Приветствую Вас Гость | Группа "Гости" | RSS

Количество дней с момента регистрации: . 


Вторник, 12.11.2019, 21:18
Главная » 2012 » Август » 6 » Жуткая правда о Европе
16:45
Жуткая правда о Европе
До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда — она гораздо менее… хм… благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось. К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота — грех, да и холодно — простудиться можно. Горячая же ванна нереальна — дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю — Святой Инквизиции — и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже — колесованием. Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы. Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли. Русские послы при дворе Людовика XIV писали, что их величество «смердит аки дикий зверь». Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто. Если в ХV–ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII–ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры. В те смутные времена уход за телом считался грехом. Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки. Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф. Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX (!) века приходилось уговаривать народ мыться. «Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, — писал Бильц в книге «Новое природное лечение», — После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть…». Доктору мало кто верил… Духи — важное европейское изобретение — появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна — маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами. Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов), после эллиптического тренажера повелел всем придворным душиться . Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд. Первоначально эти «пахучие смеси» были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта. С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев. Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет. После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: «Берегись!» Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы. Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать обосранную вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы. В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду. Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла… диарея. Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев. Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью — чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох. Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью — венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под названием: «Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям», в число которых входит «Молитва при отправлении естественных потребностей». Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль «канализации» и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо. Во Франции кучи дерьма за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже — куча разрослась настолько, что говно стало обратно переваливаться, да и опасно это показалось — вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов. Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно. Вот как, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV–XV вв: средний рост этого средневекового «сердцееда» редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым). Небритое и немытое лицо этого «красавца» было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи. Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком — для дезинфекции. Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше. Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы. Некоторые историки были удивлены, почему солдаты Саллах-ад-Дина так легко находили христианские лагеря. Ответ пришел очень скоро — по запаху. Если в начале средневековья в Европе одним из основных продуктов питания были желуди, которые ели не только простолюдины, но и знать, то впоследствии (в те редкие года, когда не было голода) стол бывал более разнообразным. Модные и дорогие специи использовались не только для демонстрации богатства, они также перекрывали запах, источаемый мясом и другими продуктами. В Испании в средние века женщины, чтобы не завелись вши, часто натирали волосы чесноком. Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы. Сифилис ХVII–XVIII веков стал законодателем мод. Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице. И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы. Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней. Благодаря уничтожению христианами кошек расплодившиеся крысы разнесли по всей Европе чумную блоху, отчего пол-Европы погибло. Спонтанно появилась новая и столь необходимая в тех условиях профессия крысолова. Власть этих людей над крысами объясняли не иначе как данной дьяволом, и потому церковь и инквизиция при каждом удобном случае расправлялись с крысоловами, способствуя таким образом дальнейшему вымиранию своей паствы от голода и чумы. Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля. Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают. Влюбленные трубадуры собирали с себя блох и пересаживали на даму, чтоб кровь смешалась в блохе. Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались. Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов. Кормить собой вшей, как и клопов, считалось «христианским подвигом». Последователи святого Фомы, даже наименее посвященные, готовы были превозносить его грязь и вшей, которых он носил на себе. Искать вшей друг на друге (точно, как обезьяны — этологические корни налицо) — значило высказывать свое расположение. Средневековые вши даже активно участвовали в политике — в городе Гурденбурге (Швеция) обыкновенная вошь (Pediculus) была активным участником выборов мэра города. Претендентами на высокий пост могли быть в то время только люди с окладистыми бородами. Выборы происходили следующим образом. Кандидаты в мэры садились вокруг стола и выкладывали на него свои бороды. Затем специально назначенный человек вбрасывал на середину стола вошь. Избранным мэром считался тот, в чью бороду заползало насекомое. Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия — до половины. Медицинские методы оказания помощи в то время были примитивными и жестокими. Особенно в хирургии. Например, для того, чтобы ампутировать конечность, в качестве «обезболивающего средства» использовался тяжелый деревянный молоток — «киянка», удар которого по голове приводил к потере сознания больного, с другими непредсказуемыми последствиями. Раны прижигали каленым железом, или поливали крутым кипятком или кипящей смолой. Повезло тому, у кого всего лишь геморрой. В средние века его лечили прижиганием раскаленным железом. Это значит — получи огненный штырь в задницу… и — свободен. Здоров. Сифилис обычно лечили ртутью, что, само собой, к благоприятным последствиям привести не могло. Кроме клизм и ртути основным универсальным методом, которым лечили всех подряд, являлось кровопускание. Болезни считались насланными дьяволом и подлежали изгнанию — «зло должно выйти наружу». У истоков кровавого поверья стояли монахи — «отворители крови». Кровь пускали всем — для лечения, как средство борьбы с половым влечением, и вообще без повода — по календарю. «Монахи чувствовали себя знатоками в искусстве врачевания и с полным правом давали рекомендации». Основная проблема была в самой порочной логике такого лечения — если улучшение у больного не наступало, то вывод делался только один — крови выпустили слишком мало. И выпускали еще и еще, пока больной от потери крови не умирал. Кровопускание, как излюбленный метод лечения всех болезней, унесло, вероятно, жизней не менее чем чума. Была в средневековой Европе и хирургия. Даже если хирург научился резать быстро — а к этому они и стремились, памятуя Гиппократа: «Причиняющее боль должно быть в них наиболее короткое время, а это будет, когда сечение выполняется скоро» — то из-за отсутствия обезболивания даже виртуозная техника хирурга выручала лишь в редких случаях. В Древнем Египте попытки обезболивания делались уже в V-III тысячелетиях до н. э.. Анестезия в Древней Греции и Риме, в Древнем Китае и Индии осуществлялась с использованием настоек мандрагоры, белладонны, опия и т. п., в ХV-ХIII веках до н. э. для этой цели был впервые применен алкоголь. Но в христианской Европе обо всем этом — благодаря внедрённому иудо-христианству — позабыли. Широко распространяются в средневековье лекарства из трупов и размолотых костей. Гарманн приводит также рецепт «божественной воды», названной так за свои чудесные свойства: берется целиком труп человека, отличавшегося при жизни добрым здоровьем, но умершего насильственной смертью; мясо, кости и внутренности разрезаются на мелкие кусочки; все смешивается и с помощью перегонки превращается в жидкость. Нарочитое пренебрежение к смерти и презрение к земной жизни проявилось в таком явлении, как мода на человеческие черепа. Историк Рат-Вег поражался такому обычаю, широко распространенном в Европе еще в 18-ом веке: «Трудно представить, что человеческий череп когда-то был предметом моды. Ненормальная мода родилась в Париже в 1751 году. Знатные дамы устанавливали череп на туалетный столик, украшали его разноцветными лентами, устанавливали в него горящую свечу и временами погружались в благоговейное созерцание». Но удивляться тут особенно нечему — у такого отношения к человеческим останкам глубокие корни. Иудо-христианство целое тысячелетие насаждали культ поклонения мощам. Как известно, первые христиане жили в катакомбах в окружении трупов. Для языческой культуры это было неприемлемым явлением. Евнапий из Сард в IV веке описывал осквернение христианами языческого храма Сераписа: «они привели в это священное место так называемых монахов, которые имеют хотя человеческий образ, но… собирают кости и черепа людей, уличенных в преступлениях и казненных по приговору суда, выдают их за богов и повергаются ниц перед ними». Этим культом мертвых тел, а также культом евхаристии, Церковь добилась того, что народ в Европе еще в 17-ом веке свято верил, что истертые в порошок черепа и костяшки пальцев очень полезны для здоровья. Из обожженных костей счастливых супругов или страстных любовников приготовляли возбуждающий любовный напиток. Выражение «переплет из человеческой кожи» скорее вызовет ассоциации только с пропагандистскими байками вроде «абажуров из кожи в Бухенвальде» и «мыла из евреев». Но если на пресловутые абажуры посмотреть нигде не получится ввиду их отсутствия, то прототипы этого «навета» вполне реальны. Книг, переплетенных в человеческую кожу, в библиотеках достаточно. Книги или пергамент, обернутые в человеческую кожу, появились в средневековье, когда стало широко практиковаться дубление человеческой кожи (и сохранение других частей тела). Эти книги до нас не дошли, хотя есть некоторые исторические сообщения касательно Библии XIII-ого века и текста Decretals (Католическое церковное право), написанных на человеческой коже. Среди других переплетенных в человеческую кожу документов — копия Прав Человека и нескольких копий французской Конституции 1793 г. Великий инквизитор Испании Томас де Торквемада (1420–1498), широко прославившийся своей священной борьбой с еретиками, стал своеобразным «лицом Инквизиции», наряду с Крамером и Шпренгером. Торквемада с истинно христианским человеколюбием сжег на кострах 10 220 человек. Гораздо меньше известно другое — сколько человеческого материала «врагов народа» было использовано более рационально. Сжигание заживо эмоционально заслоняет от нас куда большее количество «общественно полезных» приговоров образовавшейся в Испании «экономической инквизиции». Например, тем же Торквемадой к ссылке на галеры было приговорено 97 371 человек. Именно на галерах должны были эти еретики искупать свою вину перед Господом. Томас Торквемада был духовником инфанты Изабеллы Кастильской (той самой, которая гордилась тем, что мылась два раза в жизни). В отношении «истинных» врагов Церкви (то есть, например, тех, кто отказывался признать свою вину или посмел не «заложить» свою семью, родственников и друзей) Инквизиция была непримирима — только костер. У остальных еретиков всегда был выбор: быстрая смерть в огне (тогда еще быстрая — сожжение на сырых дровах иудо-христиане придумают позже) или галеры. Ссылка на галеры фактически являлась той же смертной казнью, только отложенной — большинство приговоренных к пожизненной каторге не доживало даже до окончания второго года заключения. Д. Панкратов Людоедство в Европе Ритуальное и вынужденное людоедство было распространено в глухих уголках Ирландии, Шотландии, Далмации, Испании, Сицилии, Сардинии, Корсики, Скандинавии, Южной Франции, Южной Чехии. В истории России и сопредельных земель признаков массового ритуального каннибализма не зафиксировано вообще… … Однако и в наши дни нет-нет, а доходят до нас сообщения о случаях каннибализма, причем во вполне цивилизованных обществах. В начале января из Франции пришла ужасающая новость. В тюрьме города Руан произошло ЧП: между двумя сокамерниками началась ссора, затем один преступник убил и, как выяснилось в дальнейшем, съел сердце своего сокамерника. На следующее утро охранники обнаружили тело со вскрытой грудной клеткой… … В прессе иногда появляются сообщения о случаях ритуального каннибализма в странах Европы и в США, якобы практикующихся в ряде тайных обществ элитарного типа. Но пока эти сведения можно отнести лишь к непроверенным слухам… Из истории медицины известно, что огромный спрос на рынке лекарств был на мумиё — вещество из египетских мумий. Пётр Элебрахт, известный исследователь египетской культуры, уверено утверждал, что одной из причин разграбления пирамид и других египетских захоронений было именно мумиё. В лечебных целях сначала использовали ткань, в которую были обернуты покойники, а потом стали использовать и сами тела. Высохшие тела, кости мололи в порошок и потом выгодно продавали в разные места Евразии. По сообщению лекаря Абд-эль-Лятифа (1200 г.), мумиё, полученное из трёх человеческих черепов, продавали за полдирхема. По тем временам это большие деньги (дирхем — это серебряная монета весом в 297 грамм). В те времена многие высокопоставленные вельможи считали необходимым всегда иметь с собой кожаный мешочек с мумиё. Этому порошку приписывали и другие особые свойства. Король Англии Карл Второй, к примеру, втирал этот порошок себе в кожу и уверял всех, и сам верил, что этот порошок сделает его таким великим правителем, какими были древние фараоны. А поскольку в те времена жиды вышли на первое место в мировой торговле, а также весьма преуспели в медицине и изготовлении лекарств, то — естественно — жиды не могли пропустить большие деньги мимо своих жадных, цепких рук. Жиды Каира и Александрии весьма стимулировали чудовищный грабёж египетских усыпальниц. Они нанимали толпы бедных и тупых египетских крестьян и люмпенов-отморозков для раскопки могил. Но скоро сырьё из египетских могил уже не могло удовлетворить жидовские аппетиты. Спрос же на мумиё продолжал расти. Тогда жиды и набросились на кости христианских богомольцев, которые погибли в Сахаре. Кости богомольцев особенно ценились, ведь это были очень набожные христиане, христиане первого сорта, и их кости старательно искали в горячих песках. Но спрос на мумиё продолжал увеличиваться, и в 14-ом веке жиды для изготовления мумиё стали использовать уже свежие трупы казнённых преступников и умерших людей. А так как в христианской Европе жили преимущественно христиане, то основным сырьём для производства мумиё в подпольных жидовских фармацевтических предприятиях, естественно, были трупы христиан. Тёмными ночами сами жиды или нанятые ими могилокопатели из христиан-отморозков раскапывали свежие могилы на кладбищах, вскрывали гробы, доставали христианских покойников, запихивали покойников в большие мешки и быстро увозили на тайные жидовские склады. Но люди с большими мешками на ночных улицах могли вызвать подозрение, поэтому могилокопатели часто уже на кладбищах расчленяли христианских покойников на куски, а затем уже в небольших мешках и сумках тащили куски покойников на жидовские склады. На продажу шла потом и одежда покойников. На подпольных жидовских фармацевтических предприятиях христианских покойников жиды вываривали в котлах до тех пор, пока мясо не отделялось от костей. Маслянистая жидкость отводилась от котла по специальной системе трубок и разливалась в склянки, которые жиды-производители продавали жидам-аптекарям, жидам-врачам и жидам-купцам, а они уже продавали это «мумие» богатым христианам за большие деньги. Продолжали изготовлять жиды и порошок из костей. Применялись и другие технологии. Жиды вымачивали христианских покойников в оливковом масле (это масло жиды потом тоже продавали как лекарство, особенно как противоядие от укусов змеи), выдерживали покойников несколько дней в винном спирте, сушили потом на огне можжевельника и т. д.. Жидовский бизнес на мертвечине всё более расширялся. Наживались огромные состояния. Как сырьё жиды, естественно, использовали и рабов. В 1564 году французский врач Ги Де Лафонтен из Наварры писал, что на складе одного из торговцев мумиё в Александрии были обнаружены груды тел рабов, предназначенных для переработки в «жидовское мумиё». Рабы были, конечно, лучшим сырьём, чем покойники с кладбищ, так как это сырьё не портилось, их можно было убивать по мере надобности. Учёт рабов власти тогда не вели, и перерабатывать рабов, в том числе и христианских, на мумиё было безопасно. А так как жиды занимали тогда первое место в работорговле, дефицита в «сырье» никогда не было. Понятно, что раввины-талмудисты производство мумиё из христианских трупов не запрещали. Ну а так как производство мумиё на подпольных жидовских фармацевтических предприятиях было основано на «очень грязной технологии», тысячи христиан, принимавшие «жидовское мумиё» в надежде излечиться, умерли от трупного яда. Жидов-фармацевтов, жидов-торговцев и жидов-врачей иногда судили, но чаще они уходили, как обычно, от наказания, подкупая гоев-следователей и гоев-судей. Но иногда продавцов трупного мумиё всё же наказывали. «Ещё при жизни Сигизмуда, — писал русский историк Соловьёв, — жиды брестские были выгнаны из Москвы и товары их сожжены за то, что они привозили продавать (русским) мумею». По указке жидов этот польский король настойчиво просил Ивана Грозного допустить жидов торговать в Московской Руси. На это Иван Грозный жестко ответил, что в своей стране он жидов видеть не желает, так как жиды «отравленное зелье нам привозили», за что и были выгнаны. Для полноты образа жида-аптекаря и жида-врача добавлю ещё о человеческих костях и человеческих трупах. Цитирую ещё раз проф. Штрака: «Испанские евреи приготовляют целебное средство из порошка, получаемого из костей, которые они находят в песке пустыни. Обычно это кости богомольцев, которым самум вырыл могилу в жгучих песках пустыни. Собранные кости перемалывают и продают в аптеки. Порошок подсыпают в мёд, который понемногу дают пить больному, предварительно омыв его и обернув в белое полотно» (Штрак, стр. 122). О чьих костях речь? О костях еврейских богомольцев? Но таких не было. Значит жиды мололи в порошок кости христианских и мусульманских богомольцев, которые погибали на пути на святые места в Палестину и Аравию или на обратном пути. А. Глазунов «Жидовская жуть»
Просмотров: 619 | Добавил: владимир | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]