь, что у Вас найдётся время, может быть, как раз к 30-летию, которое будет в феврале-марте. Не могли бы Вы больше внимания уделять печатным СМИ даже не в плане интервью, а в том плане, что очень трудно найти деньги на печатное распространение, киоски не хотят брать газеты распространять, а Россия – всё ещё традиционная страна, и многие любят именно печатное слово, бабушки и дедушки привыкли читать. Кстати, это и показывает «Собеседник»: наш тираж вырос за последние пять лет на 20 процентов. То есть газеты хотят читать люди, но, к сожалению, очень трудно выжить в связи с конкурентной борьбой интернета, телевидения. Может быть, глава государства как-то нам в этом поможет.

Спасибо огромное.

В.ПУТИН: Вы знаете, что касается печатных СМИ, то здесь есть проблемы действительно, я согласен. Они связаны не только с развитием электронных СМИ, интернета и так далее. Некоторые мировые издания с вековой и более традицией и историей своей собственной переходят исключительно в электронный формат, вы знаете об этом. Связано это с тем, что люди всё больше и больше именно там черпают информацию. Но Вы правы в том, что у нас есть определённая традиция, и, конечно, хотелось бы её сохранить. В этой связи, и вы тоже об этом должны знать, государство приняло ряд решений, связанных с льготными ставками налогообложения. Это и есть, собственно говоря, поддержка печатных СМИ.

Есть и другая проблема очень острая – проблема распространения. Сеть киосков – это тоже бизнес, но бизнес своеобразный. Мы, к сожалению, вообще сократили поддержку государственных СМИ в 2014 году, связано это с бюджетными ограничениями СМИ с государственным участием. И все наши основные каналы, в том числе ВГТРК, как-то к этому отнеслись без восторга, но это вынужденная мера, повторяю, связанная с бюджетными ограничениями.

Что касается печатных, то давайте подумаем ещё. Действительно, надо реально подумать и дополнительные меры поддержки изыскать.

А Вас лично я поздравляю с бракосочетанием. У Вас дети есть уже? А по материнскому капиталу вопросов нет пока? Опаздывать нельзя. Я желаю Вам успеха, без всяких шуток, действительно желаю Вам успеха. И интервью дам. Обязательно.

ВОПРОС: ИТАР-ТАСС, Вероника Романенкова.

Поскольку дети у меня уже есть, и в большом количестве, меня волнует…

В.ПУТИН: Сколько у Вас детей?

В.РОМАНЕНКОВА: Трое.

В.ПУТИН: Молодец.

В.РОМАНЕНКОВА: Меня волнует наше образование.

Очень долго в России пытались найти консенсусную позицию по ЕГЭ, так и не нашли. Школы, университеты, родители, сами дети, губернаторы, министры имеют свои позиции, каждый свою, и у каждого есть свои претензии к этому экзамену. И при этом ЕГЭ не стал объединяющим фактором в обществе, не решил проблему коррупции и социальных лифтов. Но мы стали к нему привыкать в последнее время. А Ваше предложение ввести сочинение по литературе добавило какой-то неясности.

Вы настаиваете на том, что сочинение надо будет писать уже в нынешнем учебном году? И это Ваше предложение можно назвать какой-то «чёрной меткой» для ЕГЭ? Не идёт ли дело к его отмене? Или это будет косметическая мера?

В.ПУТИН: Вы знаете, это и не то, и не другое. Вообще мне кажется, что это не очень хорошая вещь – какие-то «чёрные метки» рассылать. И это не косметика. Если Вы относитесь к критикам ЕГЭ, я думаю, Вы со мной согласитесь в том, что живая работа, творческая работа молодого человека при написании сочинения – это серьёзная вещь, которая призвана обогатить и сам учебный процесс, и абитуриента.

Можно ли это сделать в этом году? Мне бы очень хотелось, но я, честно говоря, в технологию доведения этого решения до его окончательной реализации вмешиваться бы не хотел. Надо посмотреть, есть свои определённые требования. Если детей готовили к тому, чтобы они уже в этом году вышли на то, чтобы писать сочинение, это одно дело. А если ещё школьники не готовы, то лучше подготовиться как раз и начать эту работу со следующего года. Это Министерство образования вместе с коллегами в регионах должно решить.

Суета здесь совершенно ни к чему. Чего спешить? Но если это можно сделать уже сейчас, было бы лучше, конечно, сейчас сделать. А в целом есть и плюсы, и минусы всё-таки. Минусы очевидные.

По поводу того, является ли это социальным лифтом или нет, я не соглашусь с Вами в том, что это совсем не является социальным лифтом, если иметь в виду возможность поступления в ведущие вузы страны абитуриентов из регионов Российской Федерации.

Если мы посмотрим на статистику после введения ЕГЭ, количество людей, поступающих в ведущие вузы России из регионов Российской Федерации, существенно возросло. Поэтому всё-таки это является социальным лифтом.

Возникает другая проблема – проблема общежитий. Это правда. Но правда также и то (я с Вами здесь тоже согласен), что эта система, безусловно, нуждается в модернизации и в совершенствовании. И, может быть, только одних зачёркиваний, крестиков, ноликов недостаточно для того, чтобы определить полноту знаний. Это первое.

И второе – нацелить, самое главное, на получение этих знаний.

Будем дальше думать над этим.

ВОПРОС: Добрый день! Марина Захарова, федеральное информационное агентство REGNUM.

Я бы хотела задать вопрос по теме, которая несколько ушла на второй план. Это социальные нормы, нормы социального потребления. Решение уже апробировано в экспериментальных регионах, и практика показала, что люди в принципе не согласны, выходят на митинги.

Решение по соцнормам регионы будут принимать самостоятельно, и это приведёт к тому, что уже сейчас в экспериментальных регионах эти соцнормы различаются, причём различаются в разы. Не приведёт ли это к проседанию уровня жизни в России? Тем более стоит отметить, что россияне потребляют того же электричества, уровень потребления электричества меньше по сравнению с домохозяйствами Европы и США. А впереди ещё также соцнорма на воду и на тепло.

Спасибо.

В.ПУТИН: Вопрос очень важный и очень чувствительный для людей. Согласен с этим полностью.

Как Вы знаете, Правительство приняло решение о нормах и нормативах только на электричество и только в некоторых регионах в качестве эксперимента. И то, что мы сейчас видим, а Вы совершенно справедливо обратили внимание на некоторые перекосы, это сигнал к тому, что нужно внимательнее подойти к реализации этих решений в будущем, если они будут реализовываться.

Нормы должны быть нацелены на совершенствование всех механизмов, на модернизацию отрасли, на энерго- и теплосбережение, но они не должны вести к повышению оплаты. И если это происходит, то тогда региональные власти и соответствующие правительственные структуры должны на это отреагировать.

Но хочу ещё раз подчеркнуть то, с чего начал ответ на Ваш вопрос. Пока не принято решение о введении каких-то норм ни по теплу, ни по другим компонентам. Пока это только электричество, и то, для того чтобы оценить, что реально на практике возникает.

Это то же самое, как с ростом тарифов на ЖКХ. Вы правы здесь, мне добавить нечего, когда говорим о том, что нужно очень аккуратно к этому подходить и своевременно, на небольшую величину, но своевременно повышать тарифы. Если этого не делается вовремя, то потом начинаются всплески, понимаете? Этого нельзя допустить.

Должны быть выработаны методические как минимум указания с правительственного уровня, которые не позволили бы этим перекосам, о которых Вы сейчас упомянули, негативным образом отражаться на материальной стороне жизни наших граждан. Полностью согласен. Посмотрим на это повнимательнее, конечно.

Маша, пожалуйста.

ВОПРОС: Мария Соловьенко, Владивосток, газета «Народное вече».

Слово материально, поэтому я к Вам обращаюсь: гражданин пожизненный Президент Российской Федерации, прошу не обижаться, я сейчас объясню почему. Поскольку Ваш удивительный синеглазый пресс-секретарь в прошлый раз практически у меня вырвал микрофон, я буду краткой, мой вопрос будет один, но из трёх частей.

В.ПУТИН: Это по-нашему.

М.СОЛОВЬЕНКО: Коллеги, я прошу вас не смеяться, потому что я очень волнуюсь, и серьёзные будут вопросы. Не смейтесь, пожалуйста.

В.ПУТИН: Прошу Вас.

М.СОЛОВЬЕНКО: С последней части [начну], Вам не нужно отвечать. Девушка с мишкой поздравила Вас с наступающим годом, а я хочу всех коллег, Россию и весь мир – вы здесь делегированы странами. Я хочу напомнить любимого писателя – повесть «Чук и Гек», в 1934 году он [её] написал, почти 80 лет назад. Я думаю, эти строки – каждый желает счастья, желаю всем счастья, вот что он написал, это важно помнить, о России: «Что такое счастье – это каждый понимал по-своему, но все вместе люди понимали и знали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся советской страной». Добавлю: а сейчас зовётся Россией, чтобы за советскую страну меня не ругали, как Газманова.

Теперь я выступлю в роли чеченского журналиста, который всегда у вас что-то просит. Про коррупцию не буду, смущать не буду. У нас замечательный центр во Владивостоке (вот про АТЭС Вы спрашивали) построили медицинский. Он начал работать, начались операции. Стоит огромный ПЭТ, Вы знаете, что это такое, ядерный такой томограф, который онкологию упреждает. У нас тяжёлая ситуация в Приморье по онкологии. У нас взрыв был атомный, Чажма, атомные реакторы у нас там остались от лодок, у нас Фукусима рядом, собираются хоронить отходы, не спросив нас. Очень многие люди болеют, помощь очень слабая. Так надеялись на этот ПЭТ, но забыли, он 70 миллионов стоит, забыли 20 миллионов. Нужен маленький реактор, который будет эти капсулы делать – изотопы.

Я Вас попрошу, Владимир Владимирович, даже не надо из бюджета, Вам стоит только плечом повести, и все эти абрамовичи, прохоровы, жена Шувалова, они к нам часто все приезжают, они богатые люди. 20 миллионов надо. Не надо из бюджета. Эту шайку Минобороны тряханите – по 2–3 миллиона. Извините, я так говорю (не надо хлопать, коллеги, это очень больно). У нас маленькие дети болеют, едут в Сингапур, родители квартиры продают, чтобы их спасти. Ну сделайте до нового года нам этот подарок.

Вот, я как попрошайка сегодня. Всё, Вы решите этот вопрос, я думаю. Хотите ответьте, хотите – нет.

В.ПУТИН: Нет, но 20 миллионов…

М.СОЛОВЬЕНКО: И последний. Нет, Вы ответьте, а тот последний, короткий, можете не отвечать, но он очень серьёзный будет.

В.ПУТИН: Кто руководит пресс-конференцией, Вы или я?

М.СОЛОВЬЕНКО: А как хотите – главное, чтобы польза была.

В.ПУТИН: Я хочу, чтобы Вы закончили свой вопрос.

М.СОЛОВЬЕНКО: Хорошо, я больше Вас перебивать не буду.

Последний вопрос, Вы можете на него не отвечать, но от этого вопроса зависит судьба России, это правда. Вот сейчас всякие исследования: пять-семь лет нашей стране осталось. Очень больно это слушать. Знаете, о чём речь.

В.ПУТИН: Нет.

М.СОЛОВЬЕНКО: Нет? Такие общественные мнения, институты, в интернете, что стране пять-семь лет – мы развалимся к чёртовой матери. И когда появились вот эти ракеты, да, я за державу, я за империю, но, может, это и неправильно. Я не боюсь этого сказать, а я рада. У меня отец на Украине, мальчишкой его в Германию угнали, он воевал, офицер, умер давно. Пусть будет наша Украина, это родина моя, вместе мы должны быть. И правильно, что снизили эти газ и нефть им.

Так вот, Владимир Владимирович, для Вас этот вопрос будет очень тяжёлый. Прошу на него не отвечать, это правда. Подождите. Следующий год – год лошади, мой год. У Вас будет год, чтобы принять стратегическое решение, не смейтесь.

Все знают, идёт реклама по телевидению: «Газпром» – национальное достояние. Добавим кучке олигархов, правда? Так случилось, я Вас очень прошу, не отвечайте сейчас, по Конституции недра принадлежат народу: и нефть, и газ, и все ископаемые. Давайте сделаем так, не сразу у Вас это получится, может быть, Вам страшно будет, давайте вернём, всё-таки национализируем это всё, и тогда не будет этой прослойки, не будут сдирать шкуру с налогоплательщика.

Если Вы боитесь, а Вы не бойтесь, Вас тогда каждый даже самый маленький Мальчиш-Кибальчиш защитит за это, и тогда у нас проблем не будет: и на ПЭТ нам хватит, и на пенсии хватит – без всяких «прокладок» вот этих олигархических. Это трудно. Можете не отвечать. Но я Вас очень прошу – думаю, вся страна тогда Вас полюбит и скажет: «Будьте Вы пожизненным, Владимир Владимирович».

Спасибо.
Просмотров: 482 | Добавил: Constantin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]