Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Среда, 20.11.2019, 15:34
Главная » 2012 » Октябрь » 3 » «ВСЕМ ПАВШИМ — ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ!»
21:18
«ВСЕМ ПАВШИМ — ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ!»


3 ОКТЯБРЯ 1993 генерал Альберт Макашов был в Останкино. Он добивался предоставления эфирного времени, чтобы обратиться к Стране..., чтобы объяснить народу как распродает страну Ельцин, Гайдар, Чубайс..., что стоит за желанием любой ценой разогнать Верховный Совет и Съезд народных депутатов... Эфирное время депутату Макашову обязаны были предоставить по закону, но ... руководство "Останкино" тянуло и тянуло время, дотянуло до вечера, а там началось...



Честно, мне очень тяжело об этом писать - это часть моей жизни. Последний раз в 93-ем я говорила с Макашовым минуты за две, как в двери АСК-3 въехал грузовик... Поздоровались, пожали руки. Он заметил, что группа "Радио парламент" приехала не в самое удачное время, поскольку сейчас начнется... Успела только ответить, что в Верховном Совете уверены, что Останкино уже в руках народа, а нашей группе поручено разъяснить слушателям о ситуации в Москве. Тут посыпалось стекло и грузовик въехал в стену... Началось!



Последнее, что удалось выяснить у Макашова то, что он не знает
о наличии у корпуса, который он штурмовал, другого входа со стороны парка , к которому примыкает школа милиции и откуда спокойно могла поступать живая сила ельциноидов, а главный Останкинский корпус со стороны Останкинского парка имеет множество входов, въездов и выездов для тяжелой техники. Последним сюрпризом для Макашова стало известие, что между корпусами Останкинского комлекса есть подземный проезд, по которому не только что люди ходят, но и грузовики проезжают, так что живую силу обороняющиеся могут перебрасывать под проезжей частью ул.Академика Королева сколько угодно,что они и делали.

Неосведомленность генерала Макашова в организации ОБЪЕКТА - это лучшее свидетельство тому, что никакой штурм ТЦ "Останкино" со стороны Верховного Совета не планировался. Это была засада - тщательно спланированная провокация команды Ельцина. Жертвой которой стали простые граждане, которым надоел воровской режим и лживое освещение событий.



А теперь предлагаем вам оценку случившегося, фрагменты выступлений и интервью самого А.Макашова о событиях
1993 года.

" А то, что я пережил в октябре 93-го, — тоже останется на всю жизнь огромным разочарованием, потому что не пришли к нам те мужички в генеральских лампасах, которые на себе рвали тельняшки за пьяным столом и говорили: “Вы только начните, мы придем”. И рассчитывали: сколько часов идти той части, сколько — этой. Перед октябрем был офицерский съезд в Минске, где я впервые увиделся с Лукашенко, тогда еще рядовым депутатом, познакомился с ним. Да, так встал один полковник из Смоленска и начал обвинять всех генералов, которые там сидели, меня в том числе. Он сказал: “Вы только нас позовите”,— у него даже суточный расчет переходов был. И мы — позвали. Конечно, все явились к Дому Советов защищать не Хасбулатова и Руцкого. Там был удивительный порыв людей, что вот поднимется за ними вся страна — не только те генералы и полковники, что помощь обещали, а вся страна поднимется, и перекроют для Москвы газ, отключат энергоснабжение не только от нашего здания, а по всей Москве, что Москва тоже почувствует свое родство с огромной Россией, которая считает Москву столицей и кормит ее. А поведение генералитета Советской Армии я объясняю обыкновенной физиологической трусостью. Были периоды, когда вроде бы мы к победе приближались — и к Ачалову шли косяком генералы. За должностями. Я уже с иронией спрашивал: “Владик, а этот зачем заходил?” Он отвечал: “Да вот советником просится, когда мы победим”. Никто из них не пришел сам, когда чаша весов колебалась, не привели ни академии своей, ни училища, ни воинской части. Я их могу всех по фамилиям назвать. Сейчас они почти все уволены, и я не знаю сегодня ни одного, который был бы здоров физически, более-менее бодро себя чувствовал. Все тихо спиваются по своим дачам от чувства вины, что они бросили, предали государство, народ, армию и даже свои семьи. Наверное, есть какой-то закон, будто Бог их метит, мужичков этих. Один из них недавно встретился со мной и сначала пошел прямо-таки в атаку: “Вот если бы ты не был с Хасбулатовым, мы бы пришли”. Я ему ответил просто: “Это отговорка. Будь там человек с другой фамилией, была бы та фамилия виновата. Вся вина в твоей личной трусости”. И он отошел от меня. Кто ударился в коммерцию, в торговлю остатками вооружений или техники, но я сейчас ни с кем из них за руку не здороваюсь, потому что было откровенное предательство.

Можно ли было тогда изменить ход событий? Сейчас многие рассуждают так: “Если бы не было третьего октября, не было бы и четвертого, пришла бы какая-то согласительная комиссия — и все было бы нормально”. Нет. Если Ельцин и вся его камарилья пошли на объявление этого указа 1400, они не остановились бы ни третьего, ни четвертого, ни пятого, ни тридцатого. У них была продуманная цель и был план по ликвидации остатков Советской власти, чтобы этим переворотом открыть для государства российского новую, не лучшую страницу в его истории. Никакие переговоры, никакие уступки не могли спасти Советскую власть, а могло ее спасти только всеобщее восстание народа и доблесть военная. Мы ведь тоже знали о многих планах ельцинской стороны,— не от самой верхушки, конечно, но те, кто чином и возрастом помоложе,— они приходили к нам и все рассказывали: кто из искреннего сочувствия, кто на всякий случай, кто в целях дезинформации. Так, сообщили о намерении выкурить Верховный Совет при помощи раздражающих отравляющих веществ. Слава Богу, в подвалах под зданием управления Гражданской обороны мы нашли вполне современные противогазы и раздали их. Следующий план: с толпами войти спецназовцам (те и так ходили, кстати, под видом корреспондентов, журналистов, сочувствующих, под видом патриотов — народу было столько, что нельзя отличить: кто там защитник, а кто враг. Когда я лично пытался навести порядок и определить маршруты движения журналистов, сразу вмешивались депутаты и говорили: “Нет, нам нужно сообщение с миром...” Вообще, роль у меня там была никак не генерал-полковника, а сержанта, разводящего караул. Но и слава Богу! Любая работа, даже самая черновая, — полезна. Другое дело, что организации не было никакой. Мэрию, вообще-то, взял сам народ. Когда эта масса, этот вал народного гнева скатился со Смоленской площади и затопил все вокруг, то Руцкому пришлось просто направить этот поток на ближайшую цель. Там стреляли, ОМОН стрелял, и люди действительно, падали. Но все произошло настолько стремительно, что мы оказались в мэрии за какие-то минуты. Помню, что мне здорово помогал громкоговоритель, матюгальник, который был у меня в руках. Народ мог растерзать всех этих перепуганных чиновников — некоторые буквально наложили в штаны. Там и заместители Лужкова были, но люди вели себя в высшей степени управляемо, хотя, казалось бы, имели право, после десятидневной осады, дать волю своему гневу. А когда целая рота молодых ребят из дивизии Дзержинского перешла на нашу сторону, к сожалению, без оружия — это было прекрасно. Мэрию действительно взял народ. И когда шесть месяцев в Лефортово у меня все время следователи допрашивали: “Кто вас в мэрию послал? Кто вас послал в Останкино?”,— я ничего не отвечал, кроме того, что нас послал народ. Я исписал там шесть страниц, требуя, чтобы вместе со мной допрашивали Ельцина, Грачева, Гайдара и всю эту камарилью. И только на этих условиях соглашался давать показания. Наше дело вели около 200 следователей, их собрали со всей России. 150 томов уголовного дела подготовили эти специалисты, и мне говорили: “Посмотрите эту видеозапись. Требуется, чтобы вы сказали, кто здесь и подписали эту бумагу”. Да, конечно, Останкино... Некоторые говорили о Шаболовке. Но я был на государственной службе. Мне отдали приказ, я — зам. министра обороны, а заместителю положено работать больше других, выполнять самую черновую работу. Я ее и выполнял. Пришел туда хотя бы один батальон, одна рота со знаменем и полевой кухней пришла бы — и “Останкино” было бы наше. А получить эфир на полчаса — этого бы хватило, чтобы поднять Москву и Россию. И не осмелился бы режим Ельцина на бойню... Но со мной было всего шесть человек, с которыми я выскочил из Верховного Совета, где мы находились в одной комнате: вместе спали, вместе обедали и чай пили,— больше людей не было. Говорят, пришла еще группа под названием “Север”, но я о существовании такой группы узнал уже на допросах. Да, грузовик проломил дверь и я воспользовался этим, вошел в вестибюль технического здания, положил автомат у ног и тут увидел направленное на меня оружие. Мне казалось, там не один десяток стволов был, даже дыхание оттуда я слышал — люди были страшно перепуганы, и я начал говорить, так примерно: “Смотрите, это восстал русский народ, и вы обеспечите нам микрофон, экран, и мы скажем...” Здесь у кого-то из молодых, а может, и старых, не выдержали нервы и прогремел первый выстрел, ранили у нас в ногу одного подполковника с Украины, звали его Николай. Тут все и завертелось. Меня мой помощник молодой успел выхватить оттуда. Я даже заметил красное пятнышко лазерного прицела, которое проползло по моей куртке вверх, ко лбу. Расстояние — 15–20 метров. И хотя там был полумрак, я-то стоял на освещенной площадке в вестибюле. Просто чудом я успел схватить свой укороченный автомат, свою “ксюшу”, как говорят бойцы. И каким-то броском оказались мы вне лазерного освещения. Наверное, если бы я погиб (а это должно было произойти), подлецы, которые спрятались тогда, на меня бы все свалили, на мою фамилию. Но то ли к счастью, то ли к сожалению,— не знаю, я остался жив со своими генеральскими лампасами в зоне прицельного огня...

Да, все могло сложиться по-другому, если бы очень многим нашим, в том числе и лидерам, хватило мужества, хватило такого чувства, когда нужно переступить последнюю черту, за которой уже или смерть, или победа.
Просмотров: 648 | Добавил: Тигра | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]