Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Воскресенье, 26.05.2019, 18:24
Главная » 2012 » Сентябрь » 23 » Виктор ИЛЮХИН. ОБВИНЯЕТСЯ ЕЛЬЦИН (часть 2.Государственный переворот 1993 г., война в Чечне, разрушение Вооруженных сил РФ)
19:05
Виктор ИЛЮХИН. ОБВИНЯЕТСЯ ЕЛЬЦИН (часть 2.Государственный переворот 1993 г., война в Чечне, разрушение Вооруженных сил РФ)
Представляем вашему вниманию речь главного обвинителя - председателя Комитета по безопасности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Виктора Ивановича Илюхина в процедуре конституционного отрешения президента РФ Б. Ельцина от занимаемой должности.
Такая попытка отрешения состоялась в мае 1999 года, однако её материалы не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Она является суровым предупреждением для российских лидеров. В ней при действующем президенте была дана оценка разрушительным последствиям его правления. Сама процедура стала одним из мощных факторов, понудившего Б. Ельцина к добровольному прекращению своих полномочий. Обнародуя в Интернете материалы, мы тем самым хотим ответить и на многие вопросы, связанные с правовыми основанием отрешениями президента, так как ряд читателей считают возможным её применения и в настоящее время.

Речь главного обвинителя председателя Комитета
по безопасности Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации


ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ в сентябре-октябре 1993 года

Второй пункт обвинения в совершении тяжких преступ¬лений, выдвинутого против президента Б.Ельцина, связан с событиями сентября - октября 1993 года в Москве, когда президентом и его окружением были разогнаны законода¬тельные органы - Съезд народных депутатов Российской Федерации и его Верховный Совет, а их государственная власть была захвачена Б.Ельциным. Одновременно президент объявил о прекращении действия Конституции страны. По его указанию граждане страны, вставшие на защиту конституции и законодателей, были расстреляны в Доме Советов, рядом с ним и в других местах города Москвы.
В данных деяниях мы усматриваем признаки тяжких пре¬ступлений, предусмотренных статьями 64, 70, частью 2 ста¬тьи 171, пунктами «в», «д», «з», «н» статьи 102 УК РСФСР. Ныне ответственность за указанные преступления предус-мотрена статьями 278, 280, пунктами «а», «б», «е», «ж» ста¬тьи 105, частями 2 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ.
Захват высших законодательных органов и власти на¬родных депутатов страны был начат изданием и обнародо¬ванием Б.Ельциным 21 сентября 1993 года указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Фе¬дерации», а затем продолжился в совершении им ряда иных противоправных деяний. Задолго до издания указа № 1400 между президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации, его Верховным Советом возникли глубокие разногласия о буду¬щем государственного устройства страны. Президент постоянно требовал расширения своих полно¬мочий и в ряде случаев действительно добивался уступок со стороны Верховного Совета и Съезда народных депутатов. В частности, в 1991-1992 годах он был наделен чрезвычайны¬ми полномочиями по проведению экономических преобра¬зований, или, как их называют, экономических реформ.
Однако вопрос президентом ставился гораздо шире - о наделении его неограниченной авторитарной властью и об установлении в России президентской республики.
В марте 1993 года Ельциным был инициирован рефе¬рендум, на обсуждение которого он вынес вопросы о до¬верии, а фактически о досрочном прекращении полномо¬чий Съезда народных депутатов Российской Федерации и его Верховного Совета. Такой референдум с уточненными Верховным Советом вопросами состоялся 25 апреля 1993 года. Нами представлены материалы, связанные с рефе-рендумом, и мы должны заявить, что он не выявил дос¬таточного количества голосов для досрочного прекраще¬ния деятельности высшего законодательного органа стра¬ны. Сделав после этого некоторую паузу, Ельцин решил пойти на силовой вариант разгона законодательной власти и отмену действовавших на тот момент Конституции и других законов.
Мы полагаем, что президент использовал непресеченную и неосужденную практику развала, уничтожения Со¬ветского Союза, но уже в отношении России и российских законодательных органов Российской Федерации.
Мы напоминаем, что глава 13' и закрепленные в ней статьи 121'и 121" действовавшей на тот момент Консти¬туции страны не наделяли президента полномочиями по запрету деятельности органов законодательной власти, при-остановлению или отмене самой Конституции и законов. Требования статьи 1218 Конституции Российской Федера¬ции, наоборот, ограничивали президента в этих шагах, а сами указы президента Российской Федерации не должны были противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта президента Кон¬ституции, закону Российской Федерации действовала нор¬ма Конституции, закона Российской Федерации.
Несмотря на это, Ельцин указом № 1400 прекратил дея¬тельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.
Вот только некоторые положения данного указа.
Пункт 1 гласит: «Прервать осуществление законодатель¬ной, распорядительной и контрольной функций Съездом на¬родных депутатов Российской Федерации и Верховным Со¬ветом Российской Федерации. До начала работы нового двух-палатного парламента Российской Федерации - Федераль¬ного Собрания Российской Федерации- и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться ука¬зом президента Российской Федерации и постановлениями правительства Российской Федерации».
И далее: «Конституция Российской Федерации, законода¬тельство Российской Федерации и субъектов Российской Феде¬рации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу».
Эта формулировка - невиданная по свое¬му цинизму, по своей безнравственности и по своей антикон¬ституционности. Впервые президент подчинил Конституцию, подчинил иные законодательные акты своему указу. Впервые Конституция, по сути дела, отменялась указом одного лица.
Затем пунктом 3 предписывалось «ввести в действие по¬ложение «О федеральных органах власти на переходный пери¬од», подготовленное на основе проекта Конституции Рос¬сийской Федерации, одобренного нелегитимным Конституционным совещанием 12 июля 1993 года. Мы подчеркиваем: «проекта». Тоже невиданная практика вообще в законода¬тельной деятельности.
Далее в пункте 3 отмечалось: «Установить, что осуществ¬ление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу». Вот оно - про¬явление, как говорится, монаршей воли, вот он - захват государственной власти, власти законодательного органа.
Одновременно заметим, что президент поставил ульти¬матум Конституционному суду, тоже достаточно четко отра¬женный в указе № 1400.
Пункт 10: «Предложить Конститу¬ционному суду Российской Федерации не созывать заседаний до начала работы Федерального Собрания Российской Феде-рации». По сути дела, президент отменил и третью ветвь власти в Российской Федерации - власть судебную.
Далее в пункте 12 предписывалось: «Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собра¬ния руководствуется указами президента Российской Федера¬ции, постановлениями правительства Российской Федерации и подотчетен правительству Российской Федерации».
Пунктом 13 закреплялось: «Генеральный прокурор Россий¬ской Федерации назначается президентом Российской Феде¬рации и ему подотчетен...». Как вы помните, согласно Кон¬ституции Генеральный прокурор назначался Верховным Со-ветом Российской Федерации и Центробанк тоже не подчи¬нялся ни правительству, ни президенту, а действовал как самостоятельная структура.
С 22 сентября 1993 года по распоряжению Ельцина пра¬вительство и мэрия города Москвы начали блокирование здания Верховного Совета. Депутаты не пропускались на свои рабочие места, Дом Советов был оцеплен милицией, блоки-рован грузовыми автомобилями, огорожен колючей прово¬локой (спиралью Бруно), применение которой запрещено международными конвенциями. В здании Верховного Совета по указанию мэрии Москвы был отключен свет и перестали подавать воду. Депутаты действительно оказались на осадном положении.
С этого момента граждане России стали находиться в состоянии необходимой обороны или крайней необходимос¬ти в отношении вероломства и преступных деяний прези¬дента, которые освобождают сторонников и защитников су-ществовавшей в то время Конституции за действия, совер¬шенные ими по пресечению насильственного захвата власти.
Однако выступления граждан Российской Федерации, вышедших на улицы Москвы в поддержку Съезда и Вер¬ховного Совета, жестоко подавлялись. По той информа¬ции, которой мы располагаем, до 3 - 4 октября на ули¬цах столицы в связи с изданием указа президента было убито 26 человек и масса людей была искалечена в стол¬кновениях между демонстрантами и работниками мили¬ции, сотрудниками других силовых структур.
Не вдаваясь пока в оценку событий, произошедших 3 - 4 октября 1993 года, мы считаем: только изданием и обнародо¬ванием указа № 1400, направленного на прекращение дея¬тельности законодательной, судебной власти, присвоение себе их полномочий, объявление Конституции, законов недей¬ствующими и установление новой, не предусмотренной зако¬нами, структуры органов власти, а также реальным разгоном существовавших на тот период органов власти Ельцин совер¬шил тяжкое преступление, предусмотренное как статьей 64 Уголовного кодекса РСФСР, так и статьей 278 УК РФ.
Последняя часть диспозиции статьи 64 Уголовного ко¬декса РСФСР прямо гласит - заговор с целью захвата влас¬ти. Субъектом данного деяния может быть как частное, так и должностное лицо, граждане или неграждане Российской Федерации. Законодатель не делает разграничения, в отно¬шении какой власти совершены такие неконституционные силовые действия: или это законодательная власть, или это судебная власть, или это какой-либо орган в субъекте Феде¬рации, или власть какого-либо должностного лица на уров¬не республики или на уровне министерства, ведомства. Зако¬нодатель также говорит, что захват власти может состояться по любым мотивам, в том числе и лично корыстным, с целью прекращения деятельности даже определенного долж¬ностного лица. В нашем случае была захвачена власть народ¬ных депутатов, законодательных органов - и не только зах¬вачена, но и прекращена их деятельность. Сам же захват власти состоялся с целью изменения конституционного строя в стране.
По сути дела, указ № 1400 явился тем актом, в резуль¬тате которого Российская Федерация перестала быть парла¬ментской республикой и перешла, как говорится, «под кры¬шу» президентской республики.
Конституция, ранее действу¬ющая и закреплявшая всю структуру власти, объявлялась в этой части утратившей силу, так же как и все законы, кото¬рые устанавливали судебную и исполнительную власть.
Мы отмечаем, что эти деяния не декриминализированы новым Уголовным кодексом, который принят Государствен¬ной Думой и введен в действие в январе 1997 года. Диспози¬ция статьи 278 нового Уголовного кодекса Российской Фе-дерации прямо гласит: «Действия, направленные на насиль¬ственный захват власти или насильственное удержание влас¬ти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционно¬го строя Российской Федерации».
Таким образом, все элементы диспозиции статьи 64 УК РСФСР присутствуют и в диспозиции статьи 278 УК РФ.
Мы отмечаем, что в заговоре вместе с Ельциным участво¬вали члены правительства и руководители министерств и ве¬домств, мэрии города Москвы, беспрекословно выполнившие распоряжения президента, а также лица, подготовившие про¬ект президентского указа № 1400. Мы не хотим сегодня назы-вать фамилии, потому что их деяния будут предметом других исследований. Но мы предоставили комиссии указы президента о награждении лиц, особо отличившихся в событиях сентяб¬ря - октября 1993 года: о присвоении звания Героя России министру внутренних дел Ерину, о присвоении звания генера¬ла армии Кобецу и о награждении группы высоких должност¬ных лиц. Мы полагаем, что заговор, который организовал Ель¬цин, был осуществлен группой этих и других лиц.
Верховный Совет Российской Федерации 22 сентября 1993 года своим постановлением № 5783/1 расценил действия президента Ельцина как государственный переворот, то есть этим деяниям уже на тот период была дана должная оценка.
Днем раньше Президиум Верховного Совета Российской Федерации своим постановлением, на основании статьи 1216 Конституции Российской Федерации, дал такую же оценку действиям президента и прекратил его полномочия.
Напомним положения этой статьи: «Полномочия прези¬дента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти». В противном случае они пре¬кращаются немедленно. Объявление о том, что полномочия президента прекращены, по сути дела, ввело в действие тре¬бования статьи 121г' Конституции, и с этого момента прези¬дент утрачивал свои полномочия. 21 сентября 1993 года Конституционный суд признал указ президента № 1400 неконституционным и усмотрел в его действиях основания для отрешения Бориса Ельцина от должности и для введения в действие специальных механиз¬мов его ответственности в порядке статей 121 и 121 Кон¬ституции Российской Федерации. Одно из этих оснований в какой-то степени связано с тем, что президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нару¬шения Конституции Российской Федерации, законов Рос-сийской Федерации, а также данной им присяги.
Документы, постановления Президиума Верховного Со¬вета, самого Верховного Совета и заключения Конституци¬онного суда Российской Федерации нами представлены ко¬миссии.
Обращаем особое внимание на то, что судебная власть в лице Конституционного суда установила противоправность в деяниях президента, которая носит уголовно наказуемый характер, о чем говорилось выше.
Судебный орган уже вынес решение о правомочности и наличии достаточных оснований для отстранения Б.Ельцина от занимаемой должности. Он сделал то, что должны сделать мы сейчас, то, что хотят замолчать или заболтать политичес¬кие спекулянты, откровенные или заблудшие сторонники Б.Ельцина.
У нас нет сомнений и в том, что президент Российской Федерации действовал с прямым умыслом и с достаточно определенной целью по захвату власти, законодательных и иных органов, по отмене действия Конституции и иных за-конов. Еще в марте 1993 года президент делал подобную попытку, когда с телеэкрана объявил об Особом порядке управления страной, по сути дела, прообразе указа № 1400. Но тогда, в марте, президент не осмелился ввести в дей-ствие этот указ, он не был опубликован в средствах массо¬вой информации. Президент отложил его введение до сен¬тября 1993 года.
Об умысле президента говорят сами положения указа № 1400. Какие еще нужны доказательства того, что президент действовал умышленно, именно с этой целью? Он предви¬дел наступление последствий и осознанно стремился к ним. После издания указа № 1400 последовала масса указов пре¬зидента в этом же направлении, в том числе по имуществу Верховного Совета и по социальному положению депутатов. Обосновывая «правомерность» издания и введения в дей¬ствие своего указа № 1400, Борис Ельцин и его приспеш¬ники постоянно ссылаются на результаты Всероссийского референдума 25 апреля 1993 года. Однако их аргументация несостоятельна. Напомним, что на этот референдум было вынесено четыре вопроса.
Первый вопрос: доверяете ли вы президенту Российской Федерации Ельцину?
Второй вопрос: одобряете ли вы социальную политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и пра¬вительством Российской Федерации с 1992 года?
Третий вопрос: считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?
И четвертый вопрос: считаете ли вы необходимым прове¬дение досрочных выборов народных депутатов Российской Фе¬дерации?
Согласно действовавшему на тот период законодатель¬ству, референдум по конституционным вопросам считал¬ся состоявшимся, если в нем приняли участие более по¬ловины граждан, имеющих право голоса и участия в го¬лосовании, и если более половины граждан, имеющих подобное право - право на голосование, высказались по¬ложительно по тому или иному вопросу.
По первому вопросу 58 процентов голосовавших сказа¬ли: да, мы доверяем президенту Российской Федерации.
По второму вопросу 53 процента заявили, что одобряют соци¬альную политику, осуществляемую президентом.
В Центральной избирательной комиссии признали состо¬явшимися голосование и получение положительного ответа на эти два вопроса.
Что касается результатов референдума по третьему воп¬росу, то мы должны сообщить вам следующее.
На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение досрочных выбо¬ров президента Российской Федерации, положительно от¬ветили 34 миллиона россиян. То есть они считали необходи¬мыми досрочные президентские выборы. Отрицательно от¬ветили 32 миллиона россиян. То есть более половины рос¬сиян, которые участвовали в референдуме, считали необ¬ходимым проведение досрочных выборов президента.
В связи с этим мы особо подчеркиваем, что у президента не только не было оснований распускать или присваивать полномочия законодательной власти, а ему в первую оче¬редь нужно было ставить вопрос о своем досрочном уходе.
Теперь об итогах референдума по четвертому вопросу. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение дос¬рочных выборов народных депутатов Российской Федерации, 43 процента ответили утвердительно. То есть 50 про¬центов плюс один голос за то, чтобы назначить досрочные выборы депутатов Российской Федерации, на референдуме подано не было. Так что референдум не выявил абсолютно никаких аргументов за досрочное прекращение деятельнос¬ти законодательной власти Российской Федерации.
В указе № 1400 президент достаточно много упоминает о том, что якобы Верховный Совет оказывал прямое противо¬действие социально-экономическим реформам, в нем про¬странно говорится об обструкции «всенародно избранному» президенту, о подмене законодателями исполнительных ор¬ганов власти. Но если бы президент действительно глубоко вник в итоги референдума по третьему пункту, у него, на¬верное, не было бы абсолютно никаких оснований так заяв¬лять, даже исходя только из ответов на третий вопрос. Боль¬шинство россиян, принявших участие в референдуме, сказа¬ли: «Необходимы досрочные выборы президента».
Подобные упреки со стороны Бориса Ельцина известны и депутатам Государственной Думы. За ними президент пы¬тается скрыть собственную несостоятельность как главы го¬сударства и свои претензии на неограниченную власть. В то же время уже всем известно, к каким результатам и послед¬ствиям для России, ее народа привел ельцинский курс со¬циально-экономических реформ. Его действительно надо было еще тогда пресечь, чтобы страна не оказалась в нынешних условиях: в руинах, с миллионами нищих, голодающих и безработных на грани выживания. Российский народ запла¬тил слишком дорогую цену за политику президента - по сути дела, жизнями 4,2 миллиона человек. Именно на столько сократилось население Российской Федерации за последние пять лет правления Бориса Ельцина.
После прекращения полномочий президента, о чем в соответствии со статьей 1216 Конституции России объявил 21 сентября 1993 года Президиум Верховного Совета Рос¬сийской Федерации, а его решение 22 сентября подтвердил Верховный Совет и затем Съезд народных депутатов, Бо¬рис Ельцин, блокировав деятельность высших законода¬тельных органов, насильственным путем захватил, как мы считаем, и власть президента Российской Федерации. В этой части мы предлагали Специальной комиссии уточнить наше обвинение, потому как с 21 - 22 сентября его полномочия были прекращены, президента в Российской Федерации фактически не было. Поэтому мы говорим, что все последующие нормативные документы, указы президента не имеют никакой правовой силы, являются юридически не¬состоятельными.
Однако комиссия не учла наше мнение. И мы, в интере¬сах решения главного вопроса об отрешении Ельцина от по¬ста президента, не будем настаивать на своей позиции, хотя наша точка зрения имеет право на существование и, как мы убеждены, обоснована. Она является и ответом нашим оппо¬нентам, утверждающим, что деяния Б.Ельцина были реаби¬литированы народом, проголосовавшим 12 декабря 1993 года за предложенный им проект конституции.
Во всем надо глубоко и беспристрастно разобраться.
Во-первых, мы считаем, что проект конституции на ре¬ферендум был представлен не надлежащим лицом и им же было организовано голосование.
Во-вторых, голосование по конституции было проведе¬но не по действующему тогда закону о референдуме, а по указу президента, в котором были заложены иные, зани¬женные требования по количеству голосов, необходимых для одобрения проекта конституции.
На референдуме 12 декабря 1993 года за новую консти¬туцию было отдано менее одной трети голосов всех избира¬телей, тогда как по закону о референдуме конституция счи¬талась принятой, если за нее проголосовало бы более поло¬вины российских избирателей.
Поэтому мы полагаем, что конституция образца декабря 1993 года является лишь определенным общественным дого¬вором о согласии, но никак не правовым актом.
И нам, законодателям, надо понять, что все государ¬ственное устройство мы ведем на весьма зыбкой основе. Что касается этой конституции, то ее действие может быть пре¬кращено указом нового президента.
Встретив сопротивление народных депутатов Российской Федерации, российских граждан, выступивших в защиту Кон¬ституции, Борис Ельцин совместно с другими заговорщика¬ми прибегли к военной силе. В столицу страны, в Москву были введены воинские подразделения и бронетехника.
Утром 4 октября войска начали кровавый штурм Дома Советов.
Считаем необходимым заявить, что на заседаниях Спе¬циальной комиссии Государственной Думы свидетельски¬ми показаниями, другими материалами было подтвержде¬но, что в ночь на 4 октября 1993 года, накануне штурма Б.Ельцин провел совещание в здании Генерального штаба Вооруженных Сил, на котором присутствовали председа¬тель правительства В.Черномырдин, глава администрации президента С.Филатов, мэр Москвы Лужков, руководите¬ли Министерства обороны, МВД, спецслужб. На этом сове¬щании; не встретив никаких возражений со стороны при¬сутствующих, Б.Ельцин лично отдал приказ о проведении штурма, на использование против Дома Советов танков, иной бронетехники.
Танки расстреливали Дом Советов прямой наводкой. На депутатов и граждан был обрушен шквал огня из автома¬тов, пулеметов и пушек бронетехники. По официальным данным, в районе телецентра «Останкино» погибло 46 че¬ловек, из них 45 гражданских лиц и один военнослужащий. Вокруг здания Дома Советов погиб 101 человек, из них 77 гражданских лиц и 24 военнослужащих Министерства обо¬роны и МВД Российской Федерации.
У Дома Советов были расстреляны 27 человек, перед этим подвергнутых истязаниям, убит разрывной пулей в жи¬вот один человек, ранены и добиты штыками три человека. В числе погибших - юноши и девушки, не достигшие совер-шеннолетия. Среди пострадавших пять женщин, которые ко всему были подвергнуты сексуальному насилию со стороны работников силовых структур, участвовавших в подавлении сил, вставших на защиту Конституции, из них одна после тяжелой физической и душевной травмы покончила жизнь самоубийством.
Все это дает право говорить о совершении Ельциным не просто преступлений против личности, а преступлений про¬тив человечности, на которые не распространяются сроки давности и амнистии.
Как следует из официальных сообщений прокуратуры, из оружия, имевшегося у охраны Дома Советов и у лиц, участвовавших в защите Конституции в октябрьских собы¬тиях около здания Верховного Совета и у телецентра в Ос¬танкино, не был убит ни один человек. Что же касается убитых военнослужащих и работников органов внутренних дел, то у нас есть все основания говорить, что эти убийства были совершены с целью провокации спецслужбами Рос¬сийской Федерации при штурме Дома Советов, для того чтобы действительно вызвать недовольство и гнев со сторо¬ны народа деятельностью Верховного Совета и действиями лиц, находившихся около Дома Советов. И жертвами этой провокации стали те, кого бросили на штурм Дома Советов.
Эти действия Ельцина, связанные с организацией и осуществлением массового расстрела российских граж¬дан, нами квалифицируются как тяжкое преступление, предусмотренное пунктами «в», «г», «д», «з» статьи 102 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса РСФСР: как убийство многих лиц, совершенное с осо¬бой жестокостью, способом, опасным для многих лиц, и в связи с выполнением потерпевшими своего служеб¬ного, общественного долга по защите Конституции и Верховного Совета Российской Федерации. Ответствен-ность за эти деяния предусмотрена и в новом Уголовном кодексе - в пунктах «а», «б», «д», «е», «ж» части 2 ста¬тьи 105.
Ельцинские защитники разных мастей наперебой твер¬дят, что деяния сентября - октября 1993 года не могут слу¬жить основанием для его отрешения от должности, так как они были амнистированы Постановлением Госдумы «Об объявлении политической и экономической амнистии» от 23 февраля 1994 года, № 65-ГД. Подобные утверждения несос¬тоятельны по следующим основаниям.
Во-первых, положения статьи 93 Конституции РФ не связывают процедуру отрешения президента с изданием акта об амнистии, иных обстоятельств и условий, не указанных в Основном законе, а лишь требуют установления наличия в деяниях президента признаков тяжких преступлений или со¬вершения государственной измены.
Следует отметить, что акт амнистии освобождает винов¬ное лицо от наказания, но не декриминализирует само пре¬ступное деяние.
Более того, Конституция считает несовместимым пребы¬вание на посту президента с совершением тяжких преступ¬лений главой государства.
Во-вторых, пункт «в» части 1 постановления об амнис¬тии гласит, что от наказания освобождаются лица, привле¬каемые к уголовной ответственности «...за участие в собы¬тиях 21 сентября - 4 октября 1993 года в г.Москве, связан¬ных с изданием Указа президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституцион¬ной реформе в Российской Федерации», и противодействие его реализации...».
Таким образом, амнистия освободила от ответственности лиц за участие в событиях, связанных с изданием указа № 1400, но не освободила от ответственности президента за само издание антиконституционного, преступного указа, с которого и начался насильственный захват власти. К тому же преступления, предусмотренные как статьей 278 УК РФ, так и статьей 64 УК РСФСР, считаются оконченными уже на стадии приготовления к их совершению.
И еще об одной позиции наших оппонентов, о их непос¬ледовательности в суждениях.
Оправдывая заключение Б.Ельциным преступных Бело¬вежских соглашений, они ссылаются на то, что соглашения были ратифицированы Верховным Советом Российской Фе¬дерации, а посему, по их мнению, преступными не являются. Однако полностью отрицают конституционное право того же законодательного органа на признание им незаконности и преступности указа № 1400.
Захват президентом власти высших законодательных ор¬ганов страны в сентябре- октябре 1993 года они готовы объяснить мнимым революционным порывом народа, «воз¬главляемого Б.Ельциным», и тут же отрицают действитель¬ный революционный взрыв огромных народных масс в ок¬тябре 1917 года.
Немощность и несостоятельность аргументов наших оп¬понентов приводит их к тому, что «право власти» они пыта¬ются свести к юридической системе любых актов, исходя¬щих от государственной власти, принятых в том числе и вопреки конституции страны. А это уже произвол, это уже насилие, это уже диктатура, переходящая в фашизм.
ВОЙНА В ЧЕЧНЕ

Суть третьего пункта обвинения заключается в том, что президент Российской Федерации, превышая служебные пол¬номочия, принял ряд несоответствующих конституции страны указов об использовании Вооруженных Сил и подразделе¬ний Министерства внутренних дел Российской Федерации в разрешении политического и вооруженного конфликта, возникшего в 1991 - 1994 годах на территории Чеченской Республики.
Итогом безответственного и непродуманного примене¬ния Б.Ельциным военной силы и преступных действий че¬ченских сепаратистов стали многочисленные человеческие жер¬твы и огромные материальные потери.
По имеющимся оценкам, в чеченских событиях погибли десятки тысяч жителей этой республики и более 100 тысяч получили различные ранения и увечья. В этих же столкнове¬ниях погибло около 10 тысяч военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел тех частей и подразделений, которые были введены на территорию Чеченской Республики.
Наступившие последствия явились результатом предше¬ствующей недальновидной и преступной политики прези¬дента, федеральных органов власти по отношению к лицам, осуществившим осенью 1991 года насильственный захват власти государственных органов Чеченской Республики.
Опасность и недопустимость подобной политики выра¬зились в том, что, заигрывая с сепаратистами, президент, федеральные силовые ведомства и спецслужбы нередко сами фактически подталкивали их к массовым беззакониям и вы¬ходу республики из состава Российской Федерации.
В силу ряда причин, в том числе соглашений с лиде¬ром чеченских экстремистов Д.Дудаевым, Министерство обороны РФ оставило в «мятежной» республике две пус¬ковые ракетные установки сухопутных войск, 42 танка, 34 боевые машины пехоты, 14 бронетранспортеров, 44 лег¬кобронированных тягача, 260 гражданских и спортивных самолетов, свыше 57 тысяч единиц стрелкового оружия и большое количество боеприпасов, другой техники.
Осенью 1994 года силовые ведомства Российской Феде¬рации передали большое количество оружия, боевой техни¬ки и танков чеченским формированиям, находившимся в оппозиции Дудаеву. Однако значительная часть и этой тех¬ники и оружия оказалась в руках сепаратистов, которые ис¬пользовали их против федеральных войск. В деяниях прези¬дента мы усматриваем превышение им служебных полномо¬чий, признаки тяжкого преступления, предусмотренного частью 2 статьи 171 УК РСФСР, или частями 2 и 3 статьи 286 УК Российской Федерации.
Ввод федеральных войск в Чеченскую Республику связан с изданием Борисом Ельциным указа № 2137 «О мероприя¬тиях по восстановлению конституционной законности и пра¬вопорядка на территории Чеченской Республики», а также указа № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незакон¬ных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта».
Мы полагаем, что эти указы приняты с грубейшим на¬рушением действующей Конституции. Согласно части 3 ста¬тьи 15 Конституции Российской Федерации, законы подле¬жат официальному опубликованию. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанно¬сти человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Это¬го своевременно не было сделано.
Указ № 2137-С от 30 ноября 1994 года, с которого начи¬нались ввод войск и боевые действия в Чечне, был засекре¬чен. Он также не был опубликован, хотя непосредственно затрагивал интересы самих граждан Чеченской Республики, проживающих в этом регионе, равно как и всех граждан России. Напомним, что этим указом на территории Чеченс¬кой Республики фактически было введено чрезвычайное положение.
В пункте 2 данного указа прямо говорится, что для руко¬водства действиями по разоружению, ликвидации воору¬женных формирований создается специальная группа, на которую, в частности, возлагались задачи введения и под¬держания режима чрезвычайного положения на территории Чеченской Республики. В пункте 4 указа говорится об особом режиме въезда и выезда, об особом порядке передвижения, а при необходимости и об особых формах управления в зоне чрезвычайного положения.
Содержание только этих пунктов подтверждает, что указ затрагивал жизненные интересы миллионов российских граждан.
Этим же указом руководителю армейской группировки Грачеву предоставлялись широкие полномочия. Его приказы и распоряжения объявлялись обязательными для исполне¬ния всеми органами исполнительной власти (это уже новая правовая норма, которая не предусмотрена Конституцией), воинскими формированиями, предприятиями и организа¬циями, а также должностными лицами, принимавшими уча¬стие в реализации плана мероприятий по восстановлению конституционной законности и правопорядка в Чеченской Республике.
Указом определялись задачи ряда министерств и ве¬домств и сроки их исполнения, в частности по закрытию границ, воздушного пространства, подготовке плана осу-ществления режима чрезвычайного положения и ликвида¬ции вооруженных бандформирований на территории Че¬ченской Республики.
Подчеркнем, что в его тексте прямо оговаривалось, что он издается в соответствии со статьей 88 Конституции Российской Федерации, которая предос¬тавляет президенту Российской Федерации при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным кон¬ституционным законом, право вводить на территории Рос¬сийской Федерации или в отдельных ее местностях чрез¬вычайное положение, с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе. Это кон¬ституционное требование президентом Российской Феде¬рации исполнено не было.
Что касается указа № 2166, изданного 9 декабря 1994 года, то он уточнил, а не отменил указ № 2137, который действовал и на момент ввода войск в Чеченскую Республику. За это время были совершены деяния, приведшие к тяжким послед-ствиям - к гибели людей и огромным разрушениям.
На момент издания указа № 2166 российское законода¬тельство допускало использование Вооруженных Сил Рос¬сийской Федерации для защиты государства не только от внешних угроз, но и для защиты собственного населения, территории и суверенитета страны (статья 1 Закона Российс¬кой Федерации «Об обороне» от 24 сентября 1992 года), для защиты от внутренних угроз, направленных против личнос¬ти, общества и государства, включая конституционный строй. Однако выполнение этого указа фактически было направле¬но не столько против бандформирований, сколько против гражданского населения.
Отметим, что указы президента № 2137 и № 2166 вош¬ли в грубое противоречие с Женевской конвенцией от 1949 года, ратифицированной СССР в 1989 году. Присоединяясь к конвенции, мы обещали, что никогда не будем в качестве метода военных действий подвергать нападению, уничто¬жать, вывозить или приводить в негодность объекты, необ¬ходимые для выживания гражданского населения (статья 4 Дополнительного протокола Женевской конвенции), и что никогда объектом нападения не должны становиться уста¬новки и сооружения, даже в тех случаях, когда такие объек¬ты являются военными, то есть не подвергать гражданское население угрозе и не допускать потерь среди населения.
Вопреки взятым на себя обязательствам, по указанию Б.Ельцина на территорию Чеченской Республики были вве¬дены войска, проводились крупномасштабные операции с использованием ракетно-артиллерийской техники, авиации, осуществлялись массовые бомбардировки населенных пун¬ктов, которые привели к многочисленным человеческим и материальным потерям. Федеральное Собрание Российской Федерации неоднократно выступало с обращениями к президенту Б.Ельцину о недопустимости участия вооруженных сил в разрешении чеченского конфликта, однако все они были проигнорированы. Лишь потом он признает, что его решения были ошибочны. Мы же полагаем их не ошибоч¬ными, а преступными, ибо привели они к огромным и невосполнимым жертвам.
РАЗРУШЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ СТРАНЫ

Уважаемые коллеги! Четвертый пункт обоснования поста¬новки вопроса об отрешении президента Российской Федерации Б.Ельцина связан с обвинением его в государ¬ственной измене (статья 64 УК РСФСР, статья 275 УК РФ), в форме нанесения огромного ущерба обороноспособности и внешней безопасности страны, совершенной в интересах иностранных государств, и в первую очередь Соединенных Штатов Америки.
Это обвинение включает в себя ряд умышленных дея¬ний, совершенных Б.Ельциным на протяжении всего перио¬да его правления, в результате которых произошло резкое снижение боеготовности Вооруженных Сил, разрушение во¬енно-промышленного комплекса.
Мы исходим из того, что, согласно статьи 87 Конститу¬ции Российской Федерации, президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами страны и не¬сет прямую ответственность за их состояние.
Он же в соответствии с Основным законом государства обеспечивает не только безопасность российских граждан, но и в целом безопасность наших границ, на всей террито¬рии Российской Федерации. Что касается Вооруженных Сил, то мы убеждены, что их разрушение и ослабление обороноспособности Российского го-сударства последовали сразу же после заключения Беловежс¬ких соглашений и распада Советского Союза, о чем мы под¬робно говорили при изложении первого пункта обвинения.
Напомним, что после Беловежских соглашений Москов¬ский военный округ стал приграничным военным округом. Это уже, быть может, одно из самых главных последствий, поскольку территория нашего государства сузилась до таких размеров.
Была разрушена также единая система управления войс¬ками, в том числе и войсками противовоздушной обороны.
Сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что остаются без надежного воздушного прикрытия участки рос¬сийской границы со стороны прибалтийских государств, Каспия, Казахстана. Только на северо-западе страны более 9 тысяч километров границы не оборудованы в фортификаци¬онном отношении. Все это напоминает ситуацию начала вой¬ны в 1941 году.
Надо сказать, что на территории бывших союзных рес¬публик остались станции раннего предупреждения, пункты базирования флота, укрепленные пункты управления опера¬тивно-стратегического назначения, большое количество бо¬евой техники и современного оружия.
Для того, чтобы действительно осознать и ощутить раз¬рушение обороноспособности наших Вооруженных Сил в результате Беловежских соглашений, приведем еще один пример.
Авиация стратегических ядерных сил России сегодня на¬считывает чуть больше 60 бомбардировщиков. И в ближай¬шие 10-15 лет мы не в состоянии будем воссоздать ее даже до потолка, который определен Договором СНВ-2, если мы его ратифицируем. И так по всем видам и родам Вооружен¬ных Сил.
В угоду военному блоку НАТО Б.Ельцин в спешном по¬рядке вывел из Восточной Европы самую мощную группи¬ровку российских войск, насчитывавшую более 300 тысяч военнослужащих. Эти войска выводились на неподготовлен¬ные места, нередко в открытое поле, были растасканы по регионам страны и фактически прекратили свое существова¬ние. Это и есть государственная измена - деяния, совершен¬ные вопреки национальным интересам.
В настоящее время, по оценкам отечественных и зарубеж¬ных экспертов, российская армия не в состоянии проводить операции стратегического масштаба, осуществлять оператив¬ную крупномасштабную переброску войск в различные реги¬оны, а защиту границ Отечества она сможет обеспечить лишь при незначительной продолжительности боевых действий.
Сошлемся на оценку стратегических ядерных сил руко¬водством Министерства обороны Российской Федерации. Надо отметить, что они пока в состоянии сдерживать развязыва¬ние крупномасштабной агрессии против России. Однако за последние годы и в этих, казалось бы, благополучных с точки зрения их состояния войсках наблюдается устойчивая тенденция к снижению уровня боеспособности.
В Ракетных войсках стратегического назначения почти две трети находящихся в частях ракет выработали гарантий¬ные сроки. Даже при условии максимального продления сро¬ков эксплуатации ракетных комплексов существующая груп¬пировка РВСН не сохранится после 2010 года. Более 70 про¬центов пунктов управления сегодня эксплуатируются за пре¬делами допустимых сроков. Практически все технические системы РВСН выработали двух- и трехкратный ресурсы и находятся в эксплуатации более 30 лет.
В Военно-Морском Флоте свыше 70 процентов ракетных подводных крейсеров стратегического назначения требуют проведения заводского ремонта и отдельных работ для под¬держания их в боевой готовности. На выполнение этих работ Министерство обороны выделяет мизерные суммы, что не позволяет выполнять на должном уровне их капитальный технический ремонт. Из имеющихся 26 атомных подводных лодок почти половина являются морально и технически ус¬таревшими и будут последовательно выведены из боевого состава. На остальных подводных судах количество боезаря¬дов может сократиться к 2003 году на 75 процентов. Надо сказать, что корабельный состав Вооруженных Сил Россий¬ской Федерации сегодня сокращен в два раза. К 2001 году потребуется капитальный ремонт уже 60 подводных лодок и 80 процентов боевых надводных кораблей.
В Военно-Воздушных Силах (а в настоящее время ВВС и войска ПВО объединены) исправность самолетного парка не превышает 55 процентов. К 2001 году истекает ресурс эксплуатации стратегических крылатых ракет. И даже техни-ческое продление срока службы крылатых ракет в два раза не обеспечит нам надежной безопасности.
В составе стратегических ядерных сил, как отмечают спе¬циалисты, в России к 2003 году останется около тысячи боезарядов. Утрачена значительная часть кадрового, научно-технического и промышленного потенциала, практически ос¬тановлены воспроизводство и модернизация элементов стра¬тегических ядерных сил.
В настоящее время возможности наших стратегических ядерных сил примерно в два с половиной раза ниже воз¬можностей ядерных сил Соединенных Штатов Америки. К 2007 году по количеству стратегических ядерных боевых средств Россия будет уступать Соединенным Штатам при¬мерно в семь раз и утратит свое положение равного парт¬нера, то есть ведущей ядерной державы.
Сухопутные войска находятся в еще более худшем состо¬янии. В настоящее время в их составе развернуто 12 полков в постоянной готовности и один полк - в составе береговых войск Балтийского флота. В Сухопутных войсках преоблада¬ют устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического и тактического назначения, а доля артиллерии составляет около 80 процентов всего вооружения.
Бронетанковые войска и техника находятся в критичес¬ком состоянии. Значительную часть всего парка бронетанко¬вой техники составляют устаревшие образцы. Находящиеся на вооружении Сухопутных войск боевые и транспортные вертолеты не отвечают современным требованиям по мно¬гим показателям. Более 40 процентов вертолетного парка на¬ходится в непригодном состоянии.
Не лучшим образом обстоят дела и в войсках ПВО. Ко¬личество зенитно-ракетных полков сократилось в четыре раза. Более 70 процентов радиолокационных средств зенитно-ра¬кетных комплексов и радиотехнического оборудования в ча¬стях ПВО выработали установленные ресурсы.
В связи с этим отметим мнение военных специалистов: можно иметь гору ядерных зарядов, но остаться абсолютно обезоруженным, уязвимым во всех отношениях, если систе¬ма ПВО не будет отвечать современным требованиям.
Отметим, что войска США и НАТО имеют сегодня на вооружении современные образцы техники, которые состав¬ляют 80 и более процентов. Если новая техника не будет поступать в наши вооруженные силы, то к 2005 году новых образцов окажется всего 5 - 7 процентов.
Из-за отсутствия финансирования неуклонно снижается уровень боевой подготовки Вооруженных Сил. В авиации на¬лет летчика составляет 15 - 20 часов при средних нормах 150 - 180 часов. Выходы кораблей в открытое море сегодня, по сути дела, являются единичными. Дальние походы со¬ставляют печальное исключение. Боевые корабли стоят на приколе на базах и приходят в негодность.
Наряду со слабой технической оснащенностью, одним из факторов разложения наших Вооруженных Сил является социальная незащищенность военнослужащих. Наиболее ост¬рой остается проблема обеспечения их жильем. На 1 июня 1998 года 110 тысяч военнослужащих и 160 тысяч уволенных с военной службы не имели жилья. В связи с «реформирова¬нием» грядет увольнение еще более 400 тысяч военнослужа¬щих, значительная часть которых также не имеет жилья.
Не решена проблема задолженности военнослужащим по денежному содержанию. В разные периоды она достигала более 12 миллиардов рублей. В течение более двух лет офи¬церы не получают денежную компенсацию взамен продо¬вольственного пайка. Во многих гарнизонах семьи военнос¬лужащих, гражданский персонал лишены медицинского обслуживания. Уровень материального обеспечения офице-ра российской армии в 10- 15 раз ниже, чем в армиях развитых государств, и более чем в четыре раза упал по сравнению с 1991 годом. И в то же время офицеры в ряде подразделений МВД, в частности офицеры спецназа, полу¬чают денежные оклады в два-три раза выше, чем армейс¬кие офицеры.
Таким образом, президентом центр тяжести в значи¬тельной степени перенесен на внутренние силовые структу¬ры, а не на оборону, не на армию. В качестве примера со¬шлемся на один факт. В 1997 году расходы на питание ар¬мии были профинансированы лишь на 190 дней. Питатель¬ность выдаваемого армейского пайка снизилась более чем на 30 процентов. Военнослужащие получают от 20 до 60 процентов положенного им вещевого довольствия. Надо при¬знать, что склады НЗ (неприкосновенный запас) полупус¬тые, запасы текущего довольствия по питанию фактически нулевые.
Дневной паек солдата срочной службы по нормам дол¬жен составлять примерно двенадцать с половиной рублей. На сегодня этот паек нередко составляет всего 2-3 рубля. В некоторых войсковых частях вместо трехразового введено двухразовое питание. Наши вооруженные силы скоро станут армией дистрофиков, больных людей.
Все это не могло не повлиять на моральный дух и дис¬циплину в войсках. Падает престиж военной службы, уси¬ливается негативное отношение гражданского населения к военным. Этому во многом способствует и развернутая сред¬ствами массовой информации беспрецедентная в мировой истории кампания по дискредитации вооруженных сил соб¬ственной страны. Одним из ее последствий стало увеличе¬ние числа молодежи, не желающей служить в армии, что вынуждает военное руководство призывать на службу мо¬лодых людей с низким уровнем образования, физически не подготовленных, ранее судимых. А это ведет к падению дисциплины, к низкой профессиональной подготовленнос¬ти, к ухудшению морального климата во всех войсках.
Еще один показатель низкого морального духа наших Во¬оруженных Сил. О своей готовности к участию в боевых дей¬ствиях по отражению внешней агрессии заявляют лишь 60 процентов опрошенных, по защите конституционного поряд¬ка в стране - 30 процентов. Начиная с 1992 года, в войсках Российской Федерации совершается ежегодно в среднем по¬чти три тысячи преступлений, при этом количество тяжких преступлений составляет более трети всех правонарушений.
Процветает незаконный оружейный бизнес путем кражи и продажи оружия. В 1997 года из складов, караульных поме¬щений и казарм воинских частей было похищено 447 авто¬матов, более 770 ручных фанат, свыше 110 тысяч боевых патронов.
В армии и на флоте неуклонно продолжает расти число погибших военнослужащих. В 1996 году погибло 1037 чело¬век, в 1997 году- 1057, за первые четыре месяца 1998 года число погибших военнослужащих составило 120 человек. К тому же ежегодно в армии десятки офицеров кончают жизнь самоубийством. Это, как говорится, не от хорошей жизни, которую президент, он же Верховный Главнокомандующий обеспечил офицерам. Среди основных причин роста смертнос¬ти, включая суицид, - не обеспеченное в правовом и финан¬совом отношении сокращение армии и флота, невозможность трудоустройства членов семей военнослужащих в военных го¬родках. Ну и, конечно, проблема с жильем.
Под любыми предлогами сегодня молодые люди, обя¬занные по Конституции служить в Вооруженных Силах, от¬казываются от призыва. В армию призывается менее 20 про¬центов всех подлежащих призыву граждан. До 40 процентов новобранцев не могут выполнить самые минимальные нор¬мативы по физической подготовке. Около 12 процентов имеют дефицит веса. Каждый четвертый требует медицинского кон¬троля по причине ослабленного здоровья и хронических за-болеваний. У 28 процентов призывников имеются признаки отставания в умственном развитии. Конечно, такое положе¬ние проистекает из той общей ситуации, которая сложилась сегодня в российском обществе: разрушена экономика, раз¬рушается и социальная сфера.
И надо сказать, что та военная реформа, о которой так много говорил президент, фактически сведена к единствен¬ному способу решения проблем - это к простому сокраще¬нию Вооруженных Сил. Она проводится в обстановке внут-риполитического кризиса и ухудшения экономического состояния страны, и надо сказать, что эту задачу так просто не решить.
Но нужны ли России большие вооруженные силы и спо¬собны ли мы себя защитить в случае конфликта? Чтобы ответить на этот вопрос, позволим привести некоторые циф¬ры, свидетельствующие о состоянии вооруженных сил ус¬ловного или возможного противника Российской Федера¬ции.
К 2000 году, согласно некоторым документам, в том числе изданным президентом, в сухопутных войсках России намечено иметь 150 тысяч военнослужащих - это офицеры и солдаты срочной службы. Для сравнения отметим, что Франция, которой никто не угрожает да и находится она далеко от России и очагов напряженности, имеет в своих сухопутных войсках 230 тысяч человек, Германия •- тоже 230 тысяч., Соединенные Штаты - 1088 тысяч.
Еще об одном моменте, который показывает, надо или не надо иметь мобильную, хорошо оснащенную армию.
На западном направлении со стороны НАТО развернуты 41 дивизия и 86 бригад, находящихся в постоянной боевой готовности. А сколько в России развернуто на этом западном направлении? Четыре дивизии и пять бригад. Соотношение 10:1 в пользу НАТО.
Восточное направление. Коалиционная группировка су¬хопутных войск США и Японии имеет 15 развернутых ди¬визий. У России - ни одной развернутой дивизии. Китай имеет 109 дивизий, Россия в Забайкальском и Дальневос¬точном округах содержит одну развернутую дивизию. Соот¬ношение 100:1.
И еще один момент, о котором хотелось бы сказать в подтверждение того, что Вооруженные Силы действительно находятся в стадии деградации. За пять лет авиация Сухопут¬ных войск получила всего 57 вертолетов, при ежегодной потребности в 70 - 75 вертолетов. По имеющимся прогнозам в Сухопутных войсках к 2000 году может не оказаться ни одного пригодного для эксплуатации и ведения боевых дей¬ствий вертолета.
Деградацию Вооруженных Сил мы непосредственно свя¬зываем с ежегодным невыполнением правительствами пре¬зидента военного бюджета, что ведет к прямому уничтоже¬нию обороноспособности страны.
За период с 1992 по 1997 годы планируемые законами о федеральном бюджете ежегодные расходы на национальную оборону, с учетом пенсионного обеспечения, снизились с 4 - 5 процентов до 3,5 процента валового внутреннего про¬дукта и были в среднем ниже минимальных потребностей. Но и тот бюджет, который утверждается Федеральным Со¬бранием, не выполняется.
В 1997 году на строительство и содержание Вооруженных Сил было выделено 58,7 миллиарда из 88, предусмотренных федеральным бюджетом, что составляет 66,4 процента. К кон¬цу 1998 года на эти цели выделено всего 36 процентов от того, что запланировано законом о бюджете.
Мы полагаем, что невыполнение бюджета в этой час¬ти - прямая вина президента Российской Федерации, раз¬рушающего обороноспособность и Вооруженные Силы.
Позвольте теперь остановиться очень кратко на состоянии дел в оборонно-промышленном комплексе, напрямую связан¬ном с вооруженными силами. Следует констатировать, что его положение в последние годы обострилось до предела. Мини¬стерство обороны Российской Федерации задолжало предприя¬тиям оборонного комплекса по госзаказу сумму, превышаю¬щую размеры финансирования текущей годовой программы. В 1997 году 153 головных оборонных предприятия вообще не имели госзаказа, что повлекло за собой прекращение выпуска комплектующих изделий для 1057 предприятий страны. Задолженность по зарплате только за 1997 год, по офи¬циальным данным, составила 4,1 миллиарда рублей, а с учетом всех уровней компенсаций - около 8 миллиардов рублей. Оборонные предприятия, в свою очередь, в долгу перед пенсионным и другими внебюджетными фондами. Их задол¬женность составляет примерно 9-10 (это на начало 1998 года), а сегодня уже 11 - 12 миллиардов рублей.
Можно до бесконечности приводить эти цифры. Еще раз подчеркнем: мы глубоко убеждены, что идет осознанное раз¬рушение Вооруженных Сил, безопасности Российской Фе¬дерации, которое началось еще с подписания преступных беловежских договоренностей, а также с издания президен¬том Российской Федерации ряда других нормативных актов в развитие этих договоренностей.
Разрушение военно-промышленного комплекса напрямую связано с губительной кампанией приватизации, которая была проведена в соответствии с разработанной Б.Ельци¬ным и закрепленной в его указах политикой разгосударств¬ления собственности. В результате нее многие отечественные предприятия оказались под контролем зарубежных фирм.
Мы глубоко убеждены в осознанности разрушения Б.Ель¬циным обороноспособности Российской Федерации. В случае военного конфликта страна окажется в таком же, если не в худшем положении, как Югославия в балканском конфлик¬те. О разрушительных процессах, идущих в сфере обороны, Государственная Дума неоднократно информировала и пре¬дупреждала президента, но он сознательно отказывался их пресечь. Это дает нам дополнительное основание утверждать, что в деяниях Б.Ельцина содержатся признаки государствен¬ной измены.
Однако Специальная комиссия усмотрела в его действи¬ях злоупотребление властью, признаки тяжких преступле¬ний, предусмотренных частью 2 статьи 170 УК РСФСР и частями 2 и 3 статьи 285 УК РФ. Учитывая то, что данная квалификация не изменяет оснований для отрешения президента от должности, мы соглашаемся с ней.
(Продолжение следует)
Просмотров: 830 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]