Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Суббота, 06.06.2020, 08:44
Главная » 2020 » Февраль » 19 » Судья Конституционного суда отказался считать Россию правопреемником СССР. Знать и понимать! 18.02.2020
13:28
Судья Конституционного суда отказался считать Россию правопреемником СССР. Знать и понимать! 18.02.2020
Судья Конституционного суда Константин Арановский призвал не считать Россию правопреемником СССР и осудить Советской Союз так же, как в свое время была осуждена нацистская Германия. Основные факты:



15 января в послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин заявил реформу Конституции, частью которой является пересмотр полномочий Конституционного суда. В частности, Конституционный суд получит возможность по заявлению президента рассматривать все принятые парламентом законодательные акты и отменить их в случае несоответствия Конституции. Президент получит возможность через Совет Федерации отправлять в отставку судей Конституционного суда.
20 января Путин внес в Госдуму законопроект с поправками в Конституцию, предусматривающий сокращение числа судей Конституционного суда с 15 до 11. «Конституционный суд Российской Федерации состоит из 11 судей, включая председателя Конституционного суда Российской Федерации и его заместителя», — говорится в тексте законопроекта.
10 февраля было опубликовано постановление Конституционного суда по делу о проверке конституционности положений статьи 13 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Постановление содержит особое мнение судьи Конституционного суда Константина Арановского, выступившего против правопреемства России и СССР.
Арановский был назначен судьей Конституционного суда в 2010 году, по представлению действовавшего на тот момент президента России Дмитрия Медведева. Арановский учился вместе с Медведевым в аспирантуре ЛГУ. Накануне назначения в Конституционный суд Арановский возглавлял избирательную комиссию Приморского края.
Особое мнение Арановского относительно правопреемства России и СССР можно разделить на две части: чисто публицистическую и публицистическую с примесью юридической.

Публицистическая аргументация Арановского:

Вина бесспорна. «Вина бесспорно присутствует в составе того многолетнего злодеяния, когда “за годы советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам”».
С такой виной государственность не вправе и не в состоянии правомерно существовать. «Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях и замещать собою государство победоносного и павшего затем социализма. Это невозможно уже потому, что его вина в репрессиях и других непростительных злодеяниях, начиная со свержения законной власти Учредительного собрания, безмерна и в буквальном смысле невыносима. Непоправимая катастрофа в судьбах народов и миллионов людей с безмерными потерями и отнятым будущим представляет собою «вред, реально неисчисляемый и невосполнимый», как это сказано в постановлении. С такой виной государственность не вправе и не в состоянии правомерно существовать, оскорбляя собой справедливость, свободу и человечность. Под этим бременем и рухнула коммуно-советская власть, так что теперь ни продолжать, ни возрождать ее нельзя иначе как на ее стороне и с ее неискупимой виной».
Это оскорбляло бы муки пострадавших. «Правопреемник Советов тоже мог бы ссылаться на виктимность [склонность стать жертвой преступления] поведения, чтобы потерпевшие и правопреемники их опровергали или оправдывали коллективное и личное участие в низвержении законной российской власти, в установлении тоталитарного репрессивного ига и в самом существовании коммуно-советского режима, в одобрении и сочувствии деяниям его с их ведома или по беспечному неведению. Это с вероятностью оскорбляло бы муки пострадавших людей и народов и память о жертвах».
Изначально незаконное государство. «Разве изначально незаконные партийно-государственные властеобразования можно считать правопредшественниками конституционной государственной власти? Идеализировать российскую государственность не обязательно, но и вязать ее правопреемством с тоталитарным режимом нет оснований, тем более с репрессиями против крестьянства и предпринимательства, с ГУЛАГом и Большим террором, когда партийно-советские власти полтора года подряд ежедневно убивали по полторы тысячи собственных граждан в мирное время, как вражеская армия на войне».
Социалистическая власть не хотела демократии. «Состоять в таком правопреемстве нет оснований, тем более что социалистическая власть вовсе не собиралась продолжать себя в демократической России и уступать ей место в историко-правовом континууме».
Судья ссылается на Прилепина. «Российскую преемственность Советам отрицают даже те, кто исповедует им верность, например, по догматам известного писателя [Захара Прилепина]: «Мой Советский Союз не оживить, он умер, я знаю место захоронения: там горит Вечный огонь, туда можно выйти сквозь любую темноту и вновь ощутить себя ребенком, за которого есть кому заступиться», а «то, что вы растерзали, …что вытащили из гроба и снова нарядили, вот это все – не моя Родина».
Лучшие люди страны против. «Из чего быть правопреемству, если в социал-государственной вере видеть Родину и гражданство полагается в Советах, а не в России. Граждане, верные правовой демократии, и подавно не собираются продолжать дело Ленина – Сталина».
Русские — такой же народ-жертва, как и немцы. «Народы-жертвы держат свой путь на разных скоростях, при неодинаковых издержках и обстоятельствах. Ориентирные вехи его, между тем, довольно ясны, что во многом и предрешает общность исходных позиций в правовой реконструкции. Уместно в этой связи заметить, что Германия, например, сначала в судебной доктрине, а потом в законе констатировала «преступления антиправового режима Социалистической единой партии Германии» (в контексте их давности – BGB1. 1993. I. S. 392), а Чехия приняла Акт о незаконности коммунистического режима от 9 июля 1993 года № 198/1993. Такие констатации и решения даются иной раз не без колебаний, что вполне понятно, но было бы странно, если бы Россия определяла себя принципиально иначе».
Геноцид в СССР должен быть признан. «На подобные решения уходит время, как, например, на доказательство известного геноцида, который век спустя признают уже во многих странах, хотя и не везде. Полвека почти ушло, чтобы каудильо перестал торжествовать у всех на виду, оскверняя своими могильными почестями память о сотне тысяч расстрелянных испанцев. Но если решения эти и откладывать, то не так, чтобы в будущем что-то их осложняло и мешало на них настаивать. Между тем знаки юридического родства конституционной России с тоталитарным ее предшественником может кое-что осложнить, если эту связь прочитать в попутно отмеченном правопреемстве. Вряд ли это поможет справедливому осуждению тоталитарных преступлений, их организаторов с исполнителями, как и защите пострадавших с почитанием их страданий в честной памяти».

Публицистическая аргументация с примесью юридической:

Преемник не может оценивать ущерб, нанесенный СССР. «Словом, правопреемство в правоотношениях из причинения вреда спорно само по себе, не считая, впрочем, реорганизации юридических лиц и трансформации публичных образований, включая государства. Их условные личности свободнее допускают перемещение вины и ответственности. Важно, однако, чтобы прежняя и новая государственность не были друг другу в корне чужими и разными, иначе переход вины терял бы этико-юридические и политико-правовые основания. В этой части всего и сомнительнее правопреемство России с коммуно-советской властью, которая и сама изначально себя не связывала правопреемством ни по договорам, ни по законам разрушенной России, ни по обязательствам за старые российские “вины”».
Коммунистическая власть угрожала российскому суверенитету. «В перспективы и планы коммунистических советов не входило, конечно, устраивать Российскую Федерацию на конституционных началах. Напротив, в постановлении от 30 ноября 1992 года № 9-П Конституционный суд Российской Федерации исходил из того, что коммунистическая власть до последних дней своих противилась и угрожала российскому суверенитету и конституционному строю: «приостановление деятельности Компартии РСФСР… соответствовало положениям статьи 4 Конституции Российской Федерации, обязывающей органы государства обеспечивать охрану правопорядка, интересов общества, прав и свобод граждан...».
Отвечать всё равно придется. «Конечно, конституционная власть не может, подобно тоталитарной, безответственно попирать законные интересы, правила и границы, как сложились они, или отрекаться от состоявшихся обязательств и долгов. Напротив, она их признаёт иногда даже в спорной части просто из уважения к праву. Но это предметно-функциональный континуитет в русле положительной ответственности за продолжение, состояние и последствия начатых дел, от которых зависит множество интересов и прав. Он, однако, сам по себе не означает правопреемства между властями, тем более универсального».
Советское государство — стихийное зло. «Правопреемством это можно назвать только в том «широком значении», которое следует не из права с его принципами и статусами, а из обязанности законной власти непрерывно отвечать за доставшиеся ей дела и предметы, в том числе от прежних властей, несмотря даже на коренные расхождения с ними. Примерно так же законные власти отвечают за последствия стихийного зла, не притязая, конечно, на правопреемство с природными стихиями».
Россия сохраняет все международные обязательства СССР, но всё равно не правопреемник. «Сказанное, конечно, не отменяет важные аспекты в частных случаях правопреемства, каждый со своим правовым основанием в законодательных и судебных решениях, в соглашениях, в признании членства в международных институциях, а также в силу удержания территорий, предметов и комплексов, юрисдикций, доставшихся России от прежних публичных образований ввиду исчерпания их прав на эти объекты или же с их упразднением».
Закон — не аргумент. «Правда, Федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» вдалеке от своего предмета объявляет Российскую Федерацию правопреемником и правопродолжателем не только многовекового Российского государства (и скоротечной Российской республики), но и РСФСР и СССР, как будто законная государственность правомерно перешла в законную же советскую власть и будто бы та не являла собой трагический разрыв с попранием национальной государственной традиции».
С полным текстом документа можно ознакомиться здесь: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision442846.pdf

РЕАКЦИЯ НА ЗАЯВЛЕНИЕ Арановского:

— Особое мнение Арановского не отражает позицию суда и не имеет значения для правоприменения, разъяснили в пресс-службе Конституционного суда. «Мнение судьи не является составной частью решения Конституционного суда. Это отдельный документ, исходящий от этого судьи, размещаемый на официальном сайте вместе с самим решением для удобства читателей. Особое мнение судьи Конституционного суда является его личным мнением, отличающимся от того, которого придерживается большинство судей Конституционного суда», — заявили в пресс-службе КС.

— Россия и де-юре, и де-факто является правопреемницей СССР, подчеркнул пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Существует такая практика публикаций такого мнения. В данном случае мы оставляем это без комментариев, исходим из того, что Россия и де-юре, и де-факто является правопреемницей Советского Союза», — заявил Песков.

— Арановский перепутал политику и юриспруденцию, заявил первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. «Очень странное заявление от человека, который занимает довольно серьезное положение в системе государственной власти, и от юриста. Правопреемство не касается преемственности политического режима, это касается совсем других вещей. И путать правопреемство и политический режим совершенно недопустимо, это азбука юриспруденции», — сказал Емельянов.

— Существует два вида правопреемства. Сингулярное — частичное, — когда в некоторых вопросах страна становится правопреемником, а в некоторых нет. Либо универсальное — когда принимаются на себя все права и обязательства, которые были у предшественника, пояснил представитель правительства РФ в Конституционном и Верховном судах РФ Михаил Барщевский. «И Российская Федерация выступила универсальным правопреемником СССР, со всеми плюсами, со всеми минусами. В 1990 году была принята Декларация о суверенитете Российской Федерации, где было написано, что на территории РФ действуют советские законы в той части, в какой они не противоречат российским. Потом постепенно советское право замещалось российским, но даже сегодня еще действуют нормативные акты СССР», — напомнил Барщевский.

Заявление Арановского очевидным образом выходит за рамки юриспруденции и является развернутым политическим заявлением. Арановский рисует следующую картинку отношения к СССР:

— В Советское Союзе проводился страшный геноцид и другие преступления против человечности. Обвинительный пафос у Арановского сочетается с отсылками к мнению Прилепина и «граждан, верных правовой демократии», что очень напоминает графоманию исписавшейся демшизы на пенсии.

— Государство, берущее на себя груз ответственности за эти преступления, не имеет права на существование. Так как Россия в полной мере взяла на себя ответственность за СССР, и судья Конституционного суда не может этого не знать. Россия не имеет права существовать, фактически заявляет Арановский.— Преемник не в праве выносить решения о компенсациях (быть судьей) за преступление советской власти, так как преемник сам является преступником и не может судить сам себя. То есть Россию, которая де-факто и де-юре является преемником СССР, должен судить кто-то другой, следует из особого мнение Арановского.

— Россия должна осудить советские преступления, объявить о полном разрыве со своим прошлым и при этом выполнить все обязательства Советского Союза. То есть наша страна должна выполнять все обязательства СССР и отказаться от всех его завоеваний. Место в Совбезе ООН мы получили не вследствие некого юридического процесса, где можно просто заменить одного участника на другого. Место в Совбезе ООН наше по праву страны-победительницы во Второй мировой войне. Если же СССР не страна-победитель, а страна-преступник, то ни какой речи о месте в Совбезе ООН быть не может.

— Русские — такая же жертва, как и немцы. Это формула полного обнуления Великой Отечественной войны и погружения нашей истории ХХ века в кромешный ад. Из чего, в конечном итоге, следует даже не приравнивание коммунизма к фашизму, а СССР к нацистской Германии. Из этого следует возвеличивание нацизма относительно коммунизма. Нацизм перестает быть предельным злом и у него появляется «своя правда» в войне со «злом коммунистическим».

Сокурсник Медведева претендует на тотальную десоветизацию России. Если принять его подход за основу, то описанная им страна в глазах остального мира действительно потеряет право на существование. Современная Германия не считает себя политически наследником Третьего рейха. Но она по сей день платит и кается за преступления нацизма. Тоже самое Арановский предлагает сделать России. А это путь к расчленению страны. После окончательного разгрома нацизма Германия была расчленена. И восстановилась только после поражения коммунизма. Если же Советский Союз будет окончательно осужден и разгромлен морально и юридически, то вне всякого сомнения расчленена будет Россия. Будет навязана ложная вина невероятного масштаба и потеряны все правовые и, главное, моральные основания на 1/7 части суши.

В схожую игру, но с несколько меньшим накалом играл и сам Медведев, будучи президентом. Напомним, президентская программа десоветизации в 2011 году была остановлена буквально на флажке в силу широкого неприятия обществом.

Пока Арановский не получил внятной публичной поддержки в элите. Но он не стал бы делать такое заявления просто так. Либо судья Конституционного суда улавливает некие тенденции в элите и спешит стать их манифестатором, чтобы сохранить и укрепить свои позиции. Либо это громкая подготовка к эмиграции (хочется пожелать скорого отъезда). Путин сокращает Конституционный суд с 15 до 11 человек. Надрывное заявление Арановского невозможного рассматривать вне данных – карьерных – мотивов.

P. S. В ответ на данный тезис судьи Конституционного суда: «Как будто законная государственность правомерно перешла в законную же советскую власть и будто бы та не являла собой трагический разрыв с попранием национальной государственной традиции», — я хочу сказать следующее. СССР стал наследником русской традиции — новым воплощением исторической России — не по решению юристов и политиков, а потому, что такова была воля истории. До встречи в СССР!

Андрей МАЛАХОВ 18.02.2020
Просмотров: 66 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]