Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Среда, 20.11.2019, 22:09
Главная » 2014 » Апрель » 1 » Всех офицеров казнить»
21:34
Всех офицеров казнить»


18 (30) ноября 1853 года, эскадра Черноморского флота под флагом вице-адмирала П. Нахимова атаковала турецкие корабли на рейдепорта Синоп

В самом конце победной реляции, адресованной императору Николаю I, прославленный русский флотоводец указал: «Воля Вашего Величества исполнена 6 фрегат «Рафаил» не существует»

Эти строчки касались 44‑пушечного фрегата времён Русско‑турецкой войны 1828 1829 годов, который активно участвовал в боевых операциях, высадке десантов, обстреле крепости Варна. В 1929 году командиром корабля был назначен капитан 2 ранга С. Стройников. Храбрый, опытный офицер, он имел орден Святого Георгия IV класса за участие в 18 кампаниях. Командуя бригом «Меркурий», отличился при взятии Анапы и Суджук‑Кале (на месте современного Новороссийска) и при штурме Варны. В награду получил орден Святой Анны II класса, повышение в чине и новый фрегат в командование. Командование бригом сдал капитан‑лейтенанту А. Казарскому.

В мае 1829 года кавторанг Стройников вывел свой корабль в район Синопа с задачей возглавить крейсерство небольшого отряда Черноморского флота. 12 мая, на рассвете, вперёдсмотрящие «Рафаила» обнаружили в пяти милях от судна вражескую эскадру.

Фрегат попытался оторваться от противника, но его заметили. Суда, составлявшие авангард турецкого флота, поставили все паруса и устремились в погоню. Ветер ослаб, а турецкие корабли были лучшими«ходоками» при малом ветре. «Рафаил» пытался маневрировать,стараясь дотянуть до темноты, но безуспешно. Вражеские корабли окружили фрегат.

Командир собрал совет. Мнение офицеров было единодушным: принять бой, а когда силы иссякнут,сцепиться с вражеским кораблём и взорвать фрегат. Стройников отправил старшего офицера опросить команду. Вернувшись, тот доложил, что команда «просит не губить их души» и сжечь фрегат не позволит.

Как выяснилось позднее, старший офицер просто обманул командира ‑ экипаж выразил готовность идти за офицерами до конца. В итоге произошло неслыханное ‑ русский корабль спустил флаг перед противником. Турки просто опешили. Офицеров пленённого фрегата перевели на борт флагмана, а сам«Рафаил» под конвоем отправили в Стамбул.

Через два дня выведенный на верхнюю палубу Стройников увидел небольшой русский бриг, пытающийся оторваться от преследования и узнал «Меркурий», которым командовал совсем недавно. Неизвестно, что творилось на душе у офицера, но когда раздались первые выстрелы, он сказал стоящему рядом турку: «Бриг вы, пожалуй, не возьмёте». Подвиг «Меркурия» хорошо известен ‑ крошечный 18-пушечный кораблик под командованием капитан‑лейтенанта А. Казарского отбился от двух тяжёлых судов, нёсших 184 пушки! Известие об этом император Николай I получил вместе с рапортом Стройникова, пересланном из турецкого плена: «...созвал всех штаб ‑ и обер‑офицеров... которые общим согласием положили: обороняться до последней капли крови и... свалиться с неприятелем и взорвать фрегат, но нижние чины... объявили, что фрегат не допустят сжечь... и в 4 часа пополудни фрегат взят неприятельским флотом».

Император был в гневе: «...какими обстоятельствами офицер этот оправдывает позорное пленение судна, ему вверенного, выставляя экипаж онаго воспротивившимся всякой обороне; он считает это достаточным для прикрытия собственного постыдного малодушия, коим обесславлен... флаг Российский».

Далее царь повелел: «...пребываю в надежде, что неустрашимый флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата «Рафаил», не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращён во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить флаг Русский... повелеваю вам предать оный огню».

После войны экипаж «Рафаила» вернулся в Россию. Из двухсот человек нижних чинов в живых осталось только 70 человек ‑ сказались антисанитария, тяжёлые условия плена. Офицеры содержались лучше: только один умер сразу по возвращении из плена. Судебную комиссию возглавил командующий Черноморским флотом адмирал А. Грейг.

Основным документом был Морской устав, составленный Петром I, а он гласил: «В случае бою должен капитан или командующий кораблём не токмо сам мужественно против неприятеля биться, но и людей к тому словами, а паче дая образ собою, побуждать, дабы мужественно бились до последней возможности, и не должен корабля неприятелю отдать, ни в каком случае, под потерянием живота и чести. Буде же офицеры, матросы и солдаты без всякой причины допустят командира своего корабль сдать... тогда офицеры казнены будут смертию, а прочие с жребия десятый повешены...».

На суде выяснился обман, совершённый старшим офицером, но суд не принял во внимание это обстоятельство: всё равно виноват был командир, который лично за всех в ответе. Суд приговорил Стройникова и всех офицеров казнить; лишить жизни также каждого десятого матроса и унтер‑офицера палубной команды. Но адмирал Грейг высказал своё особое мнение: матросы не могут нести ответственность за действия офицеров.

Последнее слово осталось за царём, который смягчил суровый приговор. Стройникова, лишив чинов, наград и дворянства, сослали в Бобруйскую крепость в арестантские роты, через четыре года он был переведён матросом на флот без права выслуги. Офицеров разжаловали в рядовые до выслуги, кроме одного мичмана, который во время встречи с турками находился в кают‑камере. Матросов и унтер‑офицеров простили.

Ходит легенда, что Николай I запретил бывшему командиру фрегата жениться, «дабы трусов не плодить». Но это не более чем досужая сплетня, так как ему к тому времени было уже 49 лет, и у него росли два сына. Николай и Александр Стройниковы служили на Черноморском флоте, храбро сражались в осаждённом Севастополе, оба дослужились до чина контр-адмирала. Преступлением отца их не упрекали.

Отношение к поступку Стройникова всегда было однозначным. Но духовная эрозия подтачивает наше общество. Знаменитый детский писатель Владислав Крапивин, автор книг о чести, достоинстве, подвиге в книге «Бронзовый мальчик», написанной в 1992 году, так говорит устами одного из своих героев: «Стройников ужаснулся, когда понял, что своим приказом к бою он просто‑напросто убьёт две с лишним сотни человек... Конечно, высокая доблесть ‑ взорвать себя, не сдаться врагу. Но мне кажется, Стройников счёл, что есть ещё более высокая доблесть. Пожертвовать своим именем, честью, шпагой, свободой, чтобы спасти других».

И невдомёк известному писателю, что Стройников не собой пожертвовал, а честью Черноморского флота, Русского флага и России. Он обрекал на позорную смерть всех своих офицеров и каждого десятого матроса, и только воля императора спасла их. Благодаря его «доблести» 130 человек сгнили в плену ‑ вот чем обернулось «спасение». В Севастополе стоит памятник с лаконичной надписью «Казарскому. Потомству в пример». Стройникову же больше подходят строки Владимира Высоцкого: «И вовеки веков, и во все времена трус, предатель ‑ всегда презираем».

Фрегат «Рафаил» был включён в состав турецкого флота под именем «Фазли Аллах» ‑ данный Богом. Действительно, кроме Аллаха туркам благодарить в данном случае некого ‑ ни доблесть турецких адмиралов, ни мужество их моряков здесь ни при чём. Не называть же трофей «Малодушие Стройникова».

Турки очень берегли трофей, но в конце концов фрегат вместе с другими турецкими кораблями оказался блокированным в Синопской бухте. Покончив с турецким флагманам, адмирал Нахимов поставил свой флагманский корабль «Императрица Мария» напротив «Фазли Аллаха» и сосредоточенным огнём разнёс его в щепки. В позорной для русского флота странице была поставлена точка. Название «Рафаил» в русском флоте никогда более не встречалось!
Просмотров: 367 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]