Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Пятница, 22.11.2019, 03:44
Главная » 2013 » Декабрь » 20 » Пресс-конференция Владимира Путина ( продолжение часть 5)
07:55
Пресс-конференция Владимира Путина ( продолжение часть 5)
Р.САФАРОВ: А про визит?

В.ПУТИН: Про визит мы на уровне МИДов пообсуждаем. Я имею приглашение от главы государства Ирана и с удовольствием им воспользуюсь.

Р.САФАРОВ: По поводу договора?

В.ПУТИН: А договор – конечно, нужно подумать о его наполнении. В целом мы очень положительно относимся к этой совместной работе.

Давайте мы вернёмся всё-таки к российским регионам. Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день! Меня зовут Аревик Сафарян, газета «Информ Полис», Бурятия, город Улан-Удэ.

Я не знаю, в курсе Вы или нет, но в нашем регионе сейчас сложилась ситуация, аналогичная Пикалёво. Помните, два года назад Вы вмешались?

В.ПУТИН: Конечно.

А.САФАРЯН: У нас Селенгинский ЦКК, который принадлежит Дерипаске, уже месяц не работает. Люди не получают зарплату, но это полбеды. Местная ТЭЦ принадлежит комбинату. И сегодня мне сообщил главный редактор, что угля осталось буквально на три дня. В Бурятии сейчас минус 30 и даже ниже. Люди в отчаянии, они готовы перекрыть федеральные трассы, готовы вообще уже пойти громить административное здание ЦКК. Примерно недели две назад они отправляли Вам письмо. Я не знаю, дошло ли оно, в курсе ли Вы.

В.ПУТИН: Если что-то разгромить, лучше там не будет. Правда?

А.САФАРЯН: Я совершенно согласна. Но как долго местным властям удастся сдерживать людей?

В.ПУТИН: Населённый пункт как называется?

А.САФАРЯН: Селенгинск. Население – 15 тысяч человек. На комбинате работали более 2 тысяч. То есть предприятие градообразующее. Помимо этого это и крупнейший поставщик сырья в разные регионы России и за рубеж.

В.ПУТИН: Проблемы, как правило, заключаются, прямо скажем, в низкой рентабельности, наверное, этого предприятия и в оборудовании, которое там есть. Я не знаю в деталях, конечно, не то что в деталях, а вообще не знаю об этой проблеме, но узнаю, конечно, обязательно поработаем. И совершенно очевидно, что в зимний период особенно и вообще, в целом никто, ни собственники предприятия, ни местные власти не имеют права бросать людей без соответствующей поддержки. Я сейчас не берусь сказать, какие там решения возможны, но точно совершенно поставлю такую задачу перед Правительством, перед губернатором, чтобы немедленно с этим разбирались. Немедленно.

ВОПРОС: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Надежда Ефремовцева. Я представляю небольшой дотационный регион – Курганскую область. Извините, я волнуюсь немножко.

В.ПУТИН: Пожалуйста, я слушаю.

Н.ЕФРЕМОВЦЕВА: Владимир Владимирович! Первый вопрос. Несколько лет назад глава нашего региона вносил предложение на федеральный уровень придать нашему региону статус приграничной особой экономической зоны. Этот вопрос актуален на сегодня или он уже закрыт?

И следом ещё один вопрос. У нас сейчас остро стоит проблема диспропорции зарплат в нашем регионе и в соседних. У наших добрых соседей гораздо выше зарплаты: это Тюмень, Екатеринбург, Челябинск.

Я приведу пример только одной сферы. Высококвалифицированные врачи у нас уезжают на тюменский Север, чтобы получать более высокие зарплаты. Естественно, Вы знаете, что зарплаты в регионах соотносятся со средней зарплатой по региональной экономике, а у нас она, к сожалению, невелика. Соответственно, мы теряем высококвалифицированные кадры не только в медицине, но и во всех сферах деятельности. Это правильно, на Ваш взгляд, или нет?

Спасибо.

В.ПУТИН: Что касается того, что люди уезжают, как Вы сказали, в северные регионы Тюменской области, то обращаю Ваше внимание на то, что там и условия жизни суровые. Всё-таки это Север. И жизнь там дороже, поэтому и зарплаты выше. И конечно, люди туда едут, чтобы подзаработать, несмотря на суровые условия пребывания в этих регионах.

Но то, что у нас разнятся доходы граждан слишком сильно от региона к региону, это, конечно, неправильно. Для того, чтобы это не было так, и для того, чтобы не было хуже, как раз мы и занимаемся выравниванием бюджетной достаточности между регионами Российской Федерации.

Как вы знаете, у нас регионов-доноров из 83 всего 10. И значительная часть объёмов финансовых средств, которые поступают в федеральный бюджет, затем перераспределяется в пользу остальных субъектов Российской Федерации именно с целью выравнивания их бюджетных возможностей. Но вопрос в том, насколько это выравнивание достаточно для отдельных регионов, в том числе и для Кургана. Это, конечно, вопрос, связанный с политикой самого Министерства финансов. Надо на это ещё раз внимательно посмотреть.

Хочу обратить ваше внимание также на то, что у руководителя региона сейчас появляется всё больше и больше инструментов для развития экономики соответствующего региона. И последнее предложение как раз на это и направлено. Если хотите, чтобы развивалась экономика, пожалуйста, вкладывайте деньги регионального бюджета. Надеюсь, что в ближайшее время будет принято решение Правительства о том, чтобы компенсировать в виде дотаций всё вложенное в развитие инфраструктуры соответствующих территорий, вернуть все эти вложенные регионом средства назад в виде межбюджетных региональных трансфертов. Это не единственный механизм, но он тоже, на мой взгляд, может быть достаточно эффективным.

А что касается бюджетной сферы, то вы знаете наши решения, принятые ещё несколько лет назад по поводу повышения уровня заработной платы в бюджетной сфере. Это касается и медицинских работников, это касается преподавателей школ. Мы дальше будем это делать, будем дальше продолжать эту политику.

ВОПРОС: Диана Хачатрян, «Новая газета».

Владимир Владимирович, в последнее время ряд официальных лиц силовых структур заявили, что готовится так называемое третье дело «ЮКОСа»: якобы на деньги компании ряд известных экспертов готовили обоснование либерализации уголовного законодательства. Правда, они это делали по поручению тогдашнего президента Дмитрия Медведева. Как известно, один из экспертов вынужден был остаться во Франции из-за угрозы уголовных преследований.

Вопрос в том, что Вы думаете по поводу «третьего дела «ЮКОСа»? И не кажется ли Вам, что складывающаяся обстановка в стране: угроза уголовного преследования, реформа РАН и другие проблемы – приводит к тому, что выталкивают ярких, талантливых и патриотически настроенных людей за границу?

В.ПУТИН: Я так не думаю. Вы всё в одну кучу свалили: и дело «ЮКОСа», и реформу РАН. При чём здесь реформа РАН и дело «ЮКОСа»? Совершенно между собой не связанные вещи.

Что касается «третьего дела», то я не хочу вникать в детали. Откровенно говоря, я как человек, который со стороны на это смотрит, не погружаясь туда, особых перспектив в этом смысле не вижу и вообще не очень понимаю, где это дело. Я слышал, что об этом говорят, но пока никаких угроз я ни для кого не вижу. А прокуратура обязана, это её работа, отслеживать все эти телодвижения. Она может видеть, или, как она считает, она видит какие-то нарушения закона. Но уверяю вас, ведь кроме прокуратуры есть ещё и Следственный комитет, который ведёт дело или не ведёт, есть суд. Поэтому особых угроз я там ни для кого не вижу. Это первое.

И второе. Если люди остаются, то они остаются не из-за этого, а из-за того, что там нашли работу какую-то, семья там живёт и хочется воссоединиться с семьёй. Я думаю, что дело в основном в этом. Угроза преследования здесь просто ни при чём.

Пожалуйста.

ВОПРОС: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Ваш постоянный спарринг-партнёр или партнёрша Маша Соловьенко просила национализировать недра – я этого делать не буду по двум причинам. Во-первых, у нас в Мордовии недр нет, а я представляю региональные СМИ Мордовии: Тамара Терёшина, заместитель главного редактора «Известия Мордовии».

И вторая причина – это то, что одними недрами, что называется, сыт не будешь, это такая категория, которая всё равно имеет конец через 100, через 200 лет. И Вы в своём Послании говорили очень много о тех дополнительных стимулах по развитию экономики, по восстановлению экономического подъёма, который у нас существовал в России. Вы даже сказали очень приятную вещь для губернаторов тех регионов, которые вкладывают свои средства, собственные средства регионов в развитие технопарков, индустриальных парков. Наша Мордовия как раз в число таких регионов входит. И конечно же, наш технопарк, Владимир Владимирович, как Вы понимаете, в таком небольшом регионе не мог бы быть создан без государственной поддержки, очень мощной поддержки. В частности, создание нашего технопарка было включено в федеральную программу, а такая программа существовала, она реализована, в том числе по Вашему личному распоряжению.

Я хочу сказать о том, что эта программа на самом деле дала эффект. На базе нашего технопарка создаются новые предприятия, инновационные предприятия. Вот только что южнокорейская фирма создала совместное предприятие «Непес Рус», оно уже даёт продукцию, инжиниринговый центр в области волоконной оптики и оптоэлектроники и так далее. (Шум в зале.) Владимир Владимирович, ну что за дискриминация регионов? Как регионы – так сразу… Всё, я задаю вопрос.

Владимир Владимирович, конечно, инфраструктура уже создана, база уже создана, и Вы уже те меры, которые и применяются, и будут применяться, озвучили.

Наших людей, занимающихся этим, а у нас привлечена и наука, и научные центры со всей России, и иностранные корпорации, очень большие фирмы зарубежные, интересует такой вопрос: будет ли Правительство разрабатывать какие-то дополнительные меры для того, чтобы ещё больше стимулировать развитие технологических производств, инновационных производств? Те же самые майские указы и то же самое повышение зарплат и медикам, и врачам невозможно без создания прочной экономической базы в таких регионах, как наш.

В.ПУТИН: Конечно, но, собственно говоря, я изложил эти предложения. Надо, чтобы они были реализованы для начала. То, что сделано, имеет позитивный эффект в том числе и для Вашей территории, на которой нет ни нефти, ни газа, ни других минеральных ресурсов. Всё, что происходит в Мордовии, происходит исключительно благодаря хорошей организации и улучшению институтов руководства, это правда. Но я уже сказал об этом, будем создавать эти технопарки дополнительно, будем компенсировать затраты региональных властей на создание инфраструктуры, будем и дальше поддерживать малый и средний бизнес в регионах. Прежде всего, это касается, конечно, малого и среднего производственного и социально направленного бизнеса. Льготы, которые предлагаются, изложены. Ну и, разумеется, будем вместе работать (здесь коллега поднимала вопросы с бизнес-сообществом) над улучшением условий бизнеса. Надеюсь, что это даст соответствующий результат.

Пожалуйста, Лос-Анджелес.

ВОПРОС: Сергей Лойко, «Лос-Анджелес таймс».

Шановний пане Президент, дозвольте, будь ласка, Вам задати...

В.ПУТИН: Прошу.

С.ЛОЙКО: Только что вернулся из Киева, ещё воздух свободы не выветрился.

В.ПУТИН: Отлично, давайте. Вы в первой части выступили хорошо, заготовленная речь у Вас удалась. Теперь переходите ко второй.

С.ЛОЙКО: В 2008 году в августе состоялась всем известная военная операция в Грузии, в результате которой сейчас в Абхазии и в Южной Осетии находятся российские военные базы. Западные обозреватели и политики (многие из них) продолжают утверждать, что таким образом было закреплено отторжение существенных территорий от суверенного государства.

Вопрос мой про Украину. Как известно, к Вам поступили призывы не от какого-то деревенского или городского сумасшедшего, а от людей, наделённых властью, депутатов, ввести войска в Крым. Они прозвучали во время самых крупных антиправительственных митингов, проевропейских митингов в Киеве.

Накануне конфликта в Грузии российские дипломатические ведомства раздавали тысячи российских паспортов жителям, не гражданам, а жителям Южной Осетии и Абхазии. И потом, когда этот конфликт случился, Россия заявила, что она защищает, она вынуждена защищать интересы российских граждан.

У меня вопрос. Возможна ли, даже гипотетически, ситуация, в которой вы также будете защищать интересы русскоязычных жителей Крыма, скажем, или российских граждан того же Крыма, или военную морскую базу в Севастополе в случае ухудшения ситуации? Возможен ли вообще в природе ввод российских войск в Украину или нет? Надо получить точный ответ. И при каких условиях?

Спасибо Вам большое.

В.ПУТИН: Вы сравнили ситуацию в Южной Осетии и Абхазии с ситуацией в Крыму. Считаю, что это некорректное сравнение. Ничего с Крымом не происходит подобного тому, что происходило с Южной Осетией и с Абхазией. Потому что эти территории в своё время объявили о своей независимости, и там был, к сожалению, крупномасштабный, если говорить в региональном разрезе, кровавый межэтнический конфликт. Это не первый конфликт подобного рода, если иметь в виду 1919 и 1921 годы, когда проводились карательные операции в связи с тем, что после распада Российской империи эти территории заявили, что хотели бы остаться в составе России, а не в составе независимой Грузии. Поэтому здесь нет ничего нового.

Кроме того, для того чтобы остановить кровопролитие, как вы знаете, на этих территориях находились миротворческие силы, имевшие международный статус и состоявшие главным образом из российских военнослужащих, хотя там были и грузинские военнослужащие, были и представители этих территорий непризнанных тогда республик. Наша реакция была связана в том числе не с защитой российских граждан, хотя это тоже имеет значение, и немаленькое, но связана была с нападением на наших миротворцев и убийством наших военнослужащих. Вот в чём дело, вот в чём была суть этих событий.

В Крыму, слава Богу, ничего подобного нет и, надеюсь, никогда не будет. У нас есть договор о пребывании там российского флота, он продлён, как вы знаете, – продлён, я думаю, в интересах обоих государств, обеих стран. И наличие российского флота в Севастополе, в Крыму, является серьёзным стабилизирующим, на мой взгляд, фактором и международной, и региональной политики – международной в широком смысле, в Черноморском регионе, и в региональной политике.

Нам небезразлично положение наших соотечественников. И, кстати говоря, мы постоянно поднимаем эти вопросы применительно к ситуации с нашими соотечественниками в некоторых странах Евросоюза, в частности в прибалтийских государствах, где до сих пор существует такое абсолютно нецивилизованное понятие, как «негражданин». То есть это и неграждан, и не иностранец, и не апатрид – вообще неизвестно, что это такое, лишённый политических прав и свобод. И это наши уважаемые коллеги из Евросоюза терпят почему-то, считают, что это нормально. Мы считаем, это ненормально и будем дальше продолжать бороться за равенство прав. Это относится ко всем государствам. Но это совсем не значит, что мы собираемся махать шашкой и вводить войска. Это полная ерунда, ничего подобного нет и быть не может.

ВОПРОС: Здравствуйте!

Новосибирск, журнал «Стиль. Интеллектуальный глянец», Ольга Зонова.

У меня вопрос такой. Охарактеризуйте, пожалуйста, в трёх понятиях свой стиль управления страной и Ваше видение государства к 2018 году в каких-то важных параметрах внешних и внутренних.

Спасибо.

В.ПУТИН: А почему именно в трёх? Почему не в двух, не в пяти?

О.ЗОНОВА: Может быть, в нескольких.

В.ПУТИН: Собственно, не знаю, стиль это, не стиль, но, во всяком случае, я считаю, что человек, на каком бы уровне управления он ни находился, самое главное, он никогда не должен уклоняться от ответственности за осуществление своих полномочий.

Это принципиально самый главный вопрос. Как только первое лицо или государства, или региона, или муниципального образования начинает уклоняться от ответственности – всё, пиши пропало, всё начинает сразу рассыпаться. И вот это принципиальный вопрос. Первое.

Второе. Нельзя принимать волюнтаристских решений никогда, нужно обязательно слушать людей с разными точками зрения на решение того или другого вопроса. Но если, как часто у нас говорят на совещаниях, есть развилки, то нужно иметь смелость брать ответственность за принятие окончательного решения.

И ещё одно обстоятельство, на которое хотел бы обратить внимание. Люди, которые в силу определённых обстоятельств оказываются на таком высоком уровне, которые облечены доверием своих граждан, никогда не должны отрываться от жизни самого рядового гражданина своей страны.

Нужно всегда чувствовать, чем живут люди, с какими проблемами они сталкиваются, и всё время думать, днём и ночью, о том, как решить эти вопросы, иначе нет смысла работать.

Давайте Сочи. Поднимитесь, пожалуйста, с майкой, написано «Сочи». СМИ? Ладно, хорошо.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, ни одного вопроса про сельское хозяйство.

Я представляю аграрную область. Мы являемся аграрной областью и в то же время являемся…

В.ПУТИН: Какая?

ВОПРОС: Курганская. В то же самое время мы являемся зоной рискованного земледелия. Это означает, что нам очень тяжело получить хороший урожай.

Между тем на сегодняшний день цена пшеницы третьего класса у нас семь рублей, а цена килограмма дизтоплива почти в пять раз больше. Такой дисбаланс.

И у наших аграриев такое мнение, что им не нужна господдержка, дайте цену на хлеб. Какое Ваше мнение?

В.ПУТИН: Но это и есть господдержка, если дать фиксированную цену на хлеб. Хотя государство накопило ряд инструментов с целью поддержания сельхозпроизводителей.

Я уже говорил во вступительном слове, что в этом году сельхозпроизводители внесли существенный вклад в развитие российской экономики и помогли тому небольшому, скромному, но всё-таки росту экономики в целом.

ВВП страны в значительной степени вырос благодаря успехам работы тех, кто трудится на селе. Цены на хлеб, конечно, формируются рыночным способом, но государство всегда поддерживало сельхозпроизводителей.

Я сейчас готов перечислить весь набор этой поддержки. Это связано и с льготными кредитами. Это связано с льготными ставками в агролизинге. Это связано с продлением кредитных и других полученных ранее ресурсов в связи с неблагоприятными природными явлениями, прежде всего для вашего региона – засухами или наводнениями.

И вся эта политика будет продолжаться. Сейчас мы перешли, как вы знаете, к субсидированию на гектар. Можно говорить о том, много это или мало, наверное, производители скажут, что маловато, надо добавить, но это всё инструменты поддержки.

То же самое касается влияния и на поддержание определённых цен. Государство ведь изначально формирует, как бы даёт определенные индикативы по формированию этой цены. И здесь есть, конечно, определённые ограничители, связанные с тем, что государство может влиять, но не может определять конечную цену. Но, безусловно, Правительство должно следить за этим.

Кстати говоря, это касается и поддержки для получения удобрений, для получения ГСМ. Раньше мы немножко по-другому поступали. Немножко «душили», так прямо скажем, производителей топлива, договаривались, так скажем, с ними о том, что они будут продавать, особенно в условиях уборки урожая либо весенне-полевых работ, топливо по более низким ценам. Сейчас в Правительстве несколько по другому пути пошли, как раз речь идёт о субсидировании.

Но, конечно, нужно очень внимательно следить за тем, что происходит в реальной жизни, и реагировать на это. Мы подробно за последнее время не говорили с Правительством на эту тему, но обязательно поговорим, потому что есть некоторые проблемы, связанные, например, с ритмичностью оказания этой поддержки, в том числе с ритмичностью поступления финансовых ресурсов в рамках этой поддержки, и связанные с субсидированием. Обязательно этому будем постоянно уделять необходимое внимание, обязательно.

Ну вот Владимир Александрович Колокольцев сообщает, что в Ванино направлена группа центрального аппарата МВД. И Дмитрий Сергеевич говорит, что нужно заканчивать.

Давайте всё-таки Урал – это очень важный для нас регион. «Урал» написано.

А.КОЛЕСОВА: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

«Урал» – это потому что у меня всё-таки главное агентство, главный офис находится на Урале, в Екатеринбурге, я сама из Москвы. Информационное российское агентство «Накануне.RU».

В.ПУТИН: То есть Вы меня надули?

А.КОЛЕСОВА: Немножечко, совсем капельку.

Анастасия Колесова.

Вопрос немного странный. Сегодня сообщили о том, что в Москве собираются восстановить памятники всем лидерам СССР. Хотелось бы знать, какому лидеру СССР Вы бы хотели восстановить памятник? И вообще считаете ли Вы, что нужно это сделать? Соответственно, как Вы относитесь к мнению, что надо восстановить памятники Сталину и Дзержинскому на Лубянке?

В.ПУТИН: Знаете, во-первых, это прерогатива московских органов власти, в том числе и депутатов Московской городской думы. Первое.

Второе. Чем особенно так отличается Кромвель от Сталина? Можете мне сказать? Да ничем. С точки зрения наших либеральных представителей, либерального спектра нашего политического истэблишмента, он такой же кровавый диктатор. И очень коварный был мужик, надо сказать, в истории Великобритании сыграл неоднозначную роль. Его памятник стоит, никто его не сносит.

Понимаете, дело ведь не в этих символах. Дело в том, что мы должны с уважением относиться к каждому периоду своей истории. Я уже говорил об этом, когда памятник Дзержинскому «содрали», откалывали куски, даже такой человек демократических убеждений, а он был истинным демократом, как бывший мэр Петербурга Собчак Анатолий Александрович, сказал: «Да, революция – хорошо. А памятники‑то зачем ломать?». Правда, у нас это всё ещё… Кромвель когда ещё жил, а у нас это всё ещё очень остро.

Поэтому надо относиться бережно к каждому периоду нашей истории. Но лучше, конечно, ничего не будоражить и не взрывать наш мозг какими-то преждевременными действиями, которые бы раскалывали общество. Я надеюсь, что городские власти, в данном случае московские, будут это учитывать. Но это их право, их право решать, кому, где и когда ставить памятники.

Поднимали бумажку – «Эстония».

ВОПРОС: Добрый день! «Радио Палдиски», Таллинн, Эстония. Олег Тесла.

Вопрос касается не только Эстонии… Вопрос касается 30 миллионов этнических русских, которые оказались после 1992 года за границей. Это примерно каждый четвёртый этнический русский на планете.

Уже несколько лет работает госпрограмма по переселению соотечественников, проживающих за рубежом, в Россию. Я посчитал, исходя из самых успешных регионов, сколько они давали цифры за прошедшие годы, сколько переселилось туда. И получается, что потребуется где-то около 100 лет этой программы, чтобы переселить хотя бы половину тех людей, что оказались за рубежом.

Хотелось бы спросить, какие усилия будут прилагаться со стороны Правительства России в отношении того, чтобы сделать эту программу более эффективной? Спасибо.

В.ПУТИН: Вы знаете, я как-то сказал однажды, что развал Советского Союза – это трагедия XX века. Начали шуметь по этому вопросу всякие коллеги, обвинять меня в каком-то гегемонизме, в желании восстановить империю. Чушь это всё!

Я имел в виду прежде всего гуманитарную составляющую этого процесса. И Вы правильно сейчас сказали: люди жили в рамках одной страны, разницы вообще не делали никакой между той же Украиной, Россией, Белоруссией, Казахстаном – да какая разница, все были одинаковые. Так и было.

И в этом было огромное, кстати говоря, преимущество такого сожительства в едином большом, огромном государстве. В этом есть определённые плюсы, конкурентные преимущества большие.

Но так случилось, люди проснулись как-то однажды, их ведь никто не спросил, а страны нет. И вдруг они осознали, что они за границей оказались. И начались всякие процессы, в том числе межэтнического характера. Они оказались в довольно сложном положении, часто без работы, без перспектив.

У нас много проблем с миграционной политикой, но уж если кого и вернуть в Россию, так это русских, конечно, и вообще людей, которые хотят жить в нашей стране и чувствовать себя частью русской, российской культуры, даже в независимости от своего этнического происхождения.

Таких много людей на постсоветском пространстве, даже нерусских по этническому составу своей крови. И конечно, прежде всего, мне кажется, нужно ориентироваться на тех, которые хотят и являются естественной частью нашего культурного пространства, языкового пространства.

Всё, что Вы говорите, проблемы, о которых Вы сказали, известны. Они связаны только с одним – с ограничениями по рынку труда, с бюджетными ограничениями нашей финансовой системы. Была бы возможность, расширили бы и ещё больше дали денег. Это связано вот с этим, исключительно.

Но есть и другие вещи, которые мне кажутся неурегулированными и требующими особого внимания. Я сказал сейчас о категории людей, которых мы, безусловно, должны привлекать в Российскую Федерацию. Это касается и культурно-этнической составляющей, это касается и профессиональных навыков, и возраста, и здоровья. Нам, конечно, нужно привлекать молодых людей, которые будут здесь жить, иметь детей, создавать семьи и иметь возможность работать в нужном для нашей экономики направлении.

У нас очень много ограничений чисто бюрократического характера, запретительных норм, которые работают не избирательно и не эффективно, по сути, наносят ущерб нашей стране. Но при этом ни в коем случае нельзя забывать о местных гражданах, которые живут на тех или иных территориях и интересы которых мы обязаны обеспечить.

«Реформа ГИБДД». Что Вас беспокоит?

ВОПРОС: Александр Жихарев, журнал «АвтоМир».

Господин Президент, все современные люди непосредственно связаны с автомобилем, и у Вас тоже «Волга» есть. Естественно, все водители периодически общаются с Госавтоинспекцией.

Жизнь меняется, и функции ГАИ тоже меняются. ГАИ уже не занимается техническим осмотром, судя по всему, вопросы экзаменации, регистрации, передача этих функций тоже вопрос только времени.

Остаётся ДПС. Но статистика показывает, что сейчас более половины правонарушений в области дорожного движения фиксируют не инспекторы, а камеры.

Во многих государствах не существует отдельных структур дорожной полиции. То есть современный полицейский может эффективно бороться как с правонарушениями в области дорожного движения, так и иными.

Как Вы считаете, насколько целесообразно сейчас в структуре МВД иметь отдельную службу Госавтоинспекции? Насколько оправдано, что сейчас в мегаполисе параллельно несут службу как патрульно-постовая служба, так и дорожно-патрульная служба?

В.ПУТИН: Мне, как Вы сказали, тоже автолюбителю, очень хорошо известны все изъяны работы ГАИ, ГИБДД. Их достаточно. Вы сказали, что в некоторых странах таких специальных служб не существует. В некоторых странах и пенсионной системы не существует. И что, нам свою, что ли, ликвидировать?

Поэтому мне кажется, что не нужно идти по пути чисто технического, технологического копирования того, что происходит в других странах. Нужно знать, что происходит в других странах. Нужно знать, что происходит в других странах, анализировать ситуацию, выявлять самые лучшие практики и внедрять их у нас.

Но просто так взять и ликвидировать специальную службу, которая занимается наведением порядка на дорогах в условиях, когда у нас ежегодно по 30 тысяч человек на дороге гибнут, мне кажется, было бы нецелесообразно.

Ямал, пожалуйста.

ВОПРОС: Станислав Тропилло, Первый арктический телеканал «Ямал-Регион».

Владимир Владимирович, буквально неделю назад Ямал и Минтранс подписали протокол о сотрудничестве. В частности, речь идёт о развитии такого достаточно интересного проекта, как «Северный широтный ход» с выходом к морскому порту Сабетта. Очень много говорят, проект достаточно резонансный. Это альтернатива Транссибу. Это новые рабочие места.

С другой стороны, есть и противники, которые говорят: «Ну что вы, ребята, сегодня всё не так, и давайте на время заморозим такие гигантские проекты, учитывая нынешнюю экономическую конъюнктуру».

Как Вам представляется как лицу номер один в государстве, насколько Вы поддерживаете политику региональных властей по продвижению таких проектов, учитывая опять же не очень благоприятную на сегодняшний день экономическую конъюнктуру?

Спасибо.

В.ПУТИН: Если ничего не делать, она и не изменится к лучшему, эта конъюнктура. Развитие транспортной инфраструктуры – один из безусловных наших приоритетов. Те, кто не хочет этого делать, либо не догоняют чего-то, как у нас в народе говорят иногда в таких случаях, либо просто страх их перед большими проектами парализует.

Нам нужны большие крупные проекты, тем более инфраструктурного характера. Государство вкладывает значительные ресурсы на строительство порта Сабетта, главным образом связанные с подходными каналами, ресурсы измеряются миллиардами рублей. И это тот хороший случай, когда государственные ресурсы идут в ногу с вложениями частных компаний.

Более того, частные компании даже опережают свои инвестиции по сравнению с государственными. И это очень хороший сигнал к тому, что проект в конечном итоге может быть эффективным. Наверняка, уверен, будет эффективным.

Порт Сабетта расположен в таком месте, откуда легко поставлять товар как в Америку, как в Европу, так и в Азию, имею в виду открытие Северного морского пути. Это, безусловно, будет разгружать те транспортные артерии, о которых мы сегодня уже говорили, – БАМ и Транссиб, даст возможность выхода нашему товару на мировые рынки новым маршрутом. Это очень перспективное направление, будем всячески его поддерживать.

Что это такое – «Долги, укрупнения»? Это что такое? Это вопрос явно из сферы экономики? Давайте попробуем. Укрупнение долгов – что имеется в виду?

ВОПРОС: Господин Президент!

Сергей Васильев, Псковское агентство информации.

Вопрос немножко не совсем из сферы экономики. Сейчас многие регионы, как известно, являются дотационными, последний год, статистика показывает, наращивают свои долги, в том числе перед федеральным бюджетом. Во многом это вызвано необходимостью реализовывать майские указы. И в регионах, особенно маленьких, небольших, с невысокой экономикой, есть естественные опасения, что их будут укрупнять. Что Вы можете на это сказать?

В.ПУТИН: Да нет, одно с другим, во-первых, никак не связано. Проблема самодостаточности, экономической самодостаточности, а значит, возможности решать социальные проблемы людей, которые живут на этих территориях, конечно, существует. Ведь у нас просто после развала Советского Союза формально, юридически сложились эти субъекты Федерации, а в советское время в народнохозяйственном плане действовали совсем иначе.

Я ведь приводил много раз этот пример, который для меня очень близок. Ленинградский обком партии в себя включал что: и Ленинградскую область, и город Ленинград. Это был единый народнохозяйственный комплекс, потом – раз, Советский Союз распался, формально появилось два субъекта: Ленинградская область и Ленинград, но они связаны между собой тысячью нитей, а, по сути, разделились. А в некоторых местах, допустим, на Камчатке, ещё хуже произошло, и люди сами поняли, что это ошибка, нужно объединять территории. В некоторых других территориях это сделали, но это исключительно прерогатива региональных властей и людей, проживающих на этих территориях. Первое.

Второе, что касается отсутствия ресурсов или недостаточности ресурсов на выполнение майских указов прошлого года. Я уже говорил в Послании и хочу ещё раз это повторить: конечно, реализовывать эти указы, особенно в условиях, когда экономика присела и когда не 5 процентов роста сегодня, а полтора, реализовывать их так называемым экстенсивным способом невозможно, нужно действовать по-другому. Нужно сокращать неэффективные расходы, нужно структурировать социальную сеть, социальную сферу и экономику, добиваться большей отдачи, и тогда появятся ресурсы для реализации всех наших планов. Вот в этом я нисколько не сомневаюсь. Но действовать по-старинке – это значит действительно вести дело к тому, что либо не будут исполнены те задачи, которые были поставлены в указах, либо требовать дополнительных денег. Но эти деньги часто используются и до сих пор использовались неэффективно. Может быть, даже и хорошо, у нас есть определённый плюс в том, что экономика «подсела». Это должно заставить и хозяйственных руководителей, и региональных действовать более эффективными, более современными методами. Надеюсь, что это будет сделано. Об этом и говорил в Послании.

Всё, ребята, пора заканчивать. Давайте последний, завершающий вопрос по офшорам.

ВОПРОС: Илья Архипов, агентство «Блумберг».

У Вас в Послании было много новых инициатив по деофшоризации. Я хотел спросить конкретно по некоторым компаниям. Просто посмотрел, ведь там основная прибыль образуется не в центральных офисах, которые будут перерегистрированы в России, а, например, «Русал» – это толлинговая схема по алюминию. Вы её будете отменять? Или, например, у «Евраза», он не в офшоре зарегистрирован, а в Лондоне, все его рельсы покупает «РЖД». Абрамович должен будет переводить его и регистрировать в России? Или ещё пример: у «Металлоинвеста», у Усманова, основная прибыль и большой оборот образуются за счёт трейдинговых компаний. Ему трейдинг свой переводить в Россию?

И, Владимир Владимирович, позвольте второй вопрос. Просто очень много сегодня звучало в вопросах коллег связанного с Украиной, коротко. Проблема имиджа России – коллега из «Дождя» говорил о том, что на Украине не любят, – в какой-то степени связана с теми решениями, которые принимаются здесь, в том числе по продуцированию информационной политики России. В том числе человек, который возглавил недавно новое пропагандистское агентство, которое будет заниматься пропагандой, в Киеве вызывает довольно сильную аллергию именно конкретикой того, что они воспринимают как некую враждебную информационную кампанию со стороны России по отношению к Украине. Это как будто в Северной Корее показывают новости про Америку.

И вот такой момент, тоже для имиджа не очень понятный. Некоторые законы, которые были приняты в последнее время, в том числе «закон Димы Яковлева», за этот год мои коллеги так писали, что некоторые дети, которые могли бы быть усыновлены даже теми американцами, которые были на усыновлении до принятия закона, умерли за истекший год. Когда происходят такие события, это не вредит имиджу России?

Спасибо.

В.ПУТИН: А Вы не забыли, что некоторые дети, которые были усыновлены в США, тоже умерли?

И.АРХИПОВ: Нет, конечно, нет.

В.ПУТИН: Об этом Вам тоже надо помнить.

Хочу Вам сказать, что государственные информационные ресурсы должны возглавляться патриотично настроенными людьми, защищающими интересы Российской Федерации. Это государственные ресурсы. Именно так и будет.

Что касается частных, нормально. Их у нас много, кстати говоря, частных средств массовой информации. И они имеют право и должны отстаивать ту точку зрения, на которую ориентируется их электорат, говоря условно, языком предвыборных кампаний. Это абсолютно нормально. Это даёт нам возможность и право сравнить разные позиции и при выработке окончательных решений ориентироваться и иметь в виду в том числе и точку зрения наших оппонентов. Мы же так делаем и так намерены делать в будущем.

Теперь что касается главного вопроса, связанного с офшорами. Понимаете, я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что очень много различных уловок. Мы значительное время уделили деофшоризации с коллегами на «двадцатке» и на предыдущей «восьмёрке». Уверяю вас, я уже об этом говорил, все страны мира, все без исключения поддерживают процесс деофшоризации, потому что налоги должны уплачиваться там, где зарабатывается прибыль. Вы используете ресурсы страны пребывания от своих основных активов, вы используете льготы, которые предоставляет государство при организации этого производства, вы используете наши трудовые ресурсы, но, будьте добры, платите здесь деньги, для того чтобы люди, которые на вас работают, могли получать соответствующую отдачу в виде налогов и последующего их использования на повышение заработных плат, пенсий, денежного содержания военнослужащих, повышения обороноспособности или правоохранительной сферы.

А как же иначе? Нельзя зарабатывать деньги и пользоваться всем, а прибыль складировать где-то в другом месте, более благоприятном. Это не значит, что мы не должны создавать более благоприятные условия для развития бизнеса в России. Это правда. У нас есть ещё много проблем. Поэтому мы вместе с бизнесом напрямую, в прямом диалоге вырабатываем вот эти «дорожные карты», которые заслуженно, наверное, ещё подвергаются критике, но всё-таки мы двигаемся в этом направлении и дальше будем так делать. Уловок для ухода от налогообложения много, и мы все их видим.

Есть и проблемы, связанные с тем, что некоторые страны не предоставляют пока в полном объёме нам нужной информации. Но именно для этого мы присоединяемся к соответствующим международным соглашениям в этой сфере, именно для этого мы провели у нас первую на территории нашей страны встречу – по-моему, весной или летом этого года – всех налоговых служб мира. Именно для этого мы согласились открывать собственные информационные ресурсы, связанные с налогообложением, для других стран, если они в ответ делают то же самое. Мы и дальше будем самым серьёзным образом к этому относиться.

У нас подписано много соглашений с прямыми или квазиофшорными территориями по защите от двойного налогообложения. И если мы увидим, что эти страны уклоняются от передачи нам в рамках наших договорённостей нужной информации, то я задаюсь вопросом: а зачем нам такие соглашения? Мы будем делать соответствующие выводы. Но, надеюсь, до этого не дойдёт. Я просто уверен, что на межгосударственном уровне мы сможем эти вопросы отрегулировать. И в работе с нашими компаниями постепенно, без всяких рывков, не нанося ущерба экономической деятельности, будем добиваться того, чтобы центры прибыли формировались в России.

Я поздравляю всех вас с наступающим Новым годом!

Спасибо.

* * *

ВОПРОС: Владимир Владимирович, у нас за год было уже две амнистии. А что будет с Ходорковским: он так и останется сидеть?

В.ПУТИН: За последнее время у нас был десяток амнистий. Что касается Ходорковского, то вы знаете, я уже об этом говорил, Михаил Борисович должен был в соответствии с законом написать соответствующую бумагу – ходатайство о помиловании. Он этого не делал.

Но совсем недавно он написал такую бумагу и обратился ко мне с прошением о помиловании. Он уже провёл в местах лишения свободы более 10 лет, это серьёзное наказание. Он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера: у него больна мать. Я считаю, что, имея в виду все эти обстоятельства, можно принять соответствующее решение, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании.
Просмотров: 509 | Добавил: Constantin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]