Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Четверг, 21.11.2019, 13:26
Главная » 2013 » Май » 8 » ПВНССР ПОЗДРАВЛЯЕТ ПОЛКОВНИКА ЛЕОНИДА ХАБАРОВА С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!
18:20
ПВНССР ПОЗДРАВЛЯЕТ ПОЛКОВНИКА ЛЕОНИДА ХАБАРОВА С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!


ГДЕ МЫ, ТАМ ПОБЕДА! НИКТО, КРОМЕ НАС!
Мы гордимся Вами, Леонид Васильевич Хабаров!
Мы благодарны Вам, что наши семьи и наши дети еще живы!
Предатели Родины, ответят перед законом Русского народа и трибунала!
СВОБОДУ ГЕРОЮ РОССИИ, ГЕРОЮ РУССКОГО НАРОДА, ГЕРОЮ ОТЕЧЕСТВА И ЧЕСТИ РУССКОЙ ДУШИ!
Этот фильм - дань безмерного уважения Человеку и Офицеру с Большой буквы. Полковнику Леониду Васильевичу Хабарову. Легендарный комбат 56 ДШБ, первый комендант афганского перевала Саланг, начальник института военно - технического образования и безопасности УрФУ (1991 - 2010 г.г.), он всю жизнь и здоровье отдал Служению Отечеству. В июле 2011 года почетного гражданина Екатеринбурга, кавалера Ордена Боевого Красного Знамени, 64 - х летнего полковника Хабарова обвинили в измене Родине. "Государственный переворот, с бюджетом в 50 000 рублей, "героически предотвращенный" в Екатеринбурге летом 2011 года пополнил список бесславных эпизодов российской истории... А полковник Хабаров всегда был, есть и будет символом Чести и преданности России. И никому не удастся втоптать в грязь имя настоящего Солдата."
Русские люди распространяйте этот фильм, чтоб его увидели все Русские люди нашей Великой Родины, чтоб все знали, как эта жидовская, предательская, оккупационная "власть" уничтожает все, что связанно с Россией и русским народом, нашей ВЕЛИКОЙ историей, нашими ГЕРОЯМИ.
____________________________________________________________
Леонид Васильевич Хабаров (род. 8 мая 1947, Шадринск) — советский и российский военный, участник Войны в Афганистане, полковник в отставке, один из основных критиков экс-министра обороны Российской Федерации Анатолия Сердюкова и проводимой им военной реформы в целом[1]. Знаменит в первую очередь тем, что десантно-штурмовой батальон, под его командованием, первым из состава 40-й армии пересёк границу с Демократической республикой Афганистан и после 450-километрового марша без потерь занял стратегически важный перевал Саланг[Прим. 1], а он сам, в звании капитана, стал его первым советским комендантом[2]. За мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга в Демократической республике Афганистан, Леонид Хабаров награждён орденом Красного Знамени и орденом «За военные заслуги», а также медалями[3]. После увольнения в запас из рядов Вооружённых сил России руководил Институтом военно-технического образования и безопасности УГТУ и одновременно был избран заместителем председателя Свердловской областной организации РСВА.

19 июля 2011 года был арестован по подозрению в организации «вооружённого мятежа и вовлечении других лиц в террористическую деятельность», в настоящее время находится под следствием и содержится в следственном изоляторе Екатеринбурга. 26 февраля 2013 года полковнику был вынесен приговор — четыре с половиной года колонии общего режима[4]. В различных городах Российской Федерации, а также у российских дипломатических представительств и консульских учреждений в странах СНГ, проводятся митинги в поддержку полковника Хабарова и протесты против содержания его под стражей и несправедливого приговора суда[5]. В защиту Хабарова выступили многие военные, политические и общественные деятели. Писатели и литераторы Аркадий Бабченко, Сергей Беляков, Владимир Бондаренко, Дмитрий Данилов, Всеволод Емелин, Михаил Елизаров, Олег Кашин, Павел Крусанов, Валентин Курбатов, Эдуард Лимонов, Владимир Личутин, Юнна Мориц, Дмитрий Ольшанский, Захар Прилепин, Александр Проханов, Герман Садулаев, Андрей Рубанов, Роман Сенчин, Сергей Шаргунов подписали коллективное обращение в Верховный суд РФ, в котором попросили пересмотреть дело и освободить полковника[6].

Леонид Васильевич Хабаров родился 8 мая 1947 года, в г. Шадринске Курганской области, в семье военнослужащего. Его дед, Степан Никитич Хабаров, офицер Русской армии, участник Русско-японской и Первой мировой войн. Отец, Василий Степанович Хабаров, командир (офицер) Красной Армии, участник Великой Отечественной войны, которую окончил в должности начальника штаба стрелкового полка[3].

После преждевременной смерти отца, мать Леонида Васильевича переехала на родину, в Нижний Тагил. Здесь Леонид Хабаров окончил вечернюю школу, затем профессионально-техническое училище по профессии экскаваторщика. Ещё со школы активно занимался спортом, был сильным и крепким, увлекался боксом. По окончании профтехучилища и проработав год на производстве, Хабаров пытался поступить в авиационное училище, но из-за сломанной во время боксёрского поединка носовой перегородки в лётчики путь ему был закрыт. Врач на медкомиссии так и сказал ему: «Дело безнадёжное, а вот Воздушно-десантные войска как раз для тебя». Время позволяло в тот же год попытаться поступить в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, но Хабаров решил прежде испытать себя Срочнсрочной службой. Он вернулся в Нижний Тагил, пошёл в аэроклуб, совершил несколько прыжков с парашютом и в 1966 году был призван в ВС СССР, начинал военную службу рядовым в Воздушно-десантных войсках[7].

Леонид Хабаров проходил службу в Прибалтийском и Московском военных округах. После окончания артиллерийского учебного центра служил в десантном полку командиром миномётного расчёта, заместителем командира взвода. И лишь после завершения срочной службы в 1968 году, гвардии сержант Хабаров поступает в РВВДКУ. В 1972 году училище было успешно окончено и Хабаров, несмотря на возможность выбрать для службы место и покомфортнее, сам попросился в 105-й гвардейскую воздушно-десантную дивизию, дислокация Фергана (ТуркВО), куда он и был направлен на военную службу в должности командира разведывательного взвода. Командующий ВДВ генерал армии Василий Филиппович Маргелов, наблюдая за действиями роты Хабарова на крупных учениях, сходу оценил перспективного молодого офицера. Итак, Хабаров служит командиром разведывательного взвода 100-й отдельной разведывательной роты (разведроты) в Фергане, затем, становится командиром этой роты. Ещё будучи командиром взвода разведки, он снискал себе уважение и подчинённых, и вышестоящего начальства. А когда возглавил роту, о нём узнали за пределами дивизии. В должности командира разведроты, подчинённые Хабарова два года подряд удерживали первенство в ВДВ. В 105 гв. вдд, помимо других направлений подготовки десантников был сделан упор на горную подготовку. На одно из восхождений были приглашены корреспонденты телепередачи «Служу Советскому Союзу», а командиром роты Хабаровым, по старой десантной традиции фотографироваться на фоне наполненного парашютного купола, было принято решение взять с собой на вершину парашют (ок. 13,8 кг), причём, не поручая это никому из подчинённых военнослужащих, командир роты сам взвалил на себя дополнительную ношу. В 1975 году старший лейтенант Хабаров вместе со своей ротой сутки поднимался на безымянную, высотой 4664 метра, гору на Памире. Покорив эту высоту, её назвали Пик ВДВ[8].

Позже, после окончания Хабаровым высших офицерских курсов «Выстрел»[9], генерал Маргелов личным приказом назначил Хабарова в звании старшего лейтенанта командиром парашютно-десантного батальона 105 гв.вдд в Чирчике[7]. После этого начали происходить малопонятные для Хабарова кадровые перестановки в верхах, в частности с должности Командующего ВДВ был снят В. Ф. Маргелов. 105-я воздушно-десантная дивизия была расформирована. После расформирования 105 гв.вдд, Хабаров назначен командиром 4-го десантно-штурмового батальона создававшейся тогда 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады, укомплектованной необученным личным составом, пришедшим из других родов войск и с гражданки, с которым гвардии капитан Хабаров и вошёл в Афганистан[10]. Вводу войск предшествовали следующие события: Ночью 24 декабря командующий войсками Туркестанского военного округа генерал-полковник Ю. П. Максимов по телефону доложил Министру обороны маршалу Д. Ф. Устинову и начальнику Генерального штаба маршалу Н. В. Огаркову о готовности войск к выполнению поставленной задачи, а затем направил в их адрес шифрограмму с докладом о готовности.
В полдень 25 декабря 1979 года в войска поступило распоряжение, подписанное министром обороны СССР, о том, чтобы переход и перелёт государственной границы Демократической Республики Афганистан войсками 40-й армии и авиации ВВС начать 25 декабря, в 15:00 по московскому времени. Первыми переправились разведчики и десантно-штурмовой батальон капитана Хабарова, которому предстояло занять находящийся на полпути до Кабула перевал Саланг, а затем по понтонному мосту под руководством генерал-майора К. А. Кузьмина пошли части 108-й мотострелковой дивизии[12]. Хабаров выполнял различные боевые задачи в Афганистане в должности командира десантно-штурмового батальона, был первым комендантом Саланга[13], где ему пришлось действовать в очень тяжёлых условиях высокогорья, при сильном северном ветре со снегопадом[14]. Уже 26 декабря десантниками под командованием Хабарова была отражена первая организованная атака на перевал[15]. Позднее, капитан Хабаров со своим подразделением был передислоцирован в Кундуз, принимал участие в боях. «С самого начала установления связи запомнился голос Хабарова и по-военному чёткие, ясные и, скажу, требовательные доклады. То дайте ему альпинистов, то снайперских винтовок… В моем представлении образ Хабарова сложился в виде этакого богатыря. Потом встретил его месяца два спустя под Кабулом: худенький, рыженький… Дух у человека был поистине исполинский. Уверенно руководил батальоном. Был награждён орденом Красного Знамени», — вспоминал позже генерал-полковник Ю. В. Тухаринов[14]. В целом, батальон Хабарова блестяще справился с поставленной задачей[16]. По настоятельным просьбам его подчинённых и сослуживцев, командир бригады полковник А. П. Плохих отправил в Москву представление Хабарова к званию Героя Советского Союза, но награждён Хабаров не был, ввиду того, что на тот момент официально никаких боевых действий в ДРА не велось. По воспоминаниям сослуживцев, им стало известно, что душманы оценили голову Хабарова в пятьсот тысяч афгани[Прим. 2]. В конце марта 1980 года, Хабаров получил приказ готовить десантно-штурмовой батальон к боевым действиям в Панджшере. Батальон стоял тогда между Джабаль-ус-Сираджем и Чарикаром, имея выход с юга на перевал Саланг, и с востока — на Панджшер. Батальону была поставлена задача: пройти вдоль долины до последнего кишлака ущелья Панджшер, находящегося под контролем полевого командира Ахмад Шаха Масуда и вернуться назад[17]. В ходе Первой операции в долине Панджшер в апреле 1980 г., в Шахимардане батальон Хабарова захватил документы Исламского ко­митета Афганистана, с фотографиями руководителей и картотекой. 13 апреля, группа его разведчиков угодила в засаду, выручая их, действуя вместе с батальоном афганской армии, Хабаров был тяжело ранен[18]. Будучи ранен, Хабаров думал в первую очередь не о себе, а о своих подчинённых, и продолжал командовать батальоном, несмотря на большую потерю крови[19]. 14 апреля, несмотря на попытки отказа с его стороны, мотивировавшего это тем, что ему необходимо командовать его подчинёнными, Хабарова, с многочисленными пулевыми ранениями, доставили в Кабул. Сначала, сотрудники госпиталя собирались ампутировать ему раненую правую руку, но о ранении Хабарова узнал генерал-полковник Ю. П. Максимов, который прислал бригаду хирургов под руководством хирургов Николаенко и Коровушкина (175-й отд. медсанбат), последний затем оперировал Хабарова в Москве. Они и пришили Хабарову фактически висевшую на обрывках кожи руку. В Ташкенте Хабарова вывели из тяжёлого общего состояния. Затем, лечение продолжили в Москве, в Главном военном госпитале им. Бурденко и в отделении острой травмы, в Центральном институте травматологии. После сложной операцию руку удалось отстоять[20]. Оправляясь от ранений, Хабаров, заочно закончил Военную академию им. Фрунзе, куда его приняли без экзаменов, после чего вернулся на службу в ТуркВО, где служил командиром кадрированного мотострелкового полка в пос. Азадбаш (район города Чирчик) Узбекской ССР. За четыре года командования мотострелковым полком, как он сам оценивает то своё состояние, Леонид Васильевич «прокис» и сам попросился обратно в Афганистан[7]. Вторая командировка Хабарова в Афганистан — с октября 1984 по сентябрь 1985 года в должности начальника штаба 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады. Там же получил второе тяжёлое ранение. По окончании службы в ДРА, Леонид Хабаров, был переведён на службу в УССР, в штаб Прикарпатского военного округа, г. Львов, где ему выделили трёхкомнатную квартиру по улице Пушкаря 4-8, вблизи стадиона ЦСКА, и куда он позже перевёз свою семью, но, как он сам признавался в письмах сослуживцам, уходить на пенсию он пока не планировал[Прим. 3].

Один из бывших подчинённых Хабарова в Афганистане, А. В. Мотин дал исчерпывающую характеристику офицерским качествам его ротного командира[21]: «Был такой знаменитый командир по фамилии Хабаров. Родом из Свердловской области, выпускник Рязанского Высшего Воздушно-Десантного командного училища(РВВДКУ). До Афгана ребята не хотели у него служить, потому что муштра в его части была жуткая. Мне сразу по прибытии сказали: «Не дай бог, попадешь в четвертый батальон к Хабарову — бессонные ночи гарантированы!» И я попал в тот самый четвертый батальон и под командованием своего «беспощадного» командира попадаю в Афганистан. Смело могу сказать: если бы я не под командованием Хабарова оказался в Афгане, то, может быть, уже тридцать лет как парил бы землю. Два раза было, что только комбат вылезал из БМД, и ему насквозь прошивало шлем, вскоре ему повезло поменьше — пуля попала в ключицу, и его отправили в госпиталь, по-моему, в Ташкент, но могу ошибаться: в Средней Азии тогда было много госпиталей. Вскоре, чтобы спасти руку, Хабарова переправили в Москву, и вся история закончилась благополучно. Его представляли к званию Героя [Советского Союза], но, как часто это бывает, представление «заблудилось» где-то в эшелонах нашей высшей власти, и комбата наградили орденом Ленина».

Командование ПрикВО предложило Хабарову возглавить военную кафедру в одном из львовских ВУЗов, где были бы востребованы его боевой опыт и знания, необходимые для подготовки молодых людей к службе в армии, но Хабаров пожелал вернуться на Урал[7]. В феврале 1991 года, при содейтствии генерала Г. И. Шпака, перевёлся на военную кафедру Уральского политехнического института, которой руководил на протяжении почти двадцати лет, и которую реорганизовал сначала в факультет военного обучения, а затем в Институт военно-технического образования и безопасности УрФУ.

Начиная с 1992 г., когда началось так называемое «реформирование», а по сути сокращение российских Вооружённых сил, в период скудного финансирования со стороны военного ведомства, ряд руководителей ВУЗов поспешили «откреститься» от ставших обузой военных кафедр. Затем, наступил период неопределенности, когда стали известны положения грядущей федеральной программы реформирования системы военного образования, и многих преподавателей и руководителей военных кафедр и факультетов военного образования не покидали переживания в отношении дальнейшей судьбы их alma mater. Но, по словам Хабарова, ни в 1990-е годы, ни во время принятия высшим военно-политическим руководством страны решения о прекращении деятельности целого ряда военных кафедр, никто из его подчинённых не сомневался в том, что их факультету суждена долгая жизнь. Это, по мнению Хабарова, не в последнюю очередь связано с помощью со стороны ректора УГТУ, д.т. н., профессора, академика Инженерной академии России С. С. Набойченко. В первую очередь, благодаря его содействию, удалось не только сохранить объединённую военную кафедру, но и расширить её сначала до военного факультета, а в последующем и до военного института. Кроме того, Хабаров и его подчинённые рассчитывали на размещение на базе кафедры государственного заказа по подготовке квалифицированных кадров для Вооружённых сил, и в итоге их расчёт оправдался[23].

С 1 сентября 1993 года военная кафедра на радиотехническом факультете преобразована в отделение (факультет) военной подготовки. Начальником факультета стал полковник Хабаров[24]. Приход Хабарова в университет, повлиял не только на учебный процесс. В восьмидесятые годы в университете было десять аудиторий, носивших имена выпускников — Героев Советского Союза. Существовали наглядные пособия, рассказывавшие о жизненном пути Героев и подвигах, которые они совершили. Однако, со временем, университет лишился именных аудиторий. С подачи начальника факультета военного обучения полковника Леонида Хабарова идея получила второе рождение. с подачи полковника руководство Уральского государственного технического университета и управление воспитательной работы Приволжско-Уральского военного округа обратились в Главное управление воспитательной работы Вооружённых Сил РФ с ходатайством о присвоении имён Героев Советского Союза и Российской Федерации кафедрам факультета военного обучения[25].

В 1998 г., на основе цикла разведки кафедры инженерных войск и разведывательных подразделений была сформирована военная кафедра специальной разведки. Это был прецедент не только в российской, но и в международной практике — подготовка на базе гражданского ВУЗа офицеров для войск специального назначения. С 1998 по 2001 гг. готовились офицеры по специальности «Боевое применение подразделений и частей спецназначения по командным и штабным должностям». Затем — офицеры запаса для частей и подразделений спецназначения по специальностям «Боевое применение частей и подразделений специального назначения» и «Боевое применение подразделений специальной радиоэлектронной связи». С плановыми заданиями объединённая военная кафедра, а затем и факультет военного образования, справлялись по всем статьям. В 2003 г., факультет был признан лучшим военным факультетом среди учебных заведений Министерства обороны РФ. С 2004 г. Хабаров возглавляет уже не факультет, а Институт военно-технического образования Уральского государственного технического университета (ИВТОБ УГТУ-УПИ). С 2005 года институт подключился к проводимому эксперименту по подготовке кадровых офицеров для Вооружённых Сил. По задумке организаторов эксперимента, подобное неординарное содействие единой системе военного образования поможет отчасти нивелировать проблему нехватки младших офицеров взводного и ротного звена, что чрезвычайно важно для армии. В 2006 году, на базе Екатеринбургского ИВТОБ прошла отдельная научно-практическая конференция по проблемам подготовки офицерских кадров в гражданских высших учебных заведениях. В ней приняли участие заместитель министра обороны РФ генерал армии Н. А. Панков, представители Главного управления кадров Министерства обороны, начальники факультетов военного образования, ректоры, проректоры по учебной работе государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования. Тогда, готовясь к адаптации идеи в институте военного образования, Хабаров акцентировал внимание участников конференции на том, что качественной подготовке будущих войсковых специалистов во многом будет способствовать серьёзное дооснащение имеющейся учебной материально-технической базы военных кафедр. Говоря, в частности, о всесторонней подготовке будущих танковых техников, Хабаров подразумевал не только развитие действующего на кафедре танковых войск класса по спецподготовке, но и поступление в распоряжение обучаемых танков Т-72, Т-80 и Т-90 в рабочем состоянии, на ходу[23] (следует отметить, что в распоряжении института находились некоторые модели, которых нет даже в военном округе[26]). И эта необходимость, по словам полковника, не из разряда удовлетворения мнимых амбиций — дескать, мы настолько «наворочены», что располагаем настоящими танками. Рабочие образцы боевой техники востребованы в силу профессиональной необходимости. Хабаров убеждён, что выпускник ИВТОБ должен приходить в войска не только с компьютерно-тренажёрными знаниями, но и с практическим опытом обслуживания, восстановления реальной бронетехники. Этому, по мнению Хабарова, как нельзя лучше способствует само место дислокации Института военно-технического образования — Уральский регион в достаточной степени насыщен танковыми частями и подразделениями, а также предприятиями оборонного профиля с бронетанковой составляющей, именно поэтому, в процессе учёбы курсанты ИВТОБ имеют неограниченный доступ к наращиванию индивидуального профессионального мастерства. Со временем это нововведение прижилось[23].

На посту руководителя Института военно-технического образования полковник Хабаров приветствовал военно-технологические исследования и всячески помогал их разработчикам. Так, он курировал инновационные разработки своих подопечных — молодых специалистов Данила Кусмаева (электропривод и автоматика промышленных установок и технологических комплексов) и Надежды Новиковой (информационные системы и технологии), при экспертном участии руководителя Екатеринбургского суворовского военного училища, полковника В. С. Яковлева, заведующего кафедрой «Автомобили и тракторы» УрФУ, к.т. н., доцента Е. Е. Баженова, и президента Академии геополитических проблем, генерал-полковника Л. Г. Ивашова, разрабатывался проект «Система управления группой боевых роботов», и проходили студенческие инженерные соревнования по робототехнике[27].

Выучка офицеров запаса, а равно их командирская подготовка, не всегда соответствуют требованиям, предъявляемым к армейским офицерам. Тем не менее, проверяющая рабочая группа, которую возглавляли начальник 4-го управления Главного управления кадров Министерства обороны РФ генерал-лейтенант Сергей Давыдов и советник отдела военной подготовки Министерства образования России профессор Александр Овечкин, за десять дней проверок, увидели в стенах факультета военного обучения то, чего нет у остальных. Например, обязательный перед началом занятий ритуал поверки, приветствия, утреннего осмотра и исполнения курсантами Гимна Российской Федерации. Члены комиссии были удовлетворены организацией учебного процесса, соблюдением внутреннего порядка, дисциплины, состоянием учебно-материальной базы, отношением офицеров к курсантам и их заинтересованностью в постоянном совершенствовании учебного процесса на военных кафедрах. В этом, как отметил генерал-лейтенант С. Е. Давыдов, большая заслуга начальника факультета полковника Леонида Хабарова, который лично подбирал офицеров-преподавателей, половина из которых имеет опыт боевых действий в Афганистане, Чечне, и других «горячих точках»[28]. Через год, С. Е. Давыдов в интервью газете «Красная звезда», отметил Хабарова среди лучших начальников военных кафедр и факультетов военного образования во всей России[29]. Об уровне выучки курсантов говорят показатели, демонстрируемые ими на первенствах Вооруженных Сил среди групп специального назначения. К примеру, в 1996 году воспитанники кафедры разведки обошли на соревнованиях военнослужащих сил специального назначения Армии США. Ряд выпускников ИВТОБ продолжили свою службу в частях специального назначения. Не отстали от разведчиков и воспитанники кафедры танковых войск. Трижды, в 1998, 2003 и 2005 гг., танкисты ИВТОБ признавались лучшими среди однопрофильных российских коллег. По итогам 2005—2006 учебного года лучшей среди военных учебных заведений готовящих офицеров по профильным специальностям, была признана кафедра инженерных войск и войск противовоздушной обороны.

Выбрав службу по контракту, за период контр-террористической операции на Северном Кавказе через Чечню прошли пятнадцать выпускников факультета. Девять из них награждены орденом Мужества. Десять выпускников УГТУ — Герои Советского Союза и Российской Федерации. Среди офицеров, подготовленных институтом, есть и выпускники женского пола. Всего, за годы своего существования, ИВТОБ подготовил для войск свыше 49 тысяч офицеров запаса. По состоянию на 2007 г., на его базе успешно осваивалось начатое в 2004 г. перспективное направление — подготовка кадровых офицеров по четырём специальностям. И, по словам полковника Хабарова, интерес к нововведению со стороны молодых людей с тех пор лишь возрастает. Определенную роль в этом играет тот факт, что выпускник получает двойной диплом. Так, лейтенант с квалификационным профилем «танкист» или «инженер» — это одновременно гражданский инженер по многоцелевым колёсно-гусеничным машинам, а лейтенант с профилем ПВО или разведки — одновременно является радиотехником. В первый набор института, конкурс между абитуриентами составлял полтора человека на место. По данным на 2007 г., этот показатель возрос до трёх человек, причём абитуриенты представлены не только Екатеринбургом, но и всем Уралом[23]. Торжественное вручение погон молодым выпускникам осуществлялось непосредственно перед зданием штаба Приволжско-Уральского военного округа у памятника маршалу Победы Г. К. Жукову. Выпускникам кафедры разведки, помимо того, вручались удостоверения и знаки «парашютист-отличник». После чего, полковник Хабаров обращался к молодым офицерам с напутственным словом[30]. О том, насколько выпускники института ценятся в войсках, говорят множественные положительные отзывы от командиров воинских частей, соединений, начальников управлений родов войск и служб, вплоть до Генерального штаба[31].

При это сам Леонид Васильевич, к своему вкладу в деятельность института относится довольно скромно. По его словам, «стержневая» составляющая военного обучения в стенах университета, со времени выхода в 1937 г. постановления Совета народных комиссаров об учреждении на базе тогдашнего Уральского индустриального института объединённой военной кафедры, кардинальных изменений не претерпела. Менялись преподаваемые профили, переоснащалась материально-техническая база, на изучаемых направлениях варьировалось количество учебных часов и т. д., но суть изначальной идеи — подготовка квалифицированных специалистов для войск — осталась прежней[23]. Примечательно и то, что даже после выхода на пенсию, полковник Хабаров принимал участие в проводимых институтом мероприятиях и посещал выпуски своих воспитанников — молодых специалистов[32].

Леонид Хабаров является почётным работником высшего профессионального образования, защитив в 2005 г. диссертацию на тему «Социальная адаптация участников региональных вооружённых конфликтов»[33], и имея учёную степень кандидат философских наук. Но помимо своей работы в сфере военного образования и патриотического воспитания молодёжи, Леонид Хабаров в 2004 г. был избран первым заместителем председателя Свердловской областной организации имени Героя Советского Союза Юрия Исламова общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана», попутно является членом правления свердловской областной общественной организации «Союз офицеров запаса»[34], а также состоит во Всероссийской общественной организации «Боевое братство»[3]. В конце 2008 г., при поддержке телекомпании «Союз» был снят и вышел на экраны 12-14 января 2009 г. документальный фильм «Человек веры. Начальник Института военно-технического образования Леонид Хабаров»[35].

В конце февраля 2009 г., полковник Хабаров, вместе с двумя другими ветеранами — сержантом 22-й обрспн Виктором Бабенко (ныне депутат Областной думы Законодательного собрания Свердловской области) и старшиной 345-го гв. опдп Евгением Тетериным (ныне помощник депутата Госдумы РФ), поехали по местам боевой славы, теперь уже исламской республики Афганистан[36]. Леонид Васильевич рассказал потом в интервью газете «Красная звезда»: «Боялся увидеть тот прежний Афган. С его однообразно серыми горными селениями, издали напоминавшими осиные соты. Разбитые грунтовые дороги. И всё то незавидное, что когда-то сопровождало жизнь простого населения». Ветераны побывали в том числе и на перевале Саланг, где их встретил нынешний комендант Саланга, генерал-полковник Афганской национальной армии (Хабаров был комендантом перевала в звании капитана). Заключительным местом поездки ветеранов под руководством Л. В. Хабарова в Панджшер стало посещение мавзолея Ахмад Шаха Масуда. В 1980 г., находясь в кабульском госпитале после ранения, кто-то из раненых поинтересовался у Хабарова, что бы тот сделал, если бы Масуд попал к нему в плен:

« На поле боя пощады бы не было. А в плен Масуд, как настоящий воин, мог попасть лишь в бессознательном состоянии. Что бы я сделал?.. Распорядился оказать ему медпомощь. Затем… разделил бы с ним фронтовые сто грамм. »

О встрече с «Панджшерским львом», как называли самого известного афганского полевого командира, Леонид Хабаров, как он сам признался, думал ещё во время службы — нормальное желание для боевого командира. Но при жизни Масуда встретиться лицом к лицу им так и не довелось. Главное, в чём по словам Хабарова довелось убедиться ему и его попутчикам, что на советских солдат афганский народ зла не держит, а к современной России относятся с соседским уважением[37].

19 июля 2011 г. Леонид Васильевич Хабаров был арестован, и по настоящее время находится в СИЗО г. Екатеринбурга по обвинению в организации «вооружённого мятежа и вовлечении других лиц в террористическую деятельность»[96]. Руководил арестом генерал ФСБ Украинцев, специально прилетевший в Екатеринбург из Москвы. По словам жены полковника — Антонины Ивановны Хабаровой — когда у них проводился обыск, один из оперативников признался: «Распоряжение об аресте вашего мужа поступило „сверху“… От нас здесь ничего не зависит…»[97]. Полковнику приписывали также подпольную деятельность в стенах УрФУ[98]. Вместе с Леонидом Хабаровым были задержаны ещё четверо лиц, якобы являющихся его сторонниками. Примечательно, что статья ст.279 УК РФ (подготовка вооружённого мятежа) в Российской Федерации применяется впервые[99]. В отношении задержанных ФСБ было возбуждено уголовное дело по ст. ст. 30 и 279 УК РФ (подготовка вооружённого мятежа) и ст. 205.1 (содействие террористической деятельности). Согласно сообщению ФСБ, у задержанных, в ходе проведённых по местам жительства обысков, было изъято оружие, взрывчатые вещества, боеприпасы, наркотики и экстремистская литература[100]. Как пояснил сослуживец Хабарова - Михаил Пискарев, главным образом, были изъяты сувениры из горячих точек, где они проходили службу, а именно различные патроны, которые стояли у Хабарова в кабинете на столе[101]. Поначалу, некоторые российские СМИ сообщили о том, что среди задержанных есть военные из Центрального военного округа. 22 июля, Минобороны РФ опровергло сведения о том, что среди задержанных есть военнослужащие и гражданский персонал ЦВО[102].

Как следует из материалов дела, обвиняемые входили в уральское подразделение «Народного ополчения имени Минина и Пожарского» полковника ГРУ в отставке Владимира Квачкова[103]. Газета «Аргументы и факты» охарактеризовала целый ряд обвинений в отношении «бунтарей» по меньшей мере неубедительными[104]. Как отмечается в обзоре «Московского комсомольца», в деле присутствует немало странностей. Как утверждает следствие, на организацию мятежа в Екатеринбурге подпольщики планировали потратить 50 тысяч рублей[105], по данным следствия, это были деньги самого Хабарова[106], которые тот передал на хранение бывшему старшему оперуполномоченному угрозыска ОРЧ Владиславу Ладейщикову[107]. Кроме того, среди всего изъятого оружия пригодным для стрельбы оказался только один пистолет[105].

По мнению следствия, военные входили в состав «Народного ополчения им. Минина и Пожарского», возглавляемого полковником в отставке Владимиром Квачковым[108] (тот, в свою очередь, за подготовку мятежа был арестован в Москве)[109]. По версии следственных органов ФСБ в регионе, полковник Хабаров и другие сторонники Владимира Квачкова собирались организовать мятеж 2 августа 2011 г. — в День ВДВ[110], якобы рассчитывая, что к ним примкнут отслужившие десантники, уволенные в запас. Затем, по версии ФСБ, заговорщики предполагали ликвидировать руководителей местных управлений МВД, ФСБ и МЧС, взорвать линии электропередач, захватить склады с оружием и держать оборону в ожидании поддержки из соседних регионов, где якобы тоже действовали группы «неустановленных» заговорщиков[111]. Восстанию, якобы было присвоено кодовое название «Рассвет». По версии ФСБ, на тот момент окончательно оправданный по делу о покушении на главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса полковник Квачков с соратниками также планировал захватить оружие в нескольких воинских частях, затем повстанцы должны были вооружить всех недовольных существующей властью и ждать помощь из соседних регионов. Далее подобные мятежи якобы должны были быть подхвачены по всей России, включая Москву и Санкт-Петербург[112], что, по версии следствия, привело бы к военной диктатуре и смене государственной власти[113]. Адвокаты Леонида Хабарова заявляют, что уголовное дело его и полковника Квачкова никак не связаны между собой, даже несмотря на сходство предъявленных им обвинений[114].

После предварительных слушаний, снимать запретили всем, кроме аккредитованных СМИ[116]. Во время первого заседания суда у полковника Хабарова резко ухудшилось здоровье. Несколько дней после этого он не мог прийти в себя. Сокамерники пытались помочь Хабарову. Полковника направили в больницу, после чего он вернулся в камеру[117]. В начале октября 2011 г. он был переведён в Москву в СИЗО «Лефортово» для судебно-психиатрической экспертизы[118]. Позже, к предъявленным ранее обвинениям были добавлены «злоупотребление полномочиями» (ч. 1 ст. 201, прим. 1, УК РФ), «хранение, перевозка оружия и взрывчатых веществ» (ч. 2 ст. 222 УК РФ), «подготовка к изготовлению и продаже наркотических веществ» (ч.1 ст. 30 и ст. 228 УК РФ)[119]. Кроме того, Хабарова заподозрили в попытках устранить лидеров некоторых национальных общественных организаций[120]. Тем временем, управление ФСБ по Свердловской области, ведущее расследование, отказалось от комментариев. За восемь месяцев по делу об организации свержения государственного строя сторона обвинения высказалась только единожды. В конце марта 2012 г., Леонид Хабаров был доставлен в Екатеринбург из московского Лефортовского СИЗО.[119].

В первых числах сентября 2011 г., Верх-Исетский районный суда Екатеринбурга продлил срок пребывания под стражей на четыре месяца, до декабря того же года[121]. В суде рассматривался вопрос об изменении меры пресечения. Суд не принял во внимание резко ухудшившееся состояние здоровья пожилого ветерана, почётного гражданина Екатеринбурга, и не нашёл достаточных оснований для того, чтобы изменить ему меру пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей. Между тем, Союз десантников России обратился с открытым письмом к директору ФСБ А. В. Бортникову по поводу дела Хабарова[122]. Срок задержания полковника Леонида Хабарова истекал 18 января 2012 г. До этого срока ему должны предъявить обвинение, но как и ожидалось его соратниками, ему опять продлили срок задержания. Об этом рассказал сослуживец Хабарова полковник Геннадий Кунявский. На тот момент, по словам Кунявского, было непонятно даже, где находится Хабаров — либо в СИЗО «Лефортово», либо уже этапируется в Екатеринбург, поскольку дело должно рассматриваться в Верх-Исетском суде. Между тем, в самом суде, где должно было рассматриваться дело, не располагали информацией о будущем заседании по делу полковника[123]. На заседании суда, которое состоялось 16 января в Лефортово, полковнику Леониду Хабарову продлили срок задержания под стражей до 18 апреля. Об этом сообщил изданию «Накануне» сослуживец Хабарова полковник Геннадий Кунявский. По словам Кунявского, состояние здоровья Хабарова в настоящий момент удовлетворительное, ему оказывают различную помощь москвичи. По состоянию на январь 2012 следствие не завершено и официального обвинения пока не предъявлено[124]. По словам Кунявского, полковника Хабарова, который находился несколько месяцев в московском СИЗО Лефортово, этапировали в Екатеринбург в конце февраля. Однако операция была проведена настолько секретно, что даже близкие родственники узнали об этом спустя несколько недель. «Состояние здоровья у него несколько ниже удовлетворительного. Я его знаю с 1984 года, и могу сказать, что выглядит он сейчас не очень хорошо, сами знаете, какие условия содержания в наших тюрьмах. Но, по крайней мере, с лекарствами нет проблем, их разрешают передавать», — рассказал он журналистам. «Настроение у него всегда боевое, сломать его можно только физически, морально его не сломить — он офицер советской школы, тогда учили не так, как сейчас», — с гордостью добавил Кунявский[125]. 26 марта Верх-Исетский суд Екатеринбурга продлил срок ареста полковника до 18 мая[126]. Назначенный Верх-Исетским судом Екатеринбурга срок пребывания под стражей Леонида Хабарова истекал 18 мая[127], но и до наступления этого времени можно было говорить о том, что следствие вскоре выйдет с очередным ходатайством о продлении срока. Многочисленные ходатайства адвокатов, родственников и друзей арестованного об изменении меры пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей, суд во внимание не принял[128]. В середине мая суд продлил срок содержания Хабарова под стражей до 18 июня[129]. Стороне защиты было позволено заняться изучением обвинительного заключения, в котором 128 раз встречается ссылка на «неустановленные обстоятельства»[130]. Согласно «Новой газете», дело изобилует формулировками «в неустановленном следствием месте, в неустановленное время вступил в связь с неустановленными лицами»[131]. Следствием было подано ходатайство о том, чтобы все заседания суда по делу Хабарова проходили в закрытом режиме, и суд его удовлетворил. По мнению стороны обвинения, в ходе рассмотрения дела могут быть затронуты моменты, которые являются государственной тайной[132]. По итогам трёх заседаний, подсудимые Катников и Ладейщиков вообще не могли вспомнить ранее данные следователям показания, и прокурору пришлось просить суд огласить материалы дела, добытые на стадии следствия, в связи с забывчивостью свидетелей. Но и после этого было много противоречий — от нестыковок с количеством встреч с Хабаровым до описания курсов военной подготовки, которые он якобы организовал вместе с Ермаковым. А свидетель Гусев (бывший капитан милиции) поведал суду о венесуэльских «боевиках», которые, в случае чего, должны были прибыть на помощь екатеринбургским «мятежникам» по предварительной договоренности с послом Венесуэлы[133]. Первоначально роль лидера была отведена стороной обвинения Александру Ермакову[134], который представлялся всем как «бывший боевой пловец спецназа ГРУ»[135], но у него диагностировали шизофрению и в июне 2012 года Свердловский облсуд направил его на принудительное лечение[136], а главным обвиняемым стал полковник Хабаров[137]. При этом, самые тяжкие обвинения были предъявлены Леониду Хабарову изначально[138]. Отвечая на вопрос о признании вины, Леонид Хабаров сказал: «Нет, это абсурд»[139], и его ожидали самые жестокие наказания, вплоть до пожизненного срока[140].

25 июля 2012 г. состоялись очередные слушания по делу[141]. Судьи заслушали государственного обвинителя и должны были приступить к допросу свидетелей. Но в связи с тем, что они не явились, был объявлен перерыв до сентября[142]. У стороны защиты возникли опасения, что судьи могут быть прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела. Им был заявлен отвод[143]. Причиной для отвода стало то, что обвиняемым отказали в ходатайстве о рассмотрении дела с участием присяжных[144], а также из подозрений, что судьи заинтересованы в исходе дела[145]. Тем не менее, стороне защиты было отказано в рассмотрении дела в суде присяжных[146], со ссылкой на то, что статья уголовного кодекса, по которой был привлечён полковник Хабаров, исключена из перечня статей, по которым возможно рассмотрение дела судом присяжных[147]. В то время как суд собирался удалиться на совещание, полковник Хабаров приблизился к ограде и заявил всем присутствовавшим в зале суда: «Ребята, спасибо всем за поддержку! Обвинение в свержении конституционного строя — абсурд! У нас нормальная Конституция. Это мы защищали конституционный строй от разрушителей, до которых руки не дотягиваются у всей правоохранительной системы».[148]

Накануне заседания, сторонники полковника распространили его обращение «К общественности России», в котором ветеран отвергает все доводы обвинения: «Пошёл второй год, как я и мои товарищи расплачиваемся своим здоровьем, истрёпанными нервами за отказ оговорить себя и подписать ложные обвинения. Все его доводы, доказательства невозможно признать допустимыми, поскольку они абсурдны по содержанию и смыслу. Нас, как активных участников Народного ополчения им. Минина и Пожарского, пытаются сделать экстремистами, националистами, преступниками №1 и тем самым поставить организацию вне закона. Человек, попавший в жернова нашей правоохранительной системы, — существо абсолютно бесправное и беззащитное… Вот попробуй здесь доказать, что ты не верблюд».[149] За время пребывания в СИЗО Леонид Хабаров несколько раз переболел бронхитом и пневмонией, почти потерял слух[150]. Как сообщает Дмитрий Хабаров, полковника Хабарова, больного пневмонией возили на ознакомление с делом, следствие выбивало показания в обмен на здоровье. Ему об этом открыто сказали. Говорили: «Если не признаешь вину, получишь худший лагерь России, выйдешь в 2022 году». Получить «худший лагерь России» полковник не боится. Находясь в «клетке» в зале суда, Леонид Хабаров ни о чем не просит знакомых и родственников, кроме одного — «поздравить ребят с наступающим Днём ВДВ»[151]. 18 октября 2012, веб-сайт, созданный для поддержки и координации действий в поддержку полковника Хабарова был заблокирован[152]. Как сообщил сын Хабарова, Дмитрий, это была DDoS атака, которая, тем не менее, была отражена, и сайт работает в нормальном режиме[153]. 23 октября, здоровье Хабарова резко ухудшилось[154]. Ранее, уже находясь в заключении, он переболел пневмонией, но учитывая условия содержания под стражей, полностью курс лечения пройти ему не удалось[155]. Защита выразила убеждение в том, что ему намеренно отказывают в медосмотре[156]. По предложению Общественной палаты Российской Федерации Леонида Хабарова в СИЗО посетили представители общественной наблюдательной комиссии[157], процесс по делу был временно приостановлен[158], комплексный медосмотр был назначен на 31 октября[159]. По итогам осмотра было решено поместить полковника на стационарное лечение в областную больницу Исправительной колонии №2[160].

В связи с тем, что на скамье подсудимых оказалась личность известная и популярная в ветеранской среде, делу был обеспечен повышенный интерес общественности и СМИ[161]. Уголовное дело, уже вскоре после ареста переросло в крупный скандал[162]. Позже, этот скандал вышел на новый уровень. Громкое уголовное дело о вооружённом мятеже стали называть «заказным»[163]. По оценке газеты «Аргументы и факты», арест и судебный процесс над полковником Хабаровым является одним из самых резонансных явлений 2011 года в общественной жизни Уральского региона[164]. Газета «Ведомости Урал» назвала процесс самым необычным из всех «политических» уголовных дел современной России[163]. Как сообщает «РБК daily», следственные материалы по делу Хабарова вызывают смех и большое недоверие у военных экспертов[165].

В различных публикациях озвучивалась версия непосредственной причастности высшего военно-политического руководства страны к аресту полковника Хабарова. Анатолий Сердюков является военным министром, крайне непопулярным в среде военных. Более того, сами военные обвиняют Сердюкова в развале армии. Больше всего нынешнего министра критикуют десантники[166].

Многие военные, привыкшие молча брать под козырек и исполнять приказы начальства, взбунтовались и открыто выступили против преобразований в армии. Не смог равнодушно смотреть на происходящее и Хабаров[167]. Как известно, бывший директор Института военно-технического образования и безопасности Уральского федерального университета, полковник ВДВ в отставке Леонид Хабаров был одним из основных критиков министра обороны Анатолия Сердюкова. Видимо, поэтому Леонида Хабарова и обвинили в якобы подготовке бунта, который он не совершал. Более того, ранее в СМИ была распространена об этом лживая информация. В частности представители ВДВ из Екатеринбурга опровергли корреспонденту The Moscow Post информацию, что Хабаров был причастен к бунту. По неофициальной информации, всё началось с того, что Хабаров публично заявил, что Сердюков разваливает российскую армию похлеще всякого ЦРУ[168]. Вскоре Хабарова посадили в тюрьму[169]. Ветераны ВДВ уверены, что это именно Сердюков «заказал» уголовное дело против Хабарова[170].

Некоторые московские издания полагают, что дело Хабарова было инспирировано по непосредственному указанию Сердюкова. Как отмечает журналистка Екатерина Чалова, будучи прямым и бесстрашным человеком, полковник неоднократно критиковал руководство Министерства обороны РФ, да и политику в стране в целом. Не скрывал своей непримиримой позиции в отношении политики развала страны, свободно говорил о том, что Сердюков разваливает российскую армию похлеще западных спецслужб. Его мнение звучало открыто в разговорах с товарищами и с трибун. Но истинные заговорщики так себя не ведут: они вынашивают свои планы тихо, в обстановке строжайшей конспирации[171]. Склонен согласиться с этим предположением и сам Хабаров, по словам которого, можно затрагивать неудобные для власти темы, но только не называя конкретных фамилий конкретных виновников. Стоит их произнести публично, пусть и на официально санкционированных митингах, — в позволивших себе такую вольность и их близких почти сразу же летит «бумеранг репрессий»[172].

Сослуживец Леонида Хабарова, преподаватель института военно-технического образования УрФУ Леонид Куневский отметил, что Хабаров вероятнее всего пострадал из-за критики государственного строя: «Леонид Хабаров не скрывал своего отношения к беспределу в армии, он резко критиковал систему образования, которая в нашей стране существенно ухудшилась. Из-за этого он и пострадал», — отметил Куневский[173].

Сослуживцы, сотрудники, боевые офицеры организовали инициативную группу в поддержку полковника Хабарова[174]. 31 августа 2011 г. сослуживцы и сын Леонида Хабарова заявили на пресс-конференции в Екатеринбурге, что полковник Хабаров не участвовал в подготовке переворота. «Обнаруженные у Леонида Хабарова оружие и боеприпасы были коллекционными, наркотиком был назван промедол из индивидуальной аптечки военнослужащего, а экстремистской литературой посчитали книги Владимира Квачкова, находящиеся в свободной продаже», — пояснил сын арестованного Дмитрий Хабаров. «Конечно, мы слушали выступления Квачкова, большинство из нас согласны с его анализом военной и политической обстановки в стране и недовольны отношением высшего руководства к армии. Но предложения Квачкова, его отдельные высказывания не могли найти поддержку у военных», — подчеркнул член правления регионального отделения Союза десантников России Г. С. Кунявский. Участники пресс-конференции, созванной региональным отделением Союза десантников России выразили мнение, что на аресте Леонида Хабарова спецслужбы «просто хотели заработать политические очки»[100].

3 сентября в Екатеринбурге, перед «Чёрным тюльпаном» — памятником павшим в Чечне и Афганистане, прошёл митинг в поддержку сидящего в СИЗО Леонида Хабарова. Почти все из собравшихся лично знакомы с полковником[42]. Перед собравшимися на площади ветеранами, участниками боевых действий в Афганистане и на Северном Кавказе, выступили сослуживцы полковника Хабарова и его сын Дмитрий. Они назвали арест полковника Хабарова проявлением «опричнины»[175]. Под обращением к Президенту страны Д. А. Медведеву манифестанты собрали более трёхсот подписей. 15 сентября 2011 г., там же в Екатеринбурге стартовал автопробег в поддержку полковника (Екатеринбург — Уфа — Тольятти — Пенза — Рязань — Москва, по трассе М-5)[176]. Во главе колонны поехала БРДМ, которую купили друзья и сослуживцы Хабарова[177]. 3 октября 2011 г. автопробег успешно завершился. Письмо с обращением Президенту России Дмитрию Медведеву было доставлено в московскую приёмную президента[178]. Следующий митинг в поддержку полковника Хабарова, запланированный на 4 ноября 2011 г. был запрещён Администрацией Екатеринбурга[179].

Между тем, митинги и пикеты в поддержку Хабарова прошли: возле посольства России в Киеве и возле консульства России в Одессе[180] (30 августа 2011), в Москве, Санкт-Петербурге, а также в Челябинске[179] (4 ноября 2011), Казани[181] (12 марта 2012), в Москве на Марше миллионов (6 мая 2012)[182] и на Суворовской площади, у памятника Суворову[183] (26 мая 2012). После митинга у памятника Суворову небольшая группа членов партии в качестве наблюдателей направилась в Новопушкинский сквер, где проходил митинг «левых» организаций и всякого рода меньшинств общим числом не более сотни человек. В итоге вся группа была задержана сотрудниками ОМОН под предлогом организации несанкционированного пикета[184]. В защиту Хабарова выступили: Международный союз советских офицеров[185], Приморский общественный фонд социальной поддержки и защиты военнослужащих-ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Солдат», Координационный совет ветеранов войн Приморского края, Коалиция организаций ветеранов боевых действий Дальневосточного федерального округа «Боевое братство»[186]. «Военное обозрение» отреагировало на арест полковника Хабарова следующим образом: «Дело отставного полковника ВДВ Леонида Хабарова — это или крайняя степень паранойи на почве борьбы с экстремизмом, или формальная попытка подогнать отчетность в деле этой борьбы под запланированный результат»[187].

Председатель Украинского Союза ветеранов Афганистана Сергей Червонопиский направил письмо с Чрезвычайному и полномочному Послу Российской Федерации в Украине М. Ю. Зурабову, с тем, чтобы последний обратился к Президенту и Правительству Российской Федерации, дабы те взяли под собственный контроль ход ведения расследования уголовного дела в отношении Л. В. Хабарова[40]. Старший сын командующего Воздушно-десантными восками В. Ф. Маргелова генерал-майор Геннадий Маргелов, во время празднования своего 80-летнего юбилея 25 сентября 2011 г., не преминул поднять тост за свободу полковника Хабарова[188].

Организаторов и участников митинга по случаю 65-летия Хабарова, которое он встретил в СИЗО 8 мая 2012 г., поддержал Максим Калашников[189]. Создатель и лидер Движения против нелегальной иммиграции Владимир Басманов добавил Хабарова и других арестованных по уголовному делу в свой список заключенных и преследуемых по политическим мотивам в Российской Федерации[190]. 18 сентября 2012 г., Председатель фракции КПРФ в Госдуме Г. А. Зюганов направил депутатский запрос Генеральному прокурору РФ Ю. Я. Чайке, с требованием проверить «законность судебных решений по делу Л. В. Хабарова»[191]. По итогам рассмотрения Генпрокуратурой, 2 октября запрос был перенаправлен на рассмотрение прокурору Свердловской области[192].
Группа «Крылатая пехота» записала песню «Я — твой солдат», посвящённую полковнику Хабарову. Подобную песню «Десантное братство», также посвящённую полковнику Хабарову, записала московская группа «Музыкальный десант». В то время как Верх-Исетский суд Екатеринбурга принял решение о продлении ареста до 18 мая, соратники сняли фильм про него[196]. Открытый премьерный показ пятидесятидвухминутного документального фильма «Повесть о настоящем Солдате» из программы Шестого открытого фестиваля документального кино «Человек и война» (авторы: Каринэ Кирогосьян и Ирина Мороз, культурный центр «Солдаты России») состоялся в Екатеринбурге, в Библиотеке им. Белинского 18 марта 2012 года[197]. В фильме две сюжетные линии: с одной стороны показан героический жизненный путь российского офицера, служившего родному Отечеству верой и правдой, а с другой — обвинения тому же человеку в подготовке вооруженного мятежа и захвата власти[198]. Фильм стал лауреатом VII Всероссийского фестиваля духовности и культуры «Бородинская осень — 2012», который проходил в Можайске[199].

27 октября 2012 г. Русский правозащитный комитет провёл благотворительный концерт в поддержку Хабарова и других политзаключённых[200]. 5 ноября 2012 г., в День военного разведчика, бывшие бойцы 100-й разведывательной роты, которой когда-то командовал Леонид Хабаров, водрузили флаг с портретом своего командира на святой горе Афон[201]. Позже выяснилось, попасть на гору Афон было мечтой полковника, однако помешал арест[202].

Во время службы Хабарова на должности командира разведвзвода в Фергане, и командования десантно-штурмовым батальоном в Чирчике, у них, с женой Антониной Ивановной, появились на свет сначала Виталий, а тремя годами позже Дмитрий. Оба сына Хабарова — офицеры российских Вооружённых сил[9].
Его старший сын Виталий, так же как и его отец, учился в Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище. По окончанию учёбы он был направлен на службу в Тулу, в 106-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию. Оттуда — в Наро-Фоминск, где дислоцируются некоторые части 106-й дивизии. Потом по собственному желанию направлен на службу в Чечню. Зарекомендовал себя грамотным, толковым командиром. Награждён орденом Мужества и медалью «За отвагу». Закончил Военную академию им. Фрунзе. В настоящее время проходит службу в звании подполковника[3].

Младший сын Дмитрий также окончил Рязанское воздушно-десантное командное училище. После окончания год прослужил в ВДВ и также по собственному желанию уехал служить в Чечню. В Чечне служил в должности командира разведвзвода. Благодаря ему и его разведчикам были получены разведданные, по которым были уничтожены два лагеря боевиков, перехвачен караван с наёмниками, ликвидированы два схрона с оружием. За это время он не потерял ни одного солдата, зато сам подорвался на мине во время ведения разведки в тылу боевиков. Разведчики вынесли своего раненого командира к позициям федеральных сил, он был доставлен вертолётом в Моздок, а оттуда в Москву, в Главный военный клинический госпиталь им. Бурденко[203]. В госпитале Дмитрия навещал, а затем лично помогал в организации его дальнейшего лечения за рубежом спикер парламента С. М. Миронов, за что в стенах областного собрания Свердловской области был пожалован дарственным златоустовским клинком из рук Хабарова-старшего[204]. После выздоровления, Дмитрий собирался продолжить службу в ВДВ, но был вынужден выйти в запас по состоянию здоровья. Награждён орденом Мужества[203].
Просмотров: 723 | Добавил: Constantin | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]